A
A
1
2
3
...
38
39
40
...
48

Она отбросила одеяло и вылезла из кровати. Поцеловав Розамунду в щеку и пожелав ей доброй ночи, девушка ушла.

А Розамунда еще долго сидела на кровати и смотрела на догорающую свечу, почти жалея, что врожденная щепетильность не позволила ей дать племяннице совет, выгодный ей самой, а не девушке.

Но она не смела даже надеяться. Потому что была всего лишь обедневшей вдовой почти никому не известного баронета, а Джастин – богатым графом, имеющим несколько процветающих поместий. К тому же пусть недолго, но она была его любовницей, а джентльмены никогда не женятся на своих любовницах.

Единственное, на что она могла надеяться, – это вступить с ним в более длительную связь, которая окончится, когда кто-нибудь из них надоест другому. Скорее всего это будет она. Может быть, она надоест ему через полгода, может быть, через год. Может быть, позже. Но когда-нибудь это произойдет.

Но какой смысл думать, как долго это могло бы продлиться, даже если бы все эти «если» сбылись? Месяц назад Розамунда стала близка с графом, поддавшись его обаянию и стечению обстоятельств, но сознательно стать чьей-либо любовницей она была неспособна. Так что…

Розамунда сбросила капот и туфли, задула свечу. Потом забралась под одеяло и укрылась с головой.

Каким долгим был этот день! Казалось, он длился миллионы лет. Во сне она снова прижималась головой к плечу Джастина и чувствовала его тепло и терпкий запах одеколона. И когда его рука потянулась к ее груди под легким шелком блузки, Розамунда сама расстегнула ее. Она хотела ощутить его руку на своей обнаженной груди.

Глава 14

Следующее утро граф Уэзерби провел с маркизом и виконтом Марчем, Вместе с некоторыми другими джентльменами они объезжали овцеводческие фермы. Шел период окота, и всех интересовало, каким будет приплод.

Аннабелл не вышла к завтраку, леди Марч объяснила, что у дочери разболелась голова. Граф выразил надежду, что недомогание не очень серьезно и девушка сможет присоединиться к ним за ленчем. Всю ночь он провел без сна, размышляя о будущем, и решил во что бы то ни стало встретиться утром со своей невестой наедине и поговорить с ней о ее чувствах. Он намеревался выяснить, насколько верны его подозрения относительно тайного возлюбленного, и установить более доверительные отношения с будущей женой.

Оказалось, что осуществить его план даже легче, чем он мог надеяться. К тому времени как мужчины вернулись с прогулки, Аннабелл уже вышла из своей комнаты. Она охотно села рядом с ним за ленчем и, восхитившись погодой, сказала, что хотела бы погулять.

– Сегодня прохладно, – сказал граф с улыбкой, – но погулять можно. Может быть, сходим на озеро?

– Да, – ответила Аннабелл, – это замечательная мысль.

Он ожидал, что девушка объявит об их намерении и предложит всем желающим присоединиться, но она молчала до тех пор, пока Кристобель и Ева не сказали, что хотели бы съездить в деревню, если кто-нибудь согласится их сопровождать. Розамунда снискала их горячую признательность, выразив готовность составить им компанию. А преподобный Стренджлав несколько охладил их пыл, заявив, что тоже сочтет за честь сопровождать таких прелестных и жизнерадостных юных леди.

Маркиз с супругой, наслушавшись восторженных рассказов о Винвудском аббатстве; решили, что им также необходимо посетить это место. Поэтому они пригласили леди Уэзерби, лорда и леди Ситуэлл и прочих гостей посмотреть вместе с ними знаменитые развалины.

В конце концов у лорда Уэзерби появилась надежда, что им с Аннабелл все-таки удастся пару часов побыть вдвоем. Казалось, ее это тоже необычайно обрадовало.

– Надеюсь, головная боль прошла у вас окончательно, – сказал граф, когда они вышли на извилистую тропинку, ведущую к озеру. Раскидистые кроны деревьев образовывали над их головами арку.

– О да, благодарю вас, – ответила девушка. – Наверное, это была обычная усталость. Последние дни оказались очень насыщенными событиями и путешествиями.

– Вы находите? – улыбнулся он. – Должно быть, дома вы ведете очень тихую, размеренную жизнь?

– Я люблю жить в нашем загородном доме, – сказала она. – Там у меня есть свои лошади, собаки, там я могу спокойно читать любимые книги и рисовать. Я люблю общество близких людей. А вы большую часть времени проводите в Лондоне, милорд? Джастин, – поправилась она.

– Да, в молодости всем хочется наполнить свою жизнь волнующими событиями. Я тоже люблю развлечения, но дела для меня на первом месте. Поэтому после женитьбы я скорее предпочту жизнь в деревне, с семьей.

«Может быть, я заговорил о женитьбе преждевременно?» – спохватился он, заметив, что щеки девушки порозовели, а глаза опять стали непроницаемыми.

– И как скоро вы намерены обзавестись семьей? – спросила она. – Я тоже с нетерпением жду времени, когда смогу жить своим домом и заниматься воспитанием детей. – Аннабелл смотрела невидящим взглядом прямо перед собой. Щеки ее стали пунцовыми. – Смотрите, сколько крокусов, – обратила она его внимание на лужайку, по которой были рассыпаны желто-лиловые цветы.

– Полагаю, вам было не больше девяти лет, – сказал лорд Уэзерби, – когда моей матери и вашей бабушке впервые пришла мысль поженить нас. Вы росли с сознанием того, что это неизбежно?

– Да. – Она посмотрела на него.

– А в прошлом году, когда вас привезли в Лондон и вы начали выезжать в свет, вы по-прежнему были уверены, что в конце концов выйдете за меня?

Ее румянец стал еще ярче.

– Но разве у меня не было причин так думать? – спросила она. – Вы говорили об этом с папой еще до того, как я приехала в Лондон.

– О да. – Он примирительно накрыл ее руку своей. – И я сделал это без всякого принуждения со стороны. Но вы еще очень молоды, Аннабелл, вам было только семнадцать тогда, и сейчас вам только восемнадцать. Может быть, вы сожалеете, что не имели возможности поощрить кого-нибудь другого из ваших поклонников в Лондоне?

– Джентльмены в городе были очень любезны со мной, но у меня не было желания кого-либо из них поощрять.

– А дома? Может быть, есть какой-нибудь юноша, с которым вы вместе росли и к которому вы испытываете привязанность?

– Нет.

– А здесь? Может, кто-нибудь из ваших кузенов сумел пробудить в вас более нежные, чем сестринские, чувства?

– Нет, конечно, нет.

Девушка опустила голову и прибавила шаг, так что лорд Уэзерби немного отстал и не мог видеть ее лица.

– О, взгляните, вот и озеро, – сказала она. – Хорошо, что мы сегодня не будем кататься на лодках. Слишком холодно.

– Да, – согласился он. – А на воде будет еще холоднее.

– Почему вы спросили об этом? – Аннабелл остановилась почти в том самом месте, где днем раньше граф сидел с Розамундой. – Вы считаете, я слишком молода для вас? Или вас что-то вынуждает сделать мне предложение? Или вы предпочли бы жениться на другой женщине?

– Нет. – Он положил руки ей на плечи, она подняла голову и встретила его прямой взгляд. – Просто я понял, что пришло время жениться, Аннабелл, и, увидев вас прошлой весной, решил, что меня устраивает выбор моей матери. Но мне уже двадцать девять лет. У меня было время узнать жизнь и понять, чего я хочу. Поэтому меня смущает мысль, что у вас не было подобного шанса.

– Это не важно, Джастин, – сказала она, приближая к нему свое лицо. – Я хочу выйти за вас замуж. Я восхищаюсь вами и, может быть, даже люблю. Никто не принуждает меня к браку с вами, я делаю это добровольно.

Глухая стена в ее глазах рухнула. Теперь в них ясно читалось лихорадочное возбуждение.

– Ну хорошо, – сказал он и погладил ее по щеке. Ему хотелось посадить ее к себе на колени и качать, как испуганного ребенка. Но она не ребенок, а женщина, которая станет его женой. И вряд ли она расскажет ему о своих бедах.

Она накрыла руку, прижатую к ее щеке, своей и посмотрела на него горячим вопрошающим взглядом.

– Думаю, нам следует подождать до дня рождения вашего Деда, – сказал он улыбаясь.

39
{"b":"329","o":1}