ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Замуж срочно!
Пассажир
Во имя любви
Голос рода
Никаких принцев!
Конец Смуты
Ловушка для птиц
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
A
A

Лорд Берсфорд постоял немного, глядя ей вслед, потом направился в гостиную. Лицо его было спокойным.

Розамунда уже легла в кровать и погасила свечи, когда услышала, что дверь ее спальни отворилась. Она подскочила в постели, первой ее мыслью было, что это Джастин.

– Кто там? – спросила она, и голос ее сорвался.

– Тетя Роза? – послышался нерешительный голос. – Вы не спите?

Розамунда отбросила одеяло и встала с постели.

– Входи, Аннабелл, – сказала она. – Сейчас я зажгу свечу. Что-то случилось?Девушка была в одной ночной сорочке и босиком. Она обхватила себя руками и вся дрожала от волнения и холода.

– Лучше забирайся ко мне в постель, – велела Розамунда, когда свеча озарила комнату своим неровным светом, – и натяни на себя одеяло. Сейчас не лето, чтобы разгуливать в таком виде.

Она накинула теплый капот и сунула ноги в мягкие домашние туфли. Аннабелл послушно села на кровать и закуталась в одеяло.

– Не можешь заснуть? – спросила Розамунда, присев на край кровати. Девушка покачала головой.

– Ты рано ушла в свою комнату, Аннабелл. Может, у тебя разболелась голова?

– Тетя Роза, когда вы решили выйти замуж за дядю Леонарда, мой папа был против, да?

– Он полагал, что я слишком молода для замужества, – ответила Розамунда, – а твоего дядю он считал слишком старым. Надеюсь, с годами он убедился, что я поступила правильно.

– А как вы это сделали? – спросила Аннабелл. – Я имею в виду: как вы решились выступить против моего папы?

Розамунда засмеялась:

– Для меня гораздо более естественным было спорить с твоим отцом, чем соглашаться. Кстати, я только сейчас осознала, что со времени моего возвращения из Линкольншира мы с ним ни разу по-настоящему не поссорились.

– Но что вы тогда ему сказали? – продолжала расспрашивать девушка. – Что сделали?

Розамунда пристально вгляделась в лицо племянницы.

– По-моему, ты говоришь о себе, – сказала она. – Что случилось, Аннабелл? Что-то, о чем ты не можешь поговорить с твоим отцом или матерью? Ты решила довериться мне? Ты можешь быть со мной откровенна, я ничего не расскажу родителям.

– Им так хочется, чтобы я вышла за графа Уэзерби, – с отчаянием сказала Аннабелл.

– Они считают, что он – хорошая партия. И это действительно так.

– Они не простят меня, если я откажу ему. – Девушка обхватила руками колени. – Папа будет вне себя от ярости.

– Но ведь и он, и твоя мама сказали, что окончательное решение за тобой, правильно?

– Ах, теперь слишком поздно. Если бы я сказала «нет» год назад, когда лорд Уэзерби впервые заговорил о свадьбе, или зимой, или хотя бы неделю или две назад, все было бы еще ничего. Если бы папа и был недоволен, то по крайней мере не рассердился бы на меня. Но сейчас? Похоже, все знают о нашей помолвке, тетя. Все ожидают, что мы объявим о ней на балу в день рождения дедушки. Теперь поздно что-то менять.

– Его сиятельство уже сделал тебе официальное предложение? – спросила Розамунда.

– Нет. – Аннабелл уперлась подбородком в колени. – Но это не имеет никакого значения. Официальное предложение – просто формальность. Мы оба знаем, что он попросит моей руки и я соглашусь.

– А ты не хочешь этого? – тихо поинтересовалась Розамунда.

Аннабелл уткнулась лицом в колени.

– Нет, хочу, – сказала она. – Я наконец решилась. Мама с папой и дедушка с бабушкой очень хотят, чтобы я вышла за графа, и леди Уэзерби тоже. И он очень приятный, добрый джентльмен, хотя и старше меня на одиннадцать лет. Да, я приму его предложение. Я никогда не возражала против этого брака.

– Никогда не возражала? А сейчас? Аннабелл долго не отвечала.

– Джошуа говорит, что я совершаю ошибку.

– Джош? – Розамунда нахмурилась и почувствовала, как внутри у нее что-то перевернулось. Что он наговорил девушке?

– Он говорит: я не обязана соглашаться, – объяснила Аннабелл. – Что стоит мне набраться немного мужества, и я стану свободной, может быть, впервые в жизни. Видите ли, мне было всего девять лет, когда я узнала, что когда-нибудь граф Уэзерби станет моим мужем.

– Ты чувствуешь себя несвободной? – удивилась Розамунда. – То, что ты выходишь замуж в соответствии с желанием своих родителей, вовсе не означает, что на тебя оказывают давление. И знаешь, Аннабелл, иногда родители лучше понимают, что нам надо. Оглядываясь назад, я вижу, что твой отец имел серьезные основания возражать против моего брака. Мне было семнадцать, а Леонарду – сорок девять. Все говорило за то, что я буду несчастлива с ним. Мне повезло, и этого не случилось, хотя я почти не знала твоего дядю, когда выходила за него замуж. Но это скорее исключение из правила, чем наоборот.

Аннабелл не сводила с нее глаз.

– Да, все так, тетя. Но мне не следует идти на поводу у Джошуа и отказывать графу в самый последний момент.

Розамунда не знала, что ответить. Ее племянница была так молода и впечатлительна. Слишком велика была ответственность, чтобы что-то советовать в такой ситуации. Но прежде чем она сумела облечь свои мысли в слова, девушка снова заговорила:

– Тетя Роза, а вы были когда-нибудь так влюблены, что, как бы ни старались, не могли избавиться от этого чувства?

Розамунда вздрогнула.

– Именно это с тобой и происходит? – спросила она.

– Да. – Аннабелл смотрела на нее огромными взволнованными глазами.

– А он любит тебя?

– О нет, конечно, нет, – вздохнула девушка. – Я принадлежу лорду Уэзерби с самого детства. Никому и в голову не приходило, что меня можно любить. Но я как-нибудь переживу это, правда? Когда мы поженимся и у меня будут свой дом и дети?

Розамунда закрыла глаза. О, бедный Джастин!

– Не знаю, – сказала она. – Не знаю, Аннабелл. Но видишь ли, Джош прав. Чего бы от тебя ни ждали, всегда есть возможность сказать «нет». Ответив лорду Уэзерби «да», ты приговоришь себя на всю оставшуюся жизнь. Подумай хорошенько. Не надо считать себя связанной обещанием, которого ты еще не давала. И помни главное: никто не должен повлиять на твое решение. Ты должна принять его сама.

Аннабелл снова спрятала лицо в коленях.

– Я не знаю, что мне делать, – сказала она. – Как вы думаете, тетя Роза, я смогу сделать лорда Уэзерби счастливым? Ведь он гораздо старше и опытнее меня.

– Дядя Леонард был старше меня на тридцать два года. И всегда говорил, что я его единственная радость.

– Не думаю, что могу быть чьей-нибудь радостью, – уныло произнесла Аннабелл.

– О, девочка, конечно же, можешь. Ты такая нежная, милая, чуткая. Ты больше думаешь о других людях, чем о себе. Ты способна на сильные чувства. И способна принять главное решение в своей жизни сама.

В глазах Аннабелл стояли слезы, когда она подняла на Розамунду отчаянный взгляд.

– Но мне не надо принимать никакого решения, – сказала она. – Если только лорд Уэзерби не будет со мной несчастлив из-за того что я буду продолжать любить… Тетя Роза, почему не всегда можно определить, что хорошо, а что плохо? Почему иногда так трудно понять, что правильно?

– Я думаю, ты просто становишься взрослой; девочка, – ответила Розамунда. – И первый раз в жизни должна принять самостоятельное;

Решение. Конечно, в детстве все гораздо проще: можно согласиться с решением взрослых, а потом ворчать, что они тираны. Так? Аннабелл нахмурилась:

– Если я отвечу ему согласием, это будет означать, что я перекладываю ответственность за свою судьбу на плечи родителей, а если я скажу «нет», это может оказаться просто бессмысленным актом неповиновения. О Боже!

– Ну ладно, – сказала Розамунда, решив приободрить девушку. – Я рада, что тебя привела ко мне не головная боль, но если ты будешь продолжать ломать голову, она у тебя точно заболит. Мне очень жаль, что твоя тетя Роза не может взять тебя на ручки и решить все твои проблемы.

– Но вы помогли мне, тетя, – возразила Аннабелл. – Вы помогли мне понять, что я не марионетка в руках своих родных, хотя временами проще смириться с этой ролью.

38
{"b":"329","o":1}