ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эрхегорд. Сумеречный город
Девушка с глазами цвета неба
Магическая академия строгого режима
Игра в сумерках
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Семья мадам Тюссо
Самый желанный мужчина
Содержание  
A
A

Это география поиска. Но у него есть и своя хронология. Где-то во второй половине 80-х техника пересадок была доведена до высокого уровня, и появилась проблема широкомасштабного донорства. Значит, под прицел попадают Латинская Америка, Индия, возможно, Африка конца 80-х.

Это предположение подтверждает один любопытный документ. Анализ мировой прессы по проблемам черного рынка трансплантантов. Он подготовлен в марте 1988 году для Конгресса США. Вместе с комментарием, в котором авторы пытаются отделить подлинные факты от дезинформации, интересующие нас вопросы занимают 17 страниц текста. Здесь приводятся 77 публикаций за 1987 и начало 1988 года.

Берем несколько примеров наугад.

23 июля 1987 года. Сообщение Европейского парламента. В докладе одной из его комиссий указываются факты пересадок органов в Европе, когда использовались детские трансплантанты, доставленные из Латинской Америки.

6 октября 1987 года. Представитель Дании в Совете Европы приводит дополнительные данные об использовании детских органов.

17 ноября 1987 года. Голландская газета «Volkskrant». В статье британского профессора МакМастерса сообщается о черном рынке детских трансплантантов в Индии и Центральной Америке.

24 января 1988 года. Газета «El Grafiko» в Гватемале. В статье сообщается об аресте двух израильтян, торговавших детскими органами для нужд трансплантации в США и Израиле…

О ряде случаев из этого перечня, который не стоит продолжать, рассказывалось в фильме Би-Би-Си. Его автор, англичанин Брюс Харрис, с которым мы встречались в Москве, заснял много интересного. И малыша из Гондураса, похищение которого не удалось; и плачущих родителей жертв преступного бизнеса; и рассказ гватемальского полицейского о том, как выгодна такая деятельность мафии; и психиатрическую клинику в Аргентине, где некий доктор Санчес поставил изъятие органов у беззащитных пациентов на поток.

Итак, в конце 80-х положение в странах третьего мира оказалось худо-бедно под контролем прессы и общественности. Но к этому времени сложилась еще одна – колоссальная – зона нестабильности. И рациональное сознание каких-то очень деловых людей указало на восток. В сторону нашей с вами страны! Начался еще один – незримый – «дранк нах остен».

Уловив потенциальные масштабы бизнеса, многие как с ума посходили! По данным А.Мироненко, помимо сугубо медицинских организаций, в 1990 году свое намерение поставлять органы за рубеж выразили «Воркутауголь», «Нефтехимэкспорт», «Минсквнештранс», «Воркутаиндастриз», «Экспортлес» и т. д.

Изменение конъюнктуры отразилось и еще в одном проекте. В августе 1991 года был подписан договор об учреждении в Москве филиала Всемирного центра по трансплантации органов детям. В его создании принимало участие множество партнеров, в том числе и фонд с трогательным названием «Счастливое детство». С американской стороны договор подписал некий пожилой джентльмен – Марк А.Крокер.

Остальные филиалы Всемирного центра находятся в Бразилии, Коста-Рике, Колумбии, Мексике. И вот в этот замечательный ряд встала Россия. Страна, где ежегодно в приемники-распределители попадают десятки тысяч беспризорных детей и рождается 120 тысяч малышей с серьезными психическими и физическими отклонениями.

Чье же «счастливое детство» имели в виду устроители центра? Расследование, начавшееся в Безбожном переулке, подбрасывает все новые вопросы. Страшные вопросы о нашем безбожном времени.

* * *

А. Мироненко раскладывает на столе документы. Большой интерес проявила к российским органам для пересадки турецкая фирма «Догуш». Законодательство этой страны запрещает трансплантацию, однако мусульмане тоже хотят жить… И вот начальник Главного медицинского управления Мосгорисполкома Р.Ануфриев письмом N 3.16 от 9 августа 1991 года сообщает в исполком Моссовета о выделении под контракт с турками больничных коек.

Тремя неделями позже заключается договор N 30. Его основными партнерами стали английская фирма «Bellbird Holdings Limited» и акционерное общество «Медицина». Пунктом 6.2.2. оговаривается стоимость пересадки почки. В течение первых двух месяцев деятельности она составляет 8 тысяч долларов. Второй пункт этого договора предусматривает не только организацию операций в Москве, но и передачу органов сторонним организациям. Причем, на условиях, которые должны быть сформулированы отдельными документами.

А вот агентское соглашение N 1 от 30 октября 1990 года. Партнерами стали институт трансплантологии и искусственных органов в Москве и итальянская фирма «INTRA s.n.c.» в Турине. Пункт 3.11. подчеркивает конфиденциальность всей производственной и коммерческой информации. Однако из приложения к соглашению мы узнаем стоимость пересадки почки – 50 тысяч долларов. Документ подписан академиком В.Шумаковым и директором фирмы Марконе Терцаго.

26 ноября 1990 года был оформлен контракт названного института с конкретным заказчиком – гражданином Италии Эннио Манка. Комплекс услуг по пересадке почки обошелся ему в 120 тысяч немецких марок. Пункт 6.4. предусматривает возможные разногласия партнеров: «Обращение в суды общей юрисдикции и в ведомственные управления считаются недопустимыми».

Откуда такая секретность? Обратите внимание: во всех названных документах цены «пляшут». Пересадка почки стоит то восемь тысяч долларов, то пятьдесят. Не означает ли это, что за основу берется не стабильная себестоимость необходимых манипуляций, а изменяющаяся рыночная цена самого органа? Трудно сказать! Подчеркнем лишь, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) во избежании возможных злоупотреблений признает коммерциализацию трансплантологии недопустимой.

Однозначную оценку всем этим бумагам дал в свое время заведующий Государственно-правовым отделом Моссовета Г.М.Провоторский: «…договор N 30 от 24.08.1991 г., агентское соглашение N 1 от 30.10. 1991 г., контракт N 01/90 от 26.11.90 г. носят коммерческий характер и направлены на получение дохода в СКВ».

Решение Моссовета от февраля 1992 года: «…3.1. На основании ст. 76 и п. 2 Закона РСФСР „О местном самоуправлении в РСФСР“ предъявлять в суды исковые требования о признании недействительными договоров и контрактов, нарушающих права и интересы граждан…» Называется решение «О фактах коммерческой деятельности в области трансплантации человеческих органов».

Академик В.Шумаков так комментировал тогда подобные оценки: «Некоторыми дилетантами вокруг наших контрактов был поднят шум. Это создало трудности в подборе органов. Если раньше мы удовлетворяли потребности в пересадках почек на 80 процентов, то теперь этот показатель резко снизился. Не стоит забывать: валюта, полученная за обслуживание двух иностранцев, позволяет нам сделать операции десяти россиянам. Сейчас же наши зарубежные связи сократились».

В последнее время трансплантологи, надо полагать, вздохнули с облегчением. Где он теперь, этот Моссовет!? Зато в решении московских властей о структурной перестройке медицинских учреждений как бы мимоходом говорится о праве устанавливать цены на трансплантанты. И это после всех рекомендаций ВОЗ и законов о недопустимости коммерциализации отрасли! Датирован сей документ 8 августа 1994 года.

Немного раньше, в феврале 1994 года, тогдашнему министру здравоохранения Э.Нечаеву пришло письмо из американского управления продовольствия и лекарств (FDA), которое вообще не требует комментариев: «В процессе нашего ознакомления с несколькими американскими фирмами и поставщиками тканей человека, предназначенных для трансплантации, FDA стали известны несколько международных источников поступления тканей человека. Некоторые из этих источников расположены в Российской Федерации (в представленном списке на первом месте стоит, кстати, институт имени Склифосовского – Ю.В.)… Я обратился в Министерство здравоохранения и медицинской промышленности с просьбой организовать визиты представителей FDA в учреждения и институты России, которые могли бы поставлять человеческие ткани в США».

* * *
46
{"b":"327","o":1}