ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему-то особенно хорошо их было слышно в туалете.

— Артурака, выходи, подлый трус! — вопил Пчела. — Где ты прячешься, радость моя? Маленький, я тебя все равно найду.

Каждый его выкрик Артур, сидя на крышке унитаза, запивал полноценным глотком водки. Каверин, с ненавистью оглядываясь на него, вытащил «Макаров» и взвел курок. Угораздило же его связаться с этим козлом. Который, вдобавок, все норовил то кашлять, то чихать, то сморкаться. И носит же земля таких уродов!

— Артурка! Малыш, откликнись!

Пчеле, похоже, надоели бесплодные поиски, и он снова прилип к секретарше:

— Людочка, что у нас с кофе? — Он интимно склонился над нею, но она демонстративно пялилась в экран компьютера. — О! Строга, но справедлива.

— Люда, ты же знаешь — Артур где-то здесь, — вкрадчиво сказал Саша, подойдя к девушке. — Скажи, где он? — голос его был ласков, но глаза оставались холодными.

— Я же сказала. Он уехал, — монотонно повторила секретарша.

Саша повернулся к пацанам:

— Кос, тебе Люда нравится? — Голос его не предвещал ничего хорошего.

— Что, обалдел, что ли? — попытался вразумить его Космос.

— Она мне нравится. — Пчела, похоже, не был столь сентиментален.

Саша молча кивнул.

Пчела и Фил приблизились к Люде, демонстрируя полную решимость. Фил сзади обхватил Люду за шею, а Пчела деловито принялся задирать ей юбку. Девица заорала, будто ее уже насиловала толпа нанюхавшихся коки негров.

— Стоп! Хватит! — прервал заигравшихся приятелей Саша. — С Артуром будем решать в рабочем порядке.

— Да что с ним решать? — легко бросил несостоявшуюся жертву Фил. — Голову отрезать на хер — и все!

Затрезвонил телефон. Учредитель Пчела взял трубку:

— Але… — внимательно послушав, Пчела зажал ладонью микрофон и перевел Саше: — Саня, звонит какой-то чебурек. Говорит, Артур не проплатил вторую часть за алюминий.

Саша на мгновение задумался. Решение созрело само собой. Может, и неправильное, зато прикольное:

— Пошли его на хер, — беззаботно ляпнул он.

— Слышь, друг, — охотно ретранслировал Пчела, — тут сидят влиятельные люди, они говорят, чтоб ты шел на хер… Что?.. — Положив трубку, он передал ответ с того конца провода: — Сказал, завтра они в Москву вылетают, а нас с Артуром на куски порежут.

Пора было сваливать.

— Людочка, ты испугалась, что ли? Да мы пошутили.

— Извини, Люда, — неожиданно серьезно наклонился к ней Космос.

Фил, уходя последним, дернул несколько раз запертую дверь туалета. И пару раз своим кулачищем долбанул в нее.

Каверин в очередной раз взял наизготовку «Макаров», а уже в дупелину пьяный Артур громко глотнул из бутылки. Уф, кажется, пронесло.

— Людочка, ты, умница, — осторожно выходя из туалета, облегченно вздохнул Каверин. Крупные капли пота катились по его вискам. — Тот, — большим пальцем он ткнул за спину, — тебе по гроб жизни обязан. Забирай его.

Верная Людочка отправилась за шефом. Вернее, за его телом. Артур был пьян абсолютно — литровая бутылка практически опустела.

Сидя на кафельном полу, он размахивал пустой тарой и по привычке выражал недовольство:

— А где мы ходим?.. Бумаги нет… Пол холодный…

Каверин понял, что толку от Артура сегодня как от козла молока. Но ситуацией надо было воспользоваться сполна. Пока Артур тепленький. Практически горячий.

С Людочкиного стола он взял стандартный лист бумаги и написал: «Заявление».

Секретарша, наконец, справилась с шефом и выволокла его из места общего пользования.

— Подпиши, — распорядился Каверин.

— Легко, — пробормотал Артур, не глядя подмахивая бумагу.

Все, теперь Белова можно было гасить. Официально. С возбуждением уголовного дела. И всеми прибамбасами. Впору было плясать.

XV

Пора было наводить порядок в своем хозяйстве. Иначе ситуация выйдет из-под контроля.

Москва стала действительно слишком лакомым куском, и со всех сторон необъятной родины в царствующий град полезли голодные крепкие парни без лишних извилин в мозгу, зато с крепкими кулаками. Это ж только подумать! На законной территории Бригады ее же бойцов мочат по-черному! Саша твердо понял: уж если они ввязались в этот своеобразный бизнес, то заниматься им надо профессионально. Прежде чем двигаться вперед, следует создать крепкие тылы и подготовить бойцов. Настоящих. Пока же все это было дилетантством. Еще немного — и их начнут задвигать по всем пунктам. А задвигать должны не их, а они.

Своими соображениями Саша поделился с друзьями.

— Киншаков классный тренер, вот ты с ним и потрещи, — выслушав Белова, предложил Фил.

Правда, получалось немного смешно. К Александру-каскадеру Фила устроил Саша, теперь же, к Александру-каратисту, Сашу вел Фил. Будто бы речь шла о разных людях. Но Киншаков был един. Просто в разных лицах.

Спортивный зал, где работал Киншаков, располагался на Соколе, недалеко от церкви, в глубине квартала.

Белов, в отличие от Фила, впервые попал в зал, где занимались восточными единоборствами. Он с интересом осматривался. У шведской стенки разминались парни, будто они какие-то гимнасты. В одном углу двое размахивали друг перед другом нунчаками. В другом сражались на деревянных мечах. В центре на жестких матах единоборцы самозабвенно колотили друг друга руками и ногами, время от времени издавая гортанные резкие звуки.

В воздухе стоял смешанный запах крепкого мужского пота и каких-то восточных курений.

К Филу и Саше, замершим в дверях, подошел широкоплечий парень в белом кимоно:

— Вы к Учителю?

— Ну да, — кивнул Фил.

— По додзе только в ногах не ходите, ладно? Тем не менее в зал Фил с Сашей войти постеснялись, остались у входа.

— Внимание, Учитель пришел, — хлопнув в ладоши, крикнул шкафообразный парень в белом кимоно с черным поясом.

Из небольшой двери в противоположной стене вышел Александр Иванович. Все, кто был в зале, бросили свои занятия и дружно поклонились ему. Киншаков деловито оглядел зал и тут заметил Сашу с Филом:

— О, тезка! Ты как здесь? Валера, привет.

— Привет.

— Здрасте, вот не ожидал… — пожал протянутую руку Саша. И сказал уважительно и немного удивленно. — Я слышу «учитель, учитель» — думаю, китаец какой-нибудь древний.

Из раздевалки на середину зала вышел человек. Он поклонился всем присутствующим, а затем, куда ниже, Александру. У человека было невероятно знакомое лицо. Напрягшись, Саша вспомнил. Это был ведущий теленовостей с одного из центральных каналов.

— Разные люди к вам ходят, — то ли поинтересовался, то ли просто отметил Саша.

— Разные. Вон Басманов, он из МИДа. Валя, с усами, альпинист, на Эверест ходил. Володя Молокин, следователь Генпрокуратуры. А вон того разгильдяя, — Александр Иванович указал глазами на парня, который первым их встретил на входе, — недавно из МГУ выгнали…

Киншаков взгянул на часы и крикнул «шкафу»:

— Сергей, начинай разминку.

Тот что-то прокричал то ли по-японски, то ли по-китайски, и спортсмены моментально выстроились в ровную шеренгу.

«Вот это — нормальная организация», — с завистью подумал Саша.

— А ты сам не хочешь попробовать? — подначил Сашу Александр.

— Да надо как-нибудь выбрать время. А вот мои братья хотят позаниматься, попросили реального тренера найти.

— Чего он гонит, какие братья? — с деланным удивлением Александр подмигнул Филу.

— Какие, какие? У меня семья большая — Саша мотнул головой куда-то в пространство.

— Саш, у нас что, сроки увеличили за хранение огнестрелки? — усмехнулся Александр.

— Да нет, — застенчиво улыбнулся Белов, — чисто для духовного развития.

— Мутишь ты что-то, Санька, — вроде бы с иронией, но уже и серьезно сказал Киншаков. — И Валерку путаешь. Заблудитесь… Кстати, от пули, никакая физкультура не спасет. И еще, знаешь, у кого из живых тварей больше всех правил, ограничений? — Александр стал совсем серьезным. Перестал улыбаться и Саша. — У хищников. У них зубы слишком большие, поэтому природа дала им много законов, чтобы они не перегрызли друг друга.

17
{"b":"328","o":1}