ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Куда ты запропастилась, хотел бы я знать? – строго спросил брат, оправившись от радости. – Почему ты не пошла мне навстречу? Ты же знаешь, я не из тех, кто уступает первым.

– А куда подевался ты? Почему ты не вернулся за мной? Ты же знаешь, что я тоже никогда не сдаюсь первой.

– Я сидел на обочине дороги и смотрел на развалившийся экипаж, – ответил Деннис, начиная заводиться. – А ты, значит, готова рисковать своей жизнью, только бы не уступить первой? Это говорит о том, что ты еще недостаточно взрослая, Роза. И почему это я всегда должен тебе уступать? И кому, черт возьми, принадлежит этот экипаж?

– Может быть, мы все-таки не будем ссориться на глазах у прислуги? – предложила Розамунда. – Это экипаж мистера и миссис Ривз, они приютили меня на время снегопада. Уверяю тебя, они отнеслись ко мне очень тепло.

– В таком случае нам следует вернуться, я должен поблагодарить их, – сказал Деннис.

– В этом нет никакой необходимости. Ты, видимо, забыл, Деннис, я уже в том возрасте, когда принято благодарить от своего имени.

– Ну что ж. – Деннис вручил кучеру графа несколько монет, кивком отпустил его и помог Розамунде забраться в экипаж. – Надеюсь, ты понимаешь, что мы потеряли целых два дня и больше не можем позволить себе тратить время впустую? Сейчас мы должны были бы уже подъезжать к дому.

– Взгляни на это с другой точки зрения, Деннис. Ведь я могла замерзнуть до смерти и лежать сейчас где-нибудь под откосом. Как бы ты тогда себя чувствовал? В конце концов я осталась жива, и тебе есть кого попилить.

– Пока ты жила в полном довольстве у Ривзов, я был вынужден мириться с неудобствами в гостинице, недостойной называться этим именем.

– Но по крайней мере ничто не нарушало твой покой. Конечно, ты волновался за меня, но представь, сколько раз мы успели бы поссориться за это время, если бы оказались в гостинице вместе?

– Ну ладно. Но на будущее – не вздумай больше выкинуть что-нибудь подобное. Это совершенно детская выходка. И главное, из-за чего?!

– Ты хотел выдать меня за Тоби, – сказала она. – Чтобы снять с себя обузу.

– Тобиас – хорошая партия! – воскликнул он с раздражением. – Помяни мое слово, он будет епископом. Я всего лишь советовал тебе, Роза. Ты прекрасно знаешь, что я никогда не стал бы тебя принуждать. Разве я воспротивился, когда ты собралась за Хантера? А ведь я не одобрял этот брак. Ну, говори, я запрещал тебе выходить за него?

– Нет, – признала Розамунда, – хотя ворчал, и хмурился, и всячески выражал мне свое неудовольствие. А свою дочь Аннабелл ты насильно выдаешь замуж?

– Насильно? Анну? Что за чушь, Роза! Покажи мне человека, которому пришлось бы уговаривать дочь выйти замуж за графа. К тому же Уэзерби молод, привлекателен и невероятно богат. Разумеется, я не заставляю ее. Анна – очень покладистая девушка.

– В отличие от меня, судя по твоему тону, – улыбнувшись, добавила Розамунда. – Прекрасно, Деннис. Я верю, что Аннабелл послушна собственной воле.

– Она всегда стремилась выполнять свой долг, – веско сказал Деннис, – и доставлять радость своим родителям. И кроме того, последнее слово все равно остается за ней. Мы не собираемся давить на нее.

Розамунда вздохнула:

– А вот я доставляла тебе одни только огорчения, правда, Деннис? Но ты все равно был и остаешься хорошим братом. Ты потащился среди зимы в такую даль для того только, чтобы я отметила Рождество в кругу любящих меня людей. Обещаю тебе, что постараюсь вести себя хорошо и быть любезной с Тоби.

– Ты подумаешь о его кандидатуре? – с надеждой в голосе спросил брат. – В самом деле, Роза, лучшей партии тебе не найти.

Она нетерпеливо прищелкнула языком.

– Я сказала, что буду любезна с ним. А что касается остального, кто знает? Вдруг за девять лет он превратился в очаровательного человека и стал более интересным собеседником. Но я не обещаю выйти за него замуж. Возможно, на приеме у лорда Гилмора мне приглянется кто-нибудь другой. А может быть, я убегу с вашим графом, пока он не успел сделать предложение Аннабелл. Деннис нахмурился:

– Не очень удачная шутка.

– Да, – вздохнула Розамунда, – конечно. Прости, Деннис. Я просто устала. А ты? Я, пожалуй, вздремну немного.

– Тогда клади ноги на сиденье, – сказал он и заботливо укрыл ее пледом. – Я действительно до смерти переволновался за тебя, Роза, и ужасно рад, что все обошлось. Наверное, для тебя это тоже были нелегкие дни.

– Да. – Она улыбнулась. – Спасибо тебе, Деннис. Спасибо за все.

Розамунда опустила веки и сразу увидела Джастина, его голубые глаза улыбались. Она чувствовала на себе его горячие руки и жесткие волоски у него на груди. Запах его одеколона. Они больше никогда не увидятся. Даже если бы она захотела, даже если бы по какой-то роковой случайности забеременела, то все равно не смогла бы найти его, потому что знала только его имя. Розамунда вдруг осознала, что, несмотря на долгие разговоры, они фактически ничего не сообщили о себе друг другу.

«Я больше никогда не увижу его, никогда».

Горло снова сдавила боль. Она откинула голову на спинку сиденья и крепко зажмурилась, удерживая подступившие слезы.

В последующие несколько недель Розамунда с нетерпением ожидала поездки в Брукфилд, загородный дом маркиза Гилмора. Мысли о предстоящем бале помогали ей отвлечься от горьких воспоминаний. Она уже была когда-то в гостях у маркиза и маркизы Гилмор в качестве сестры и подопечной Денниса. Пожилая супружеская чета принимала ее по-родственному тепло.

Розамунда надеялась, что интересная компания и многочисленные развлечения не оставят ей времени, чтобы предаваться печали. Кроме того, было интересно посмотреть на людей, с которыми она виделась, будучи еще совсем юной девушкой. Иногда ей было трудно представить, что она вышла замуж так рано. Семнадцать лет, почти девочка. Моложе, чем Аннабелл сейчас.

Предполагалось, что на приеме будет отпразднована неофициальная помолвка Аннабелл и графа Уэзерби, хотя формально он еще не сделал ей предложения, а она не дала согласия. Похоже было, что Деннис и Лана действительно не давили на свою дочь. В приглашениях указывалось, что прием дается в честь семидесятилетия маркиза.

– Бабушка и мать его светлости мечтали об этой свадьбе, когда я была еще ребенком, – сказала Аннабелл своей тете во время одной из прогулок. – С тех пор мы не виделись и встретились снова прошлой весной, когда мама и папа вывезли меня в свет. Он несколько раз танцевал со мной, один раз сопровождал в театр и один раз сопровождал на прогулке в парке. Вскоре он попросил у папы моей руки, и папа дал ему предварительное согласие, поскольку я была еще слишком молода для замужества. Он попросил у графа отсрочки, сказав, что ему надо посоветоваться с дедушкой.

Аннабелл поведала эту историю в свойственной ей сдержанной манере. Розамунда помнила племянницу веселой, жизнерадостной девочкой. С тех пор она выросла и сильно изменилась. У девушки было красивое овальное лицо, большие серые глаза и прямые темно-русые волосы, полукружьями спускающиеся на уши и сколотые на затылке. Для своих восемнадцати лет она казалась слишком рассудительной и слишком послушной. «Я бы на ее месте протестовала во весь голос», – подумала Розамунда.

– Маму с папой обрадовало его предложение, – продолжала Аннабелл. – И бабушку с дедушкой тоже.

– А тебя? Ты довольна? Я слышала, он красивый? – засыпала ее вопросами Розамунда. – А как находишь ты? Он интересный? Добрый? Есть в нем что-то особенное? Ты влюблена в него?

– Он граф, у него большие связи, – ответила племянница. – Все одобрили его, тетя Роза. И я доверяю суждению взрослых.

Несмотря на предоставленную свободу выбора, девушка готова подчиниться воле старших, поняла Розамунда. Ее удивило такое поведение. Сама она непременно взбунтовалась бы, если бы дедушка с бабушкой или родители попытались предложить ей кого-нибудь в мужья. Хотя, возможно, и нет. Если бы папа был жив, она прислушалась бы к его совету. Но тогда, вероятно, он попытался бы отговорить ее от брака с Леонардом, а Розамунда ни за что на свете не отказалась бы от него.

17
{"b":"329","o":1}