ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Огонь в твоём сердце
Другой дороги нет
Особенности кошачьей рыбалки
Битва за воздух свободы
Дочери смотрителя маяка
По следам «Мангуста»
День Нордейла
Моя сестра
13 минут
A
A

Придется остаться. А раз так, значит, нужно быть готовой к тому, что она ежедневно будет видеть Джастина. И скоро, меньше чем через неделю, ей придется выслушать оглашение его помолвки с Аннабелл и, возможно, дня их свадьбы. От этих простых фактов никуда не денешься. Поэтому нет никакого смысла метаться по ночам без сна, представляя себе, как все могло бы быть, если бы… Никакого смысла.

Остановившись на этом решении, она нашла в себе силы с улыбкой пожелать ему доброго утра и сесть за завтраком прямо напротив него. Розамунда больше не отводила глаз, когда их взгляды встречались, и смело смотрела ему в лицо. Поддерживала оживленную беседу с соседями по столу и даже немного пофлиртовала с Джошем. Таким образом ей удалось пережить завтрак, и ничего страшного не случилось. Но впереди был еще долгий день.

Граф Уэзерби шел рядом с Аннабелл.

– Ранняя весна, – сказал он. – Разве не приятно думать, что зима наконец закончилась?

– Да-На деревьях вот-вот распустятся листья, птицы начнут вить гнезда.

– Да.

Ее ответам изрядно недоставало живости. Граф сомневался, что ему хватит нескольких дней, оставшихся до помолвки, чтобы заставить ее улыбаться. Он с удивлением подумал, что вообще ни разу не видел на ее лице улыбки.

Она подняла голову, встретилась с ним взглядом и, осознав необходимость поддержать беседу, заговорила:

– Да, я люблю весну. Мы с тетей Розой уже нашли несколько подснежников. А еще я люблю розы. Мне бы так хотелось, чтобы всегда было лето и цвели розы.

А ведь она по-настоящему красива, вдруг подумал граф, что-то отвечая ей. Черты лица почти классические. Но фигура несколько полнее, чем у Розамунды. И уж конечно, у нее не было такой очаровательной вздернутой губки, которая сводила его с ума. И еще ей не хватает огня в глазах, острого язычка и добродушного юмора, которым так щедро наделила природа ее тетю. В ней было намного больше благоразумия и куда меньше задора.

Лорд Уэзерби спохватился, что мысли его опять потекли в нежелательном направлении, и заставил себя прислушаться к тому, что говорила его невеста.

Через некоторое время граф с любопытством наблюдал, как Аннабелл пыталась по своему усмотрению разделить общество на две группы. Когда они подошли к озеру и Джош предложил ей и графу сесть в одну лодку вместе с ним и Розамундой, она запротестовала:

– Нет-нет, наверное, тете Розе и Валери захочется продолжить беседу. Валери засмеялась:

– Думаю, мы уже наговорились. Аннабелл повернулась к графу.

– А вы, полагаю, предпочтете сесть вместе с вашей сестрой, – с надеждой сказала она.

– Мы каждый день видимся в городе, этого вполне достаточно. – Леди Ситуэлл игриво хлопнула брата по руке.

В конце концов все расселись так, как с самого начала предложил Джош. Помогая сойти в лодку Аннабелл и Розамунде (Джош заболтался с Валери), граф недоумевал, почему девушка не захотела плыть вместе с ним и Розамундой. Понятно, что у него самого были для этого основания, но какие причины могли быть у Аннабелл? Неужели она недолюбливает свою тетю? Или подозревает правду?

Нет, это невозможно. Он не дал ни малейшего повода, за исключением того разговора за фортепьяно. Но и в том, что он несколько минут поговорил с Розамундой, не было ничего предосудительного. Наоборот, постоянно избегая друг друга и уклоняясь от общения, они рисковали вызвать у гостей определенные подозрения.

Было решено, что лорд Уэзерби будет грести в одну сторону, а Джош – в другую. «Живописное место», – подумал граф, оглядывая длинное узкое озеро с высокими, холмистыми берегами.

Листья уже начали распускаться. Ясное голубое небо отражалось в воде.

– Интересно, – сказал лорд Берсфорд, – почему коровам всегда кажется, что трава по другую сторону забора сочнее, а человеку всегда кажется более красивым противоположный берег озера? Попробуем забраться на вершину того холма?

– А ты не боишься натрудить свою ногу? – спросила Розамунда. Он засмеялся:

– Сразу видно, что Розамунда была замужем, правда, Джастин? Она как настоящая наседка.

– Прости, но, по-моему, я высказала естественные опасения, – сказала Розамунда. – В любом случае, давайте высадимся на берег. Может быть, ты захочешь забраться на вершину холма, сбежать вниз с другой стороны и вернуться к месту старта, Джош?

– Заманчивая идея, – усмехнулся Джош, – но не забывай, что мне грести обратно. – Он помахал другой лодке, указывая на берег.

Через несколько минут все снова оказались на суше.

Валери и ее жених решили не подниматься на холм, а пройтись по берегу. Лорд и леди Ситуэлл взяли из лодки одеяло, расстелили его на берегу и сказали, что будут наслаждаться видом. Аннабелл тоже присоединилась к ним.

– Что? – возмутился лорд Берсфорд. – Ты считаешь себя слишком старой, чтобы взбираться на гору? Это неслыханно. Может, нам следовало захватить носилки, чтобы донести тебя обратно до дома?

– Отсюда очень красивый вид, – настаивала она. – Я хочу сидеть здесь и любоваться им.

– Я останусь с вами, – с улыбкой сказал лорд Уэзерби, чувствуя, что по какой-то непонятной причине у Аннабелл испортилось настроение. Он пожалел, что согласился на эту прогулку и не нашел способа побыть с ней вдвоем. – Вы правы, здесь действительно чудесно.

– Нет-нет, пожалуйста, не оставайтесь тут из-за меня. Я знаю, вам хочется забраться на гору, милорд. Я с удовольствием побуду здесь с лордом и леди Ситуэлл.

Молодой человек в задумчивости смотрел на нее. Уж не от него ли самого она хочет избавиться? Необходимо выяснить это в ближайшее время. Хотя что он предпримет, если это окажется так, граф не знал.

– Ну что ж, очень хорошо. Мы не задержимся надолго.

Лорд Берсфорд взял Розамунду под руку.

– Знаешь, – сказал он, – в былые времена я вызвал бы тебя на соревнование – кто первым доберется до вершины. И разумеется, обогнал бы, хотя мне и пришлось бы бежать всю дорогу. Но ты уже не девчонка, а молодая леди. Думаю, теперь мне полагается вести тебя за руку, помогая дюйм за дюймом преодолевать трудности, встречающиеся на пути. – Он повернулся к графу:

– Если Розамунда потащит меня в пропасть, хватай ее за другую руку, Джастин.

– Если тебе так хочется посоревноваться, Джош, – ответила она, высвобождая свою руку и подбирая юбки, – я согласна.

И прежде чем он успел осознать ее намерение, взбежала на откос и, придерживаясь за деревья, начала карабкаться вверх.

Лорд Берсфорд в конце концов отстал от нее, но только у самой вершины. Смеясь и тяжело дыша, они упали на жесткую траву и смотрели, как к ним поднимается граф Уэзерби.

Он чувствовал себя степенным пожилым дядюшкой и ревновал, как школьник, которого не приняли в игру. На минуту ему вспомнилась игра в снежки с Розамундой, но он немедленно отбросил эти воспоминания.

– Смотри-ка, – сказал лорд Берсфорд, – говорят, ему скоро исполнится тридцать. Бедняга, возраст уже начинает сказываться. Правда, Розамунда?

– Просто леди не вызвала меня на соревнование, – сказал граф, усаживаясь рядом с Розамундой, – за что я буду вечно ей благодарен. Вы пропустили все подснежники и первоцветы, которые растут на полянках между деревьями.

– О, неужели? – Розамунда посмотрела на него с искренним огорчением.

– Мы успеем налюбоваться ими, когда будем спускаться к реке, – успокоил ее лорд Берсфорд. – В настоящий момент я пытаюсь снова закачать в свои легкие побольше воздуха.

– Хорошо, что вы предложили сюда подняться, – сказал граф. – Готов спорить, если мы подойдем вон к тому выступу, то сможем увидеть оттуда дом.

– Знаете, – заметил лорд Берсфорд, облокотившись на колено, – нам не следовало позволять этой девушке сидеть на одеяле, как какой-нибудь почтенной матроне. Нужно было настоять, чтобы она пошла с нами.

– Я считаю довольно трудной задачей заставить человека получать удовольствие против его воли, – ответил граф. – Возможно, Аннабелл не видит ничего приятного в том, чтобы выглядеть взмокшей, распаренной и задохнувшейся от бега.

25
{"b":"329","o":1}