ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Русский философ Иван Александрович Ильин делал вывод: «Итак, спасение России – в воспитании и укреплении русского национального рыцарства… Рыцарский дух; рыцарская дисциплина; рыцарское единение; рыцарская борьба.»

И. А.Ильин также писал, что очагами русской национально-духовной силы станут в будущем «патриотически-орденские организации религиозного и светского характера.»

Их создание началось в среде белой эмиграции. В Праге русское сокольство «уподобляется в идейном смысле рыцарскому ордену в условиях нашего времени, где люди связаны между собой узами братства, дисциплины и клятвенным обещанием служить своему народу, а через него – славянству и человечеству.»

Евразиец Н.П.Алексеев так оценивает себя и своих соратников:

"По духу своему мы, пожалуй, первый тип русского ордена. "Орденская идея лежала в основе Национальной Организации Витязей, существующей и поныне в Русском Зарубежье и в России…

Теперь вновь обратимся к нашим временам. Иногда приходится удивляться вот чему. Таинственная связь внешне не связанных событий; мистическая синхронность разнообразных происшествий; наконец, возникновение ситуаций, которых по всей логике вообще не могло возникнуть, – все это предполагает наличие мощных незримых субъектов коллективной воли. Судить о них можно лишь по тому неожиданному изменению траектории известных нам процессов, явно испытывающих влияние каких-то весьма крупных тел. Словно невидимых звезд, вычислить существование которых астрономы могут лишь математически. Речь о структурах, наподобие нашей.

Их деятельность направлена, в частности, в неуловимую для многих сферу «войны символов». Чрезвычайно важно подавление масонских идеологем, которые стали образом массового мышления. Ведь формула «свобода, равенство, братство» выползла из лож. Однако вместо нее уже выдвигается священная триада: «Православие, Самодержавие, Народность».

Итак, на священной для русских Красной площади восстановлены символы государственного величия и духовной необоримости: Казанский Собор, Воскресенские ворота, Иверская часовня! В Покровском соборе возобновлена церковная служба.

Несмотря на бешеное противодействие грядет церковное прославление семьи Императора Всероссийского Николая Александровича. Но главное значение для грядущих судеб страны имеет возобновление церковной службы в Успенском Соборе Московского Кремля, чей алтарь есть и пребудет мистическим центром России. И свидетельство милости Божьей к стране Российской, Пречистый образ Богородицы Владимирской – вновь с молящимися в Соборе Успенском.

Вопреки явному нежеланию подавляющего большинства ельцинской политической верхушки возвращен бело-сине-красный флаг. Гербом России вновь стал священный двухглавый орел. Случайно ли цвет орла и поля взят из древнейших византийских манускриптов и с фресок домонгольской Руси: золото на багрянце? Уже не думаем ли мы, что обкомовские птахи сами выбрали себе этот символ?

Некоторые считают, что избрание подобной символики – сознательное стремление демократического истэблишмента паразитировать на священном. Однако не все так просто. Многие помнят как возмущал бело-сине-красный флаг верховную жрицу наших демократов Елену Боннер. Однако сигнал, данный ею для «своих», не сработал. Единственное, они попытались навязать трактовку цветов флага на французский манер: свобода, равенство, братство. Но все тщетно! Многие соотечественники наши знают, что три полосы флага выражали и выражают, по словам святого старца Феофана Затворника, священную трехсоставную идею нашей государственности: Православие, Самодержавие, Народность.

Дальше – больше. Наличном штандарте президента России появляется золотой двухглавый орел – символ Царя Московского.

Кто назовет цепь этих событий случайной!? Не увидим ли мы в названных и многих других «случайностях» мудрую и незаметную деятельность очень влиятельных сил, организованных православных структур российского, а возможно, и международного масштаба.

Это те, кто незримо для нас влияет на духовную, политическую и экономическую жизнь России. Естественно, для читателей «Московского комсомольца» такой вывод может показаться надуманным или даже сознательным блефом. Однако для нашего братства, некоторые члены которого, мы знаем, уже немало сделали на названном поприще, подобный вывод не удивителен.

Да, вопреки патриотическому пессимизму, есть основания полагать наличие православных, монархических организаций, бесконечно далеких от профанических монархистов – зримых и политически ангажированных.

Итак, русская элита будет формироваться в орденских организациях, православных братствах. Безусловно, они смогут возникнуть и в среде все еще хаотического казачества, в рядах русской армии, веками воспитывавшей рыцарей воли и духа в любых условиях, при любых режимах власти.

И. А.Ильин считал, что спасителями России, носителями ее древлеправославного духа станут монах и солдат, люди духа и воли. Россия более двух третей своей истории провела в войнах. Глубинное подсознательное нации, ее архетипы находят выражение в ее символике. От национального герба до детских игр – все проникнуто воинскими знаками. Икона XVI века «Церковь воинствующая», изображающая ангельское воинство в одном строю с православными витязями – являет собой зримое выражение духовной основы бранной жизни русского человека.

Кстати, наши конспирологические изыскания позволяют говорить о суборденской структуре, тайно сформированной в свое время в недрах Генерального штаба военным министром генерал-фельдмаршалом Д.А.Милютиным. Ее формальным прикрытием, судя по всему, стало учреждение в Академии Генштаба третьего курса. На него зачислялись лишь лица, добившиеся во время обучения на двух предыдущих курсах исключительных успехов. К сожалению, со смертью в 1912 году Д.А.Милютина названное сообщество во многом утратило свое незримое влияние…

Нынешний развал армии, поругание воинской чести и доблести принесли неожиданные, но закономерные плоды. Молодежь, не желающая идти в армию, охотно пополняет бандитские формирования, где ношение оружия, строгая дисциплина и иерархия являет собой ни что иное, как криминальную подмену армейских структур. Эксплуатируя подсознательную тягу к героической жизни, полной воинской атрибутики, группировки усиленно используют и символизм «братских» псевдоорденских отношений. Отсюда самоидентификация – братва, братки.

Только повышение статуса офицера приведет к оттоку молодежи из криминальных структур, создаст канал притока новых поколений в армию. Без ее возрождения – великой и уважаемой – мы не сможем возродить России, не сможем воспитывать мужчин, а не бандитов.

Формирование православных рыцарских дружин потребует творчества исключительно в рамках национальной традиции. Оглядка на Запад, слепое копирование средневековых рыцарских институтов Россию не спасут.

Ордена должны подготовить и иерархическую опору грядущему трону. К.Леонтьев писал: "Для того же, чтобы эта царская власть была сильна, не только не нужно, чтобы она опиралась прямо и непосредственно на простонародные толпы, своекорыстные, глупые, страстные, подвижные, легко развратимые; но напротив того – необходимо, чтобы между этими толпами и Престолом Царским возвышались прочные сословные ступени; необходимы боковые опоры для здания долговечного монархизма… Сами сословия или, точнее, сама неравноправность людей и классов важнее для государства, чем монархия… Вот прямая и откровенная постановка государственного дела, без всяких лжегуманных жеманств…

Счастливо и не совсем еще дряхло то государство, где народные толпы еще могут терпеливо сносить неравноправность строя."

Необходимо новое дворянство. Кровная аристократия в парижах являет в большинстве своем жалкое зрелище. На теплых диванах западного комфорта – и телесного, и душевного – из крови испарилось все русское. Покупка дворянских титулов богатеями в России (в частности, у Джуны) или выстраивание иерархии в зависимости от толщины кошелька еще более смешны.

87
{"b":"327","o":1}