ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

Так что же – орден тамплиеров был сознательно ограниченным сообществом кладоискателей? Но кто, столь сведующий в тайнах Храма, послал их?

Тамплиеров, равно как и написавшего их устав цистерианского монаха Бернара протежировал граф Гуго Шампанский. Некоторые исследователи утверждают, будто и он относился к роду Меровингов. Именно граф мог сообщить храмовникам семейную тайну сокровищ. И, кажется, через девять лет поисков они были найдены!

Неожиданно – о чудо! – бедные храмовники и стоявшие на пороге краха цистерианцы – одновременно – получают как бы второе дыхание. Тамплиеры строят на Святой Земле несколько крепостей. Бернар (позднее его канонизирует католическая церковь) основывает 69 (!) аббатств.

Но откуда взялись средства? Возможно, это был гонорар за найденные сокровища?

Укрепление Иерусалима требовало денег. И тут его король Бодуэн I, якобы также потомок Меровингов, получает золото. Но главное – документы, подтверждающие его священную власть.

Согласно этой логике, и сами крестовые походы были организованы, чтобы вернуть трон, утерянный за тысячу лет до этого.

Могло ли все это быть на самом деле? И только ли праздная игра ума заставляет синтезировать такие легенды?

Представьте: миллионы людей, веками увлекаемые идеальной мотивацией к неведомой им тайной цели!

Энтузиасты устремляются в крестовые походы и прокладывают дорогу к власти незримым владыкам.

Возбужденные простаки скачут за Чашей Грааля, и их руками убирают конкурентов в борьбе за троны.

Все новые богоискатели открывают пророков, и, вызывая массовые психозы, обрушивают монолиты устоев.

* * *

Вскоре храмовники стали главной ударной силой в сражениях с сарацинами.

Однако постепенно рыцарский дух начал вытесняться иными соображениями. В 1148 из-за измены тамплиеров был потерян Дамаск. Укрывшегося у храмовников египетского христианского принца за 60 тысяч золотых выдали врагу.

В 1166 году двенадцать членов ордена были повешены за непонятную сдачу крепости на Иордане.

Странно: чем больше было военных поражений, тем сильнее богател орден. Когда в 1250 году Людовик IX Святой попал в плен к сарацинам, за него потребовали невероятный по тем временам выкуп в 25 тысяч ливров золотом. Ни одно государство Европы не смогло собрать таких денег в нужный срок. Тогда обратились к храмовникам. Их казначей – даже не в парижском центре, а в Аккре, – поторговавшись немного для виду, выложил всю сумму…

В 1290 году пал Иерусалим.

«Бедные рыцари» перебрались на Кипр. Они купили его у Ричарда Львиное Сердце за 100 000 византийских золотых – баснословное по тем временам богатство.

Затем орден обосновался на континенте. Здесь только число рыцарей превысило 15 тысяч. На Ближнем Востоке и в Западной Европе укрепилось пять тысяч командорств.

Они являлись не только крепостями, но и ячейками финансовой сети. Именно тамплиеры изобрели векселя. По ним можно было получить требуемую сумму в любом месте.

Но как орден рос численно? Ведь храмовники приняли обет безбрачия. Они не могли пополнять ряды своими сыновьями.

Автор устава святой Бернар был прозорлив! Получив белый плащ, посвященный узнавал, что вместе с ним тамплиерами становились все его родственники. А ведь древние аристократические рода охватывали своими генеалогическими древами многие страны.

Устав тамплиеров служил основой для создания сверхнационального сообщества. Возможно, это был первый проект Единой Европы. Причем, и экономически, и политически более централизованной, чем Священная Римская империя.

Вот каковы оказались масштабы храма, воздвигаемого храмовниками! После неудачи в Иерусалиме они вознамерились восстановить державу в пределах владений Меровингов.

* * *

И второе, особое качество ордена проистекало из его устава. Он разрешал рыцарям контакты даже с отлученными от Церкви, даже с преступниками… Ради спасения заблудших.

Это проявилось во время гонений инквизиции на еретиков-катаров. Парадокс: многие из них вступили в орден, находившийся в прямом подчинении папе римскому!

Старинное правило подобных гностических сект звучало так:

«Juna, pardjura, jecreta prodere nali» – «Давай клятвы, делайся клятвопреступником, лишь бы только не выдал секрета».

В чем же был секрет? Что столь тщательно держалось в тайне от добропорядочного христианского сознания?

Представления о мироздании катаров, манихеев, богомилов и им подобных отталкивались от видимых несовершенств нашего мира. Задавался вопрос: разве мог все это создать Всеблагой Бог? Ответ звучал так: нет, Высшее Божество чуждо всего материального. Мир же этот создан низшим, злым богом. И если хочешь успеха здесь и сейчас, поклонись ему, Люциферу. Не такова ли основа формирования «религии материализма»?! Той религии, что вдохновляла и вдохновляет многих – от преуспевших на финансовом поприще тамплиеров до экономических вампиров наших дней.(З).

Исследователи утверждают, что большое влияние на идеи катаров оказали евреи, чрезвычайно плотно селившиеся на юге Франции. По соседству, в захваченной сарацинами части Пиренейского полуострова, они контролировали практически всю экономическую жизнь. Поэтому катарская ересь, оттянувшая на себя значительные силы крестоносцев, была на руку и палестинским сарацинам, и их еврейским финансовым мешкам. (4).

Когда после разгрома ереси граф Раймонд Тулузский и тринадцать баронов, обнаженные по пояс, каялись в грехах на эшафоте, одним из обязательств было удалить всех евреев и впредь не допускать их к делам управления.

…Храмовников связывали с катарами особые отношения. Так возникла версия: сокровища из Иерусалима рыцари спрятали в одном из замков еретиков в Южной Франции. Запомним и это предположение.

Орден общался с наиболее сомнительными сообществами своего времени. В том числе – с персидскими ассасинами. (Название происходит от слова «гашиш»). В этой мистической секте исмаилитского толка предпринимались наркотические экспресс-путешествия в «рай» и обратно. Ради возможности повторить свой полет сектанты выполняли любые приказы повелителей. Не случайно от «ассасин» происходит современное французское слово '"убийца"… На высшей стадии посвящения ассасин узнавал, что между адом и раем, добром и злом разницы нет…

Попавшие на культурный Восток неотесанные европейские рыцари, конечно же, подпали под обаяние зла – изощренных мистических построений. Причем, они впитывали идеи самых различных сект и оккультных течений. И в этом орден Храма стал предтечей современного масонства, о котором говорят, что на его алтаре – дары всех религий и культов мира.

Увы, перед ересями и псевдомистической мешаниной наши современники зачастую оказываются еще менее защищенными, чем рыцари Средневековья. Ведь многие не имеют ни малейшего представления о духовной истории человечества.

И вновь мы наблюдаем глобальный масштаб связей подозрительных сообществ. Словно воронье кружат они над человеком, утерявшим духовный центр. Кружат, ибо знают: потенциал веры даже в унылом материалисте – колоссален.

Веротерпимость храмовников граничила с богоборчеством. Это обстоятельство еще припомнят ордену! В отличие от наших «просвещенных» времен, когда откровенный сатанизм безнаказанно угрожает человечеству, в «мрачном» Средневековье существовала сила, стремившаяся не допустить утраты духовных ориентиров. Святая инквизиция! Ее костры порой весьма своевременно напоминали легкомысленному человеку об адском пламени! (5).

* * *

Меж тем влияние тамплиеров росло. Возможно, они первыми провозгласили лозунг «дранк нах остен» – похода на Восток. Идея католизации славян и греков всегда была близка Риму. И вот – под его покровительством – веротерпимые к еретикам тамплиеры включились в беспощадную борьбу с Православием. (6).

Через сохранившиеся на Востоке связи, пишет исследователь Лоллий Замойский, рыцари даже пытались направить на Русь воевавшего в Средней Азии Чингисхана. Интересно: его черно-белый штандарт удивительно походил на тамплиерский.

3
{"b":"327","o":1}