ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мэри БЭЛОУ

СНЕЖНЫЙ АНГЕЛ

Глава 1

– Кажется, сейчас польет дождь, – сказала Розамунда Хантер, выглянув из окна экипажа. По небу плыли тяжелые серые тучи.

– Снег, – поправил ее брат, посмотрев в окно со своей стороны. – Сейчас повалит снег.

Розамунда бросила на него быстрый взгляд и засмеялась.

– Ну почему мы должны спорить даже из-за погоды? Не очень-то мирное получилось у нас путешествие. Представляю, как ты устал от этой бесконечной пикировки. Ах, Деннис, ты еще пожалеешь, что не оставил меня в Линкольншире.

– Не понимаю, отчего ты так развеселилась, – недовольно пробурчал Деннис Милфорд, виконт Марч. – Снег может сильно задержать нас в пути. А нам и без того еще предстоит провести в дороге целых два дня.

– Честно говоря, мне бы не хотелось ночевать где-нибудь на постоялом дворе. – Розамунда поежилась. – Поэтому давай надеяться, что на этот раз права была я и эти тучи прольются дождем.

– Кстати, я в любом случае забрал бы тебя из Линкольншира. Просто мы с Ланой ждали окончания твоего траура. Но раз уж нам подвернулся человек, который всерьез заинтересовался тобой…

Розамунда нетерпеливо хлопнула ладошкой по дверце кареты. Благоразумие подсказывало ей, что сейчас не время вступать в спор, однако многолетняя привычка никогда ни в чем не соглашаться с братом заглушила голос рассудка. К тому же противостояние было для них единственным способом прийти к согласию.

– Мы говорили об этом вчера, и позавчера, и позапозавчера, и, по-моему, сказали уже все, что только можно было сказать по этому поводу, – с раздражением проговорила она.

– Преподобный Тобиас Стренджлав (перевод – странная любовь)– вполне подходящая партия, – перебил ее лорд Марч. – Он с нетерпением ожидает нашего приезда в Брукфилд, чтобы увидеться с тобой. Я сказал, что мы будем там в следующем месяце.

– Бедный Тоби, – вздохнула Розамунда, – с такой фамилией он был обречен на любовные неудачи с самого рождения, верно? Я всегда неплохо относилась к нему, но это была всего лишь детская привязанность. А если уж говорить начистоту, то мысль о нем вызывает у меня зевоту. Вряд ли это можно считать прочной основой для брака. Надеюсь, ты не очень обнадежил его на мой счет, я вовсе не собираюсь принимать его ухаживания. Слава Богу, я уже взрослая и способна самостоятельно найти себе мужа.

– Ты должна признать, что он больше подходит тебе по возрасту, чем когда-то подходил Хантер.

– Тысячи мужчин подходят мне по возрасту, однако из этого не следует, что они годятся мне в мужья.

– Хантер не мог сделать тебя счастливой. Я всегда чувствовал себя виноватым из-за того, что допустил этот брак.

– Чепуха! – воскликнула Розамунда. – Ведь это я выбрала Леонарда. Конечно, ты был вправе не дать своего согласия на наш брак, поскольку мне было тогда всего семнадцать, но сомневаюсь, чтобы твой отказ остановил меня. И спасибо, что ты не воспользовался этим своим правом: я была очень счастлива с ним. – Женщина разволновалась и говорила короткими, отрывистыми фразами. – Конечно, людям трудно понять, как можно быть счастливой с мужчиной на тридцать лет старше и к тому же тучным и лысым. Ты, наверное, даже порадовался, что он умер, прожив со мной только восемь лет, – с упреком бросила она.

– И вовсе я не был этому рад, – возмутился Деннис. – Что ты такое говоришь, Роза! Как я могу радоваться тому, что моя сестра овдовела? Неужели ты считаешь меня совсем бесчувственным?

– Да, я была счастлива с ним, – с вызовом повторила Розамунда. Слезы горечи и гнева защипали ей глаза. – Он был самым добрым человеком на свете, и я мечтала, чтобы он дожил до девяноста лет. – Она вздохнула. – Но даже тогда мне не исполнилось бы и шестидесяти.

– Все это в прошлом. – Деннис наклонился к сестре и ободряюще похлопал ее по руке. – Довольно воспоминаний, Роза. Прошло почти полтора года. Пора тебе подумать о новом замужестве.

– Я знаю, но не надо торопить меня. Всему свой срок. В этом вопросе я обойдусь без твоей помощи. Не забывай, Деннис, я прихожусь тебе сестрой, а не дочерью, хотя и моложе тебя на целых пятнадцать лет. Лучше подумай, как пристроить Анну.

– Моя теща выбрала мужа для Анны еще девять лет назад, и мы с Ланой сразу же одобрили ее выбор, – улыбнулся Деннис. – В прошлом году жених официально попросил у меня руки дочери, и я дал свое согласие. Анна тоже не стала возражать. Она доверяет нам с Ланой и бабушке с дедушкой и знает, что мы постарались найти ей такого мужа, с которым она будет счастлива.

– И вас, конечно, очень устраивает такое послушание, – небрежно бросила Розамунда.

Деннис решил, что продолжать разговор в таком тоне не имеет смысла.

Молодая женщина снова взглянула на небо и зябко повела плечами. «Надеюсь, нам не придется застрять в придорожной гостинице, – подумала она. – Если встреча с Ланой и Аннабелл отодвинется на неопределенный срок, Деннис станет невыносимым и непременно затеет ссору».

За годы, прожитые с Леонардом, она отвыкла от словесных баталий. С мужем у них были совсем другие отношения.

Розамунда посмотрела на брата, мрачно отвернувшегося к окну. Он прибавил в весе и зачесывал свои светлые волосы набок, маскируя полысевшую макушку, но по-прежнему оставался привлекательным мужчиной. И она любила его. Любила всегда, несмотря на их постоянные стычки.

Розамунда попыталась вспомнить, случались ли у них ссоры до того, как умер отец, но не смогла. Деннис к тому времени успел уже обзавестись семьей и был без ума от своей жены, которая подарила ему не только любовь, но и огромное состояние. Дочь баснословно богатого маркиза Гилмора, Лана была блестящей партией для сына обедневшего виконта. После смерти отца Деннис вместе с женой и малюткой дочерью перебрался в родное гнездо, и Розамунда, которой только исполнилось десять лет, сразу почувствовала себя чужой и ненужной, несмотря на то что Лана очень заботилась о ней и Деннис делал все возможное, чтобы заменить ей отца.

Наверное, здесь-то и крылась проблема. Деннис считал себя обязанным заменить ей отца, но справлялся с этой ролью не совсем удачно. Розамунда отчаянно сопротивлялась его диктату, а он, без сомнения, страдал оттого, что ему приходилось укрощать свою строптивую юную сестру вместо того, чтобы заниматься собственной семьей.

Розамунда тихонько вздохнула. Она знала, что отец оставил ей весьма скромную сумму денег. Деннис предлагал увеличить ее приданое из собственных средств, она отказывалась, и всякий раз обсуждение этой темы заканчивалось бурной ссорой. Она не хотела, чтобы он тратился на нее, прекрасно понимая, что с таким незавидным приданым вряд ли может рассчитывать на хорошую партию. А потом ей встретился сэр Леонард Хантер. Человек не очень богатый, но зато с обширными связями, глава старинного уважаемого рода. Кроме того, он ей просто понравился. Она вышла за него замуж и ни разу не пожалела об этом.

Они прожили вместе восемь счастливых лет. И даже если бы время можно было повернуть вспять, Розамунда не изменила бы своего решения.

– Хантер мог бы оставить тебе хоть какие-то деньги, – сказал лорд Марч после нескольких минут молчания.

– Все состояние перешло к Феликсу, его племяннику, – ответила ему сестра. – Леонард оставил мне все, что мог, и взял с племянника слово, что он позаботится обо мне. Феликс сдержал обещание, и все эти пятнадцать месяцев я жила в своем старом доме.

– Незачем тебе жить у Феликса как какой-нибудь бедной родственнице, – сказал лорд Марч. Розамунда стиснула зубы и уставилась невидящим взглядом в окно. Ярость волной подкатила к горлу. Отсутствие собственных средств вынуждало ее жить под чужим кровом, и Деннису не следовало напоминать ей об этом.

– Во всяком случае, теперь, когда мы без всяких усилий можем женить на тебе Тобиаса, – добавил брат.

Розамунда повернулась к нему, глаза ее сверкали.

– Так вот в чем все дело, – сдерживая гнев, проговорила она. – Наконец-то я услышала правду. Ты боишься, что я буду обузой, этакой увядающей приживалкой, которую тебе придется содержать до скончания дней.

1
{"b":"329","o":1}