ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аннабелл высвободила руку и побрела прочь.

– Да, конечно, – вновь проговорил граф, отвечая Тобиасу, – потрясающе.

– В наше время найдется немного молодых людей, милорд, которые проявляют такой неподдельный интерес к античной истории, – похвалил его преподобный Стренджлав. Затем взглянул на остальную группу – девушки расселись на обломках колонн, Робин покачивался на пятках, развлекая беседой Кристобель. – Но зато у них есть энергия и задор молодости, и кто мы такие, чтобы осуждать их? – добавил он со снисходительной улыбкой.

– Я бы не стал этого делать, – заверил его лорд Уэзерби, с нетерпением ожидая, когда Джош и Розамунда выйдут из рощицы. Аннабелл тоже куда-то исчезла.

Преподобный Стренджлав вдруг вспомнил, что алтарь древней церкви оказывает необыкновенно благотворное воздействие, и предложил графу лично убедиться в этом. Его сиятельство уныло поплелся за ним. Там к ним присоединилась Ева, и преподобный Стренджлав переключил свое внимание на нее.

Лорд Уэзерби прошел вдоль нефа. Куда они подевались? Тень деревьев – очень удобное укрытие. Возможно, Джош намеренно увел ее туда. Она нравится ему, он сам признал это совершенно открыто два дня назад. Всем известно, что они прекрасно ладят друг с другом. Наверняка они где-то там, в этой роще. Может быть, даже целуются, думая, что никто их не видит.

«И это абсолютно меня не касается, – напомнил он себе, стиснув руки за спиной и расхаживая взад-вперед. – Вместо того чтобы думать о них, мне следует найти Аннабелл и заняться с ней тем же самым. Пора наконец хотя бы поцеловать свою невесту».

Он перешагнул через груду камней и огляделся. Возможно, они уже перешли в другое место. И все-таки он направился в рощу.

* * *

– Джош, – смеясь, сказала Розамунда, – неужели ты в самом деле полезешь туда? Ведь ты уже взрослый мужчина.

– На самом деле ты хотела сказать, что я хромой мужчина и могу свалиться с этой стены.

– И это тоже, – подтвердила она. – Учти, если ты упадешь, я буду смеяться.

– Ну уж нет, скорее ты завопишь от ужаса и побежишь смотреть, не сломал ли я себе шею.

Невзирая на все протесты Розамунды он все-таки забрался на стену, куда они лазали вместе с Валери еще подростками. Забравшись, Джош принялся дразнить Розамунду и дразнил до тех пор, пока она тоже не залезла наверх. И конечно же, он свалился оттуда, а Розамунда смеялась над ним. Сама она прошла до конца стены, ни разу не покачнувшись.

– Мы ведем себя как дети, – сказала она. – Почтенной двадцатишестилетней вдове не пристало вести себя подобным образом, Джош.

– Да нет, Розамунда, мы давно уже не дети. – Он взял ее за руку и, переступив через груду камней, повел вдоль внешней стороны стены, где они внезапно оказались укрытыми и от солнца благодаря густой тени деревьев, и от ветра.

– Я знаю, – сказала она, безуспешно пытаясь отнять свою руку, – здесь ты начнешь флиртовать со мной и попытаешься украсть поцелуй.

– Это не будет кража, если ты сама поцелуешь меня, – ответил он.

– Я этого не сделаю.

Он повернулся к ней и остановился, облокотившись о стену.

– Почему?

– Потому что, оказавшись вместе, мы опять становимся детьми. Если ты меня поцелуешь, я буду так смущена, что не смогу даже смотреть на тебя.

– Ты можешь закрыть глаза.

– Нет, Джош. В самом деле нет. Он улыбнулся:

– Черт, с кем здесь еще флиртовать, как не с тобой, Розамунда?

– Попробуй хотя бы в течение двух недель не флиртовать ни с кем, – посоветовала она. – Твоей душе это пойдет только на пользу.

– Ведь ты не можешь вздыхать по Тоби, правда? – спросил он. – Он каждый вечер будет читать проповедь, перед тем как запрыгнуть к тебе в постель. А потом, только вообрази себе маленьких Тоби, которые слушают уроки закона Божьего у него на коленях.

Розамунда засмеялась.

– Не надо, – сказала она. – Не надо смеяться над ним, Джош. Он очень уважаемый господин.

– И представь себя в церкви, на передней скамье. Вот ты сидишь и пытаешься не уснуть под монотонное жужжание воскресной проповеди, – продолжал Джош. – И подумай, как нелегко будет заставить маленьких Тоби сидеть спокойно и не вертеться в святом месте.

– Ты ужасный, бессердечный человек. Мне жаль разрушать придуманный тобою образ, Джош, но у меня нет намерения выходить замуж за Тоби.

– Хорошо. Тогда позволь мне поцеловать тебя. Возможно, ты будешь удивлена тем, как хорошо это у меня получается.

– Я не сомневаюсь, что ты являешься мастером этого дела, – сказала Розамунда, – но, кажется, к нам идет Аннабелл.

Молодая женщина испытала громадное облегчение, когда Джош отпустил ее руку и с улыбкой повернулся, приветствуя Аннабелл. Он слишком сильно нравился ей, чтобы испортить это теплое чувство пустым флиртом. Она знала, что у нее никогда не будет с ним ничего серьезного, и очень сильно сомневалась, что таковое может возникнуть у него. Между ними не пробегало той искры, которая…

Не имеет значения.

– Твоя тетя – жутко легкомысленная особа. Она только и делает, что смеется, когда я описываю ей прелести совместной жизни с Тоби и его потомством, – сообщил лорд Берсфорд приблизившейся девушке. – Может быть, тебе удастся образумить ее, Аннабелл.

– О, тетя Роза, – сказала Аннабелл, с досадой посмотрев на Розамунду, – но вы же не собираетесь замуж за Тобиаса?

Лорд Берсфорд фыркнул от смеха.

– Пойдемте К реке, там есть пещера отшельника, – предложил он. – Я не был там уже много лет. – Он протянул им обеим руки.

– Я погуляю здесь немного между деревьями, – отказалась Розамунда. – А вы идите.

– Она боится, что я сброшу ее в реку, – пожаловался лорд Берсфорд Аннабелл.

Девушка с сожалением смотрела вслед удаляющейся Розамунде.

Розамунда шагала по тропинке, наслаждаясь краткими минутами одиночества. За последние несколько дней она осознала, какой неторопливой и бессобытийной была ее жизнь с мужем. Ее энергичная натура требовала деятельности, приключений, забав, но, закружившись в водовороте новой жизни, она растерялась.

Во-первых, Тоби в своей обычной напыщенной манере намекнул, что собирается предложить ей руку и сердце. Розамунде было совершенно непонятно, почему он выбрал именно ее: ведь они не виделись десять лет, и наверняка она запомнилась ему взбалмошной, непоседливой девчонкой, образ которой совершенно не вязался с ролью жены пастора.

Во-вторых, она встретила Джоша, который, с одной стороны, вел себя так, словно они все еще были детьми, а с другой – отчаянно флиртовал с ней. Впрочем, она сама поощряла его к этому в последние два дня, но сегодня он попытался зайти дальше, и Розамунда испугалась.

Кроме того, был еще Джастин. Нет, с ним покончено. Ей только нужно привыкнуть воспринимать его как собственность Аннабелл. Скоро он будет принадлежать этой девушке. «Если бы я была умнее, – подумала Розамунда, – то пустилась бы сейчас в безоглядный флирт с Джошем – молодым, красивым и опытным в сердечных делах мужчиной».

Он и в самом деле очень нравился ей.

Розамунда заметила какое-то движение в кустах и спряталась за стволом ближайшего дерева. «У меня нет причин скрываться от кого бы то ни было, – уверяла она себя, зажмурив глаза и пытаясь унять биение сердца. – Я даже не знаю, кто это».

Но она знала, она узнала его, едва заслышав осторожные шаги.

– Розамунда? Что это? Ты прячешься от меня?

– Я? Нет, и не думала. Просто мне захотелось укрыться от ветра. А ты разыскиваешь Аннабелл?

– Да.

– Они с Джошем пошли к реке смотреть пещеру отшельника. Вообще-то она очень смахивает на лисью нору, но нам всегда нравилось думать, что это пещера отшельника.

Он подошел совсем близко. Только сейчас она осознала, что так и осталась стоять, крепко обхватив руками дерево.

– Возможно, нам тоже стоит немного пройтись, – сказал он.

Она кивнула:

– Да, пожалуй.

– Или ты боишься, что дерево упадет, если ты перестанешь его поддерживать? – Джастин улыбнулся одними глазами, эта его способность поразила Розамунду еще в охотничьем домике Прайса.

29
{"b":"329","o":1}