ЛитМир - Электронная Библиотека

Андрей Егоров, Евгений Гаркушев

Межпланетная банда

Жалость человека к человеку унижает коска.

На астероиде горбом сыт не будешь.

Пусть лошадь думает: у нее голова большая.

Пусть андроид работает: он железный.

На астероиде день за два.

Тех, кто меньше и слабей, не задумываясь, бей.

Кто мне поверит, тот и дня не проживет.

На астероиде хавальник не разевай – последнюю рубашку уведут.

Хорошо смеется тот, кто сильнее.

За одного небитого коска двух битых дают с довеском пайки.

Поговорки косков (тюремный фольклор астероидов)

Глава первая

ДИАНА

Космический лайнер мелко подрагивал, разворачиваясь в поле тяготения Юпитера. До Земли оставались считаные астроединицы, и настроение у пассажиров установилось самое приподнятое – даже у бедолаг, путешествующих третьим классом, на нижней палубе.

– Шампанского! – дикий рев толстого землянина заставил стюардессу вздрогнуть.

– Три рубля бутылка, – рыкнула могучая рангунша, стараясь интонациями басовитого голоса передать все свое негодование. В общем салоне третьего класса дежурили, как правило, представительницы этой галактической расы – многих пассажиров из беднейшей прослойки общества частенько приходилось утихомиривать силой. Одарив возмутителя спокойствия суровым взглядом, мохнатая стюардесса вспомнила, что человек носит нетипичное для представителей коренной русской национальности имя Ко Жухан и обладает характером взбалмошным и неспокойным: за время перелета он успел надоесть не только ей, но и пассажирам – шумным поведением и отсутствием мало-мальски пристойных манер.

– Три бутылки! Льда не жалеть! – Ко Жухан полез в недра бумажника, похожего на кирпич – как по цвету, так и по внушительности габаритов. – Сдачи не надо!

Ярко-красная десятирублевка с портретом Михайлы Ломоносова убедила рангуншу в серьезности намерений землянина. Бормоча под нос ругательства на родном языке, она направилась на верхние палубы. А Ко Жухан вплотную придвинулся к соседке и жарко зашептал:

– Дианочка, вы любите шампанское? Настоящая женщина должна любить шампанское!

– Я так не думаю, – отрезала Диана. – Настоящая девушка…

– Ах, девушка. Ну ничего. Недостаток поправимый. Собственно, это даже не недостаток… Так, особенности женского организма… Давайте выпьем! Ну что вы отодвигаетесь? Я же вас не укушу. А может, и укушу. Но совсем легонько… – толстяк захохотал.

Диана скрипнула зубами. Надо же было ей получить место рядом с дебоширом и пьяницей! С самого старта землянин накачивался «Жигулевским», а теперь вот решил приступить к шампанскому. Знакомиться с ним девушка и не собиралась, но нахальный тип заглянул в билет, когда она сдавала его стюардессе, и теперь знал не только ее имя и фамилию – Диана Жмуркина, но даже систему, из которой она следовала на Землю с пересадкой на Фомальгауте. Родом Диана была с сельской планеты Пич-рич звезды Шохр, слабо различимой с Земли даже в телескоп.

– Дианочка, вы, наверное, заметили, что я заказал три бутылки. Столько мне одному никак не выпить. Я на вас очень рассчитываю. Редко встретишь в космосе такую красивую жен… Девушку, конечно, девушку. Все больше мохнатые обезьяны попадаются… – дебошир и хам покосился на лестницу, ведущую на верхние палубы – туда, где скрылась стюардесса. – А с этими мохнатыми не очень-то побалуешь. Как сожмут в объятиях, так все ребра переломают… – Ко Жухан замолчал, смекнув, что сболтнул лишнего. – Кхм, в общем, страшновато жить в Галактике!

Диана вздернула аккуратный носик и слегка притопнула безукоризненной формы ножкой:

– Не смейте так отзываться о женщинах! Неужели вы не понимаете, что своим оголтелым сексизмом вы оскорбляете и меня тоже!

– Так многие этого и заслуживают, – ничуть не смутился нахал. – Не все ведь такие прелестные создания, как вы! Вон идет корова плечистая… жуть ходячая!

Стюардесса спускалась по лестнице, глядя на землянина с плохо скрываемой ненавистью. В руке она сжимала цинковое ведро, наполненное льдом, из которого торчали три зеленые бутылки с шампанским Стюардесса с грохотом бухнула ведро перед Ко Жуханом. От подобного обращения тот немного опешил.

– Еще пожелания будут? – ядовито поинтересовалась рангунша. Всем своим видом она давала понять, что в ближайшее время ее лучше не беспокоить.

– Ананасы тащи! – потребовал землянин. – И кстати, о шампанском… Почему оно с Арктура? Настоящее шампанское делают только на Земле. В Крыму или в Краснодарском крае. Во Франции на худой конец. А хуже арктурианского шампанского только калифорнийское. Неужели даже французского пойла на борту нет?

– Дома будешь выбирать! – рассердилась рангунша. – И ананасов у нас нет. Все сожрали обезьяны.

– Обезьяны? – удивился Ко Жухан.

– Весь второй класс забронирован под перевозку обезьян.

– Хм… Это ты кого так называешь? – толстяк растянул губы в отвратительной усмешке.

Диана нахмурилась. Воспитанная в сугубо толерантной и космополитичной среде колонистов самой периферии Галактики, она ненавидела ксенофобию. Но обезьянами обычно именовали самих рангунов – вряд ли представительница этой расы так обзывала бы своих собратьев.

– В московский зоопарк везут обезьян! – пояснила стюардесса, едва сдерживаясь: ей хотелось ухватить глумливого негодяя за грудки и как следует встряхнуть. – У каждой отдельная каюта! Потому что буйствуют… Плохо переносят полет.

Ко Жухан задумался.

– Я тоже плохо переношу полет… Только не надо делать из этого никаких поспешных выводов, – уточнил он. – Хорошо, что обезьяны, по крайней мере, оставили нам шампанское. Выпьем, Дианочка! Кстати, а где бокалы? – обратился он к стюардессе. – Предусмотрительность обслуживающего персонала – ценное качество. А в вас я ее пока не заметил. М-да. Наверное, устроились на эту работу по большому блату?

– В третьем классе полагаются только пластиковые стаканы! – отрезала рангунша.

– Что ж. Сочтем это экзотикой. Правда, Дианочка?

Землянин проворно откупорил бутылку, разлил игристое вино в стаканы и протянул один из них девушке. Тяжело вздохнув, она приняла угощение.

– Дивный букет! – забыв, что только что ругал арктурианское шампанское на чем свет стоит, громогласно провозгласил Ко Жухан.

Семья ушастых таргарийцев, торговцев экзотическими цветами, путешествующая в окружении картонных и пластиковых коробок, испуганно обернулась на крик.

– Неплохо, – согласилась Диана. – Только почему вы все время кричите, Ко?

– Жухан, – поправил ее землянин. – Если вы хотите называть меня по имени, а не по фамилии, зовите меня Жухан. Потому что Ко – это фамилия. Мой папа был наполовину русским, наполовину китайцем. А у китайцев все фамилии такие – Ли, Ки, Ко… Между прочим, Жухан по-китайски – «большой человек». Жу – «большой». А хан – это и так понятно. Были потом в Монголии Чингисхан, Батыр-хан… А теперь вот Жу-хан. Так что зови меня просто – Жухан. Давай по-простецки. Я же не зову тебя госпожой Жмуркиной, крошка?

Диана вспыхнула – ее возмутило фамильярное обращение «крошка» – и выпалила:

– Мы пока с вами на брудершафт не пили!

– Так выпьем! – провозгласил землянин, испугав на этот раз не только таргарийцев, но и нескольких китлянцев – чернолицых уроженцев западного сектора Галактики. Китлянцы дружно запричитали, зацокали языками, что являлось у них признаком сильнейшего нервного расстройства.

Ко Жухан обернулся к ним, окинул взглядом, полным презрения, и снова обратил взор на девушку.

– Так как насчет брудершафта?!

– Ни за что!

Пыл землянина несколько угас.

– Думаешь, если я путешествую третьим классом, детка, то у меня нет денег? – расценил он по-своему настроение Дианы. – Да это все из-за проклятых обезьян… То есть теперь я знаю, что из-за обезьян. Мне не досталось места ни в первом, ни во втором классах. А лететь надо было срочно. Бизнес есть бизнес. Между прочим, я известный во всей Галактике архитектор-реконструктор, занимаюсь совершенствованием старых зданий и коммуникаций. Впрочем, тебе, наверное, это не очень интересно… В общем, пришлось мне брать билет в общий салон. Я решил: перелет короткий, можно и потерпеть. А так я путешествую только первым классом. И живу на Земле в собственном особняке. В Подмосковье, между прочим.

1
{"b":"32720","o":1}