ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Решение принято. Он вступает в новую фазу жизни, и нужно отнестись к этому как к данности. Граф полагал, что со временем привыкнет к жене и будет доволен своим существованием.

Как же все-таки неудачно сложились обстоятельства! У него оставался только месяц свободы, и даже им он не сможет воспользоваться как следует! Несмотря на бурный темперамент, граф имел несколько старомодные понятия о супружеской верности. Старомодные, потому что большинство приятелей не разделяли его точку зрения. Многие знакомые ему мужчины были счастливы в браке и тем не менее имели уютное любовное гнездышко на стороне. Ему и самому претила мысль о супружеской верности, тем более что он вовсе не желал расставаться с Джуд. Она была его любовницей уже почти год и знала, как доставить ему удовольствие. Но граф понимал, что может встречаться с Джуд только до объявления помолвки. Нет, конечно, он еще увидится с ней, но только для того, чтобы сообщить о своей женитьбе.

Но до помолвки оставалось некоторое время, и лорд Уэзерби собирался погостить вместе с Джуд в охотничьем домике своего приятеля. Сам Прайс также намеревался приехать туда со своей новой пассией. Эта неделя символизировала для графа прощание со свободой. И надо же было тете Прайса именно в день их отъезда покинуть этот мир! Естественно, Прайс был вынужден остаться на похороны. Он очень сожалел, что их планы разрушились столь неожиданным образом, однако настаивал, чтобы Уэзерби и Джуд отправлялись в Нортгемптоншир, где все было готово к их приезду.

Но в то же утро, когда граф подъехал к дому Джуд в экипаже, нагруженном сундуками с нарядами и украшениями, к нему вышел лакей и сообщил, что хозяйка лежит в постели с температурой, кашлем и насморком. Лорд Уэзерби послал за доктором, не стал возражать, когда Джуд посоветовала ему воздержаться от поцелуя, и, вконец расстроенный, вернулся домой.

«И что же? – подумал он, подъехав к крыльцу своего дома. – Смириться с поражением? Нет».. Неожиданно для самого себя он велел кучеру поворачивать и ехать в Нортгемптоншир. Вот как получилось, что граф в полном одиночестве отправился в путешествие, которое планировалось совершить вчетвером.

Зачем он это сделал? Как собирается развлекаться в безлюдной глуши? В том, что он будет там один, не было никакого сомнения. Граф прижался лицом к стеклу и стал смотреть на дорогу. Все кругом побелело. И похоже, снег прекратится не скоро. Наверное, все эти дни ему придется безвылазно сидеть в доме. И когда настанет пора возвращаться, он будет готов завыть от тоски по людям.

Граф заметил одинокую фигуру на обочине дороги. Человек шел им навстречу. Лорд Уэзерби только собрался постучать кучеру в окно, как тот уже остановил экипаж. Кто это бредет в такую погоду по дороге, согнувшись от неистового ветра? Может быть, этот человек живет где-то неподалеку? Однако граф не видел на протяжении вот уже нескольких миль никакого жилья.

Оказалось, это женщина. Кучер окликнул ее, и она подняла голову. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: это не сельская девушка. Ее модная шляпка и плащ из дорогой ткани сильно пострадали от непогоды. Лорд Уэзерби распахнул дверь и спрыгнул на землю, тут же по щиколотку утонув в снегу.

– Все в порядке, – говорила девушка кучеру. – Мой брат должен появиться с минуты на минуту, – От холода у нее стучали зубы.

– У вас сломался экипаж, мадам? – спросил граф.

Темные глаза, лицо сердечком, покрасневшие щеки, нос и подбородок.

– О нет, – ответила девушка, – уверяю вас, все в порядке. Просто я решила немного пройтись пешком. Деннис скоро вернется за мной.

Граф вгляделся в белую пелену снега, скрывавшую дорогу, однако не обнаружил никаких признаков приближающегося экипажа. Захотела прогуляться в метель? Нет, вряд ли она сказала правду.

– Честно говоря, мы поссорились, – поспешно объяснила девушка, словно прочитав его мысли. У нее снова застучали зубы.

– Похоже, что вы гуляете уже довольно давно, мадам, – заметил граф. – Скоро наступят сумерки. Прошу вас, позвольте мне вас подвезти.

Бросив быстрый взгляд, незнакомка мгновенно оценила богатое убранство экипажа.

– Деннис сойдет с ума, если не найдет меня, – сказала она. – Лучше я подожду его. Тем не менее за предложение спасибо.

Она попыталась улыбнуться, однако застывшие мышцы лица не слушались.

– Могу я представиться вам? – спросил граф. – Джастин Холлидей <Холлидей в переводе с английского означает «праздник». – Примеч. ред.> к вашим услугам, мадам.

– Приятно познакомиться, мистер Холлидей, – ответила девушка. – Розамунда Хантер.

– Мы будем смотреть в окно и непременно увидим экипаж вашего брата, – сказал он, протягивая ей руку. – Если я оставлю вас здесь, то буду чувствовать себя настоящим убийцей. – Он улыбнулся.

– Ну, может быть, и в самом деле… – сказала она, принимая его руку. – Я даже не представляла, что может быть так холодно.

Граф осторожно взял ее за талию и подсадил в экипаж.

– Он говорил, что пойдет снег, – продолжала девушка, пока граф доставал большое теплое одеяло и укрывал ей ноги. – Думаю, он будет рад, что победил в этом споре.

– Вы хотите сказать, что покинули экипаж своего брата еще до того, как начался снегопад? Но, мисс Хантер, с тех пор прошло уже не меньше часа!

– Так мало? – удивилась она. – Я думала, как минимум три. Деннис, наверное, ужасно зол на меня. И не называйте меня «мисс». Я – вдова

– Простите, – извинился он.

– Если бы Леонард был жив, я бы не оказалась сегодня на этой дороге.

– Вы совсем замерзли, – сказал он. – Натяните одеяло повыше.

– Пожалуй, я так и сделаю, – согласилась женщина. Она крепко стиснула зубы, чтобы они не стучали, и натянула одеяло до самого подбородка. Затем окинула своего спутника лукавым взглядом и рассмеялась:

– А вдруг вы окажетесь разбойником и похитите меня?

– В экипаже? – сказал он. – Без маски и пистолетов? Какая же в этом романтика, мадам?

– Не знаю, как насчет романтики, но я твердо знаю одно: мне было бы очень неприятно, если бы вы оказались разбойником и везли меня сейчас на своем коне, перебросив поперек седла. Деннис устроит мне страшный разнос за то, что я села к вам в экипаж. Мне было десять лет, когда умер отец. Брат старше меня на пятнадцать лет и потому взял на себя заботу о моем воспитании. В семнадцать я вышла замуж, но Деннис до сих пор обращается со мной как с маленькой девочкой.

– Уж лучше пусть ваш брат немного побеспокоится, чем обнаружит окоченевшее тело своей сестры где-нибудь на обочине, – заметил граф.

Она засмеялась:

– Думаю, вы правы. И все же он, наверное, ужасно сердится. Я ожидала, что он проедет мили три и вернется за мной. Не понимаю, куда он пропал.

Экипаж остановился, и кучер, постучавшись, открыл дверь.

– Здесь мы должны повернуть, сэр, – сказал он. – Как быть с леди? Еще час-другой, и по дороге будет не проехать.

Граф повернулся к Розамунде:

– Вам лучше остаться со мной.

– Но у Денниса случится апоплексический удар.

Лорд Уэзерби подумал, что Деннис вполне заслуживает этого.

– Если бы я хоть немного знал эту местность, я бы нашел, куда отвезти вас, миссис Хантер. Но, не зная дороги, я боюсь подвергнуть вас еще большей опасности. Место, куда я направляюсь, совсем недалеко. Нам не остается ничего другого, как поехать туда. Ваш брат догадается, что вы нашли себе укрытие.

– О Боже, – воскликнула Розамунда, – какой же я была глупой! Он ведь предупреждал, что мое поведение ни к чему хорошему не приведет.

– Если хотите, мы можем проехать еще немного по этой дороге, – предложил граф.

Она посмотрела на него с неожиданной решимостью.

– Нет, мистер Холлидей. Я не хочу причинять вам неудобства. Поедемте. Может быть, завтра мне удастся разыскать Денниса. Надеюсь, миссис Холлидей не будет возражать, если я останусь у вас на одну ночь.

Граф подал кучеру знак ехать, и тот закрыл дверь и влез на козлы. Экипаж снова пришел в движение и вскоре повернул направо.

3
{"b":"329","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Адмирал. В открытом космосе
Мягкий босс – жесткий босс. Как говорить с подчиненными: от битвы за зарплату до укрощения незаменимых
Удиви меня
Психиатрия для самоваров и чайников
Превыше Империи
Бумажная магия
Соль
Обычная необычная история
Карильское проклятие. Возмездие