ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гнев викинга. Ярмарка мести
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
В сердце моря. Трагедия китобойного судна «Эссекс»
Почему Беларусь не Прибалтика
Зови меня Шинигами
Академия магии при Храме всех богов. Наследница Тумана
Энциклопедия специй. От аниса до шалфея
Код да Винчи 10+
Бросить Word, увидеть World. Офисное рабство или красота мира
A
A

Поскольку вскоре им с графом Уэзерби предстояло породниться, ей было интересно взглянуть на него. Со слов Ланы и Денниса, он казался ей воплощением совершенства. Не исключено, что, увидев его, она поймет, почему Аннабелл с такой готовностью согласилась выйти за него замуж.

Да, Розамунда с нетерпением ждала поездки в Брукфилд. Ей была необходима перемена обстановки, чтобы не впасть в отчаяние. По ночам можно было позволить себе отдаться воспоминаниям, воскрешая в памяти слова Джастина, его прикосновения, поцелуи. Но днем эти воспоминания не приносили ничего, кроме боли.

При свете дня она слишком ясно осознавала, что это был всего лишь мимолетный эпизод в их жизни, очень приятный, но не стоящий того, чтобы помнить о нем вечно. Она сама испортила сладость этих дней, воспринимая разлуку слишком болезненно.

Розамунда сердилась на себя. Она и представить не могла, что будет страдать из-за мужчины, принадлежащего другой женщине. Силы небесные, она даже ощутила укол разочарования, убедившись в том, что у нее не будет ребенка.

"Нужно будет пофлиртовать с кем-нибудь на балу. Хотя бы и с Тоби Стренджлавом. Или с Джошем Ферди, Робином – они наверняка тоже там будут.

Я забуду Джастина Холлидея, а если нет, то отведу ему место где-нибудь в самом дальнем уголке сердца. Как глупо день и ночь думать о человеке, который забыл меня через день или, самое большее, через два!"

Глава 7

Ну вот наконец и Брукфилд. Граф Уэзерби с интересом смотрел на внушительные сторожевые башни, тяжелые железные ворота и большой каменный дом привратника за ними. По обеим сторонам широкой подъездной дороги росли старинные вязы.

Граф испытывал странное облегчение – теперь уже нет пути назад. По большому счету его не было и раньше, с тех пор как прошлой весной он уступил настояниям матери и сделал предложение Аннабелл. К тому времени он и сам склонялся к необходимости остепениться и обзавестись семьей. Но в течение всего месяца после возвращения из охотничьего домика Прайса граф ломал себе голову, придумывая различные способы расстройства помолвки; к сожалению, все они были решительно недостойны джентльмена.

Да, отступление невозможно. Привратник распахнул ворота, пропуская экипаж, отдал честь и с улыбкой склонился в поклоне.

– Ты помнишь его, Джастин? – спросила мать, сидевшая рядом. – Здесь все, как девять лет назад. Ничего не изменилось, верно?

– Разумеется, я все помню, мне было тогда двадцать лет, мама. Я сопровождал тебя, потому что папе нездоровилось.

Леди Уэзерби вздохнула:

– Он так и не поправился. Но не будем об этом сегодня, это слишком грустная тема. Помнишь, какой прелестной девочкой была Аннабелл?

– Да, и помню, что пришел в ужас, услышав ваши рассуждения о том, как замечательно было бы соединить наши судьбы.

– Ах, это тоже было. – Леди Уэзерби засмеялась и похлопала его по руке. – Но ты должен признать, Джастин, что все обернулось к лучшему. Она очаровательная молодая леди и прекрасно воспитана.

– Да, – вяло согласился граф.

– Таким образом, за эти девять лет мы с Евгенией приблизились к осуществлению нашей мечты. Когда ты собираешься сделать официальное предложение, Джастин? Не забудь договориться, чтобы свадьба состоялась в Лондоне, весной. Ты знаешь мое мнение на этот счет.

Да, он знал ее мнение. Удивительно: стоит человеку выразить намерение жениться, как семья тут же заявляет на него свои права и он перестает принадлежать себе. Если бы сейчас и появилась возможность расторгнуть соглашение о помолвке, он все равно чувствовал бы себя связанным по рукам и ногам, зная, что в этот раз все специально приехали в Брукфилд по случаю обручения лорда Уэзерби и внучки маркиза Гилмора. Мать Джастина была давней и близкой подругой маркизы и часто навещала ее, а вот Мэрион, младшая из его сестер, отложила все свои дела, чтобы присутствовать на помолвке брата.

Как жаль, что человек не всегда волен сам решать свою судьбу.

– Нужно поговорить с лордом Марчем. Думаю, мы сумеем все уладить к обоюдному удовлетворению.

«Ко всеобщему удовлетворению, – мысленно уточнил он, – включая и меня самого». Он был благодарен Богу за то, что этот момент, поворотный момент в его жизни, наконец настал. Может быть, с этого дня он перестанет грезить о свободе, которая дала бы ему возможность пуститься на поиски… Граф безжалостно отбросил мысль о Розамунде. За поворотом показался дом.

Да, он помнил его. Огромное здание, построенное в подражание храму Афины Паллады, из желто-коричневого кирпича. Перед ним раскинулся обязательный для английского дома сад с мраморным фонтаном в центре. Девять лет назад он провел в этом поместье самый ужасный месяц в своей жизни, вместе с матерью, хозяевами дома и их девятилетней внучкой Аннабелл Милфорд, которую привезли к ним на несколько недель. Женщины почему-то ожидали, что ему будет интересно забавлять маленькую девочку, в то время как его привлекали исключительно пышущие здоровьем, полногрудые горничные.

И вот теперь этой девочке восемнадцать, и он приехал делать ей предложение. В сущности, она будет неплохой женой. Прошлой весной он даже немного увлекся ею. Если бы она ему не понравилась, никакие уговоры матери не заставили бы его связать себя с этой девушкой.

– Ах, – не отрываясь от окна, сказала графиня, когда они обогнули сад и въехали на мощеный двор, – какая торжественная встреча! Должно быть, нас заметили издалека.

«Вот и еще одна причина, по которой я не могу отказаться от Аннабелл» – подумал Уэзерби, увидев на ступеньках парадного входа шесть человек. Он слишком хорошо знал всех членов ее семьи. Разрыв испортил бы отношения между семьями, но, в сущности, он и не рассматривал всерьез такую возможность.

Маркиз и маркиза Гилмор редко покидали свое поместье, а если это и случалось, то предпочитали Лондону Бат. Лорд Уэзерби не видел их девять лет, но узнал сразу – по высокому росту, великолепной осанке и горделивому выражению лиц. Они на редкость подходили друг другу. У обоих были густые серебристые волосы, оба приветствовали его тепло и сердечно.

Вместе с ними лорда Уэзерби вышли встречать виконт Марч, леди Ньютон – племянница маркиза, лорд Карвер – его внук от старшей дочери и лорд Берсфорд – внучатый племянник и наследник маркиза.

Лорд Марч помог леди Уэзерби выйти из экипажа и поцеловал ей руку. Остальные джентльмены также по очереди приложились к ее руке, после чего леди Ньютон и маркиза взяли графиню под свою опеку.

– Лаура, дорогая моя, – проворковала леди Ньютон, – вы, должно быть, измучились. Я ненавижу путешествовать в экипаже, а вы? Каждый раз, отправляясь в дорогу, клянусь себе, что это в последний раз. В конце концов, говорю я себе, каждый, кто хочет повидаться со мной, может навестить меня в моем городском доме. Но тут дядя вызывает меня, чтобы обсудить слушание дела о разделе имущества в королевском суде, и я снова еду, а точнее говоря – болтаюсь в экипаже.

– Входите же, выпейте с нами чаю, Лаура, – пригласила маркиза, целуя подругу. – Экономка потом покажет вам вашу комнату.

– Я с удовольствием выпью чаю, Евгения, – сказала графиня. – Да, Клодетта, приятно снова почувствовать под ногами твердую почву. Хотя, надо сказать, у нашего экипажа очень хорошие рессоры.

Граф пожал руки маркизу и лорду Марчу, поцеловал в щеку маркизу и вошел в дом одновременно с матерью.

– Ваша сестра с мужем прибыли всего час назад, – сообщил ему маркиз. – Так вы тот самый молодой человек, который много лет назад изнывал здесь от скуки, в то время как моя жена вместе с его матерью строили планы на будущее. Надо признать, вы изменились, я с трудом узнал вас. – Он кашлянул и пригладил пышные седые усы.

– Мы тоже прибыли всего полчаса назад, Уэзерби, – обратился к нему лорд Марч. – Женщины пока наверху, у себя в комнатах. Но вы встретитесь с ними за чаем. А до этого граф, наверное, захочет привести себя в порядок.

Он повернулся к маркизу.

18
{"b":"329","o":1}