ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уставшая от ожидания Розамунда почти обрадовалась, когда день рождения маркиза наконец наступил. Пришел последний день ее терзаниям в этом доме. На следующее утро она сможет уехать. Пока же она займется сборами и приготовлениями к балу. Утром Розамунда помогала украшать цветами бальную залу, а оставшееся время потратила на то, чтобы вымыть и высушить волосы, сделать прическу и выбрать платье.

К вечеру она уже начала считать часы, оставшиеся до отъезда. Экипаж Денниса будет готов сразу после ленча. Ждать осталось меньше суток. И она как-нибудь сумеет перетерпеть это время.

Аннабелл не захотела идти в оранжерею вместе со своими юными кузинами, а предпочла расставлять цветы по вазам. Однако, учитывая тот факт, что она умела найти в оранжерее самые красивые цветы, но плохо разбиралась в аранжировке, ей следовало бы сделать наоборот. После того как леди Марч и Розамунда несколько раз переставили вазы, расположением которых сама Аннабелл была весьма довольна, девушка решила выйти подышать свежим воздухом. До вечера было еще далеко, и она могла не торопиться.

В парке ее и нашел лорд Берсфорд.

– Тебе запретили появляться в доме до начала бала? – спросил он. – Наверное, ты путалась у всех под ногами?

– Как малое дитя, – добавила она. – Нет, конечно, нет, Джошуа. Просто мне захотелось немного подышать.

– И охладить эти прелестные щечки, – сказал он. – Последнее время они все время горят. Погуляй со мной. – Он протянул ей руку.

– Мне скоро надо будет вернуться, – заколебалась Аннабелл.

– Зачем? Тебе нужно целых пять часов, чтобы приготовиться к балу?

– Джошуа… – Она посмотрела на него беспомощным взглядом.

Он бережно взял ее руку.

– Давай немного пройдемся, – попросил он. – Хотя бы до озера.

– Но до озера целая миля, – ужаснулась она. – Мне нельзя отлучаться надолго.

И все же она пошла рядом, изредка бросая на него беспокойные взгляды. Джош был необычно серьезен и молчалив.

Когда они отошли на порядочное расстояние от дома и скрылись от случайных взглядов за плотной стеной деревьев, он заговорил:

– Мне хотелось бы знать, что ты имела в виду, когда сказала, что умерла бы, если бы меня не стало.

– А я так сказала? – легкомысленно спросила она – Мы все очень переживали за тебя, Джошуа. У бабушки глаза не просыхали от слез. Видишь ли, очень тяжело находиться в неведении, а мы не знали, жив ты или тебя уже нет на свете.

– Ты говорила не обо всех. Ты сказала: я бы умерла.

– Ну, это просто оборот речи. Я хотела сказать, что меня очень огорчила бы твоя смерть.

– Да? А почему?

– Потому что ты мой кузен.

– Троюродный.

– Ну и что?

– Аннабелл, скажи мне, что ты имела в виду.

– Ничего. Я ничего не имела в виду, Джошуа.

– Это правда? – Он резко повернулся к ней и прислонил ее к дереву. – Сегодня будет объявлено о вашей помолвке. Завтра пошлют уведомление в лондонские газеты. Это твой последний шанс, Аннабелл.

– Что это значит, Джошуа? Он положил руку ей на затылок и жадно всматривался в ее лицо.

– Я всегда любил тебя, не так, как других своих кузин. И всегда думал, что лучше бы леди Гилмор предназначила тебя в жены мне, а не Джастину. Но только на этой неделе я осознал, что на самом деле испытываю к тебе, только сейчас, когда уже слишком поздно и почти ничего нельзя исправить.

– Мне надо идти, Джошуа.

– Я не хочу, чтобы ты совершила ошибку. Ты должна быть счастлива.

– Я уже счастлива. Я согласилась выйти замуж за Джастина и поэтому счастлива.

– Ты говоришь правду?

– Да.

– Тогда почему у тебя при этом такой несчастный вид?

– Потому что я не люблю оставаться с тобой наедине, – сердито ответила Аннабелл. – Я не люблю находиться так близко от тебя.

– Отчего же?

Она молча смотрела на него.

– Ты боишься этого? – Он припал к ее полураскрытым губам долгим поцелуем.

Когда он оторвался от нее, она по-прежнему молчала и только смотрела на него огромными серыми глазами, полными слез.

– Из-за этого ты не любишь меня? – спросил он. – Из-за того, что я могу нарушить твое спокойствие?

– Я не говорила, что не люблю тебя, – прошептала она.

– А что ты говорила?

– Я хочу вернуться. – Ее голос дрожал.

– Что, Аннабелл? – повторил он, наклоняя голову и не отрывая взгляда от ее губ. – Скажи мне.

– Я боготворила тебя, когда была маленькой, – ответила она, закрывая глаза, – ты был таким красивым, заботливым и всегда смеялся. Я не могла не восхищаться тобой, сколько ни старалась. Все говорили о твоих похождениях и твоих женщинах, и я пыталась презирать тебя или хотя бы стать к тебе равнодушной.

– Но не могла? – Он стер слезы, бежавшие по ее щекам.

Она отрицательно мотнула головой.

– И я действительно думала, что умру, когда мы узнали о твоем ранении и потом долго не получали никаких вестей. А когда я узнала, что ты хромаешь и больше не сможешь обходиться без палки, у меня чуть не разбилось сердце.

Он с нежностью коснулся ее губ.

– Ну вот, можешь смеяться надо мной, – сказала она, – и говорить, что я еще маленькая.

– Мне страшно подумать, что кто-то любит меня так давно.

– А теперь ты скажи мне. – Аннабелл подняла на него глаза, и он ужаснулся тому страданию, которое прочитал в них. – Скажи, что не женишься на тете Розе. Я видела вас вместе, вы смеялись и были очень счастливы. И я видела, как вы вместе ушли в тот вечер, когда объявили о нашей с Джастином помолвке. Пожалуйста, Джошуа. Женись на ком угодно, только не на ней. Я смогу пережить, если ты женишься на какой-нибудь другой женщине, но только не на тете Розе.

– Я намерен жениться на тебе. Она посмотрела на него сквозь слезы и вдруг засмеялась.

– О да, ведь это так просто. Мы просто пойдем к дедушке и скажем ему, чтобы, объявляя о помолвке, он сказал, что жених – ты, а не Джастин, – промолвила она.

– Сегодня не будет никакого объявления. Получится не очень красиво, если твоим женихом объявят меня, в то время как все ожидают, что это будет Джастин. Мы скажем всем на следующей неделе.

– Джошуа… – Она достала из кармашка платья носовой платок и вытерла слезы. – Отведи меня домой. Я выставила себя перед тобой полной дурой. Ты можешь быть доволен.

– Я люблю тебя, – сказал он.

– Не надо, – рассердилась Аннабелл. – Я раскрыла тебе всю душу. Не смейся надо мной, это жестоко.

Он отобрал у нее платок и сунул к себе в карман. Потом притянул ее к себе и поцеловал, вкладывая в этот поцелуй всю свою любовь и весь свой опыт.

– Я люблю тебя, – сказал он, глядя в ее запрокинутое лицо. – И прошу тебя стать моей женой. Но прежде чем ты ответишь, я хочу предупредить, что все объяснения я беру на себя. А после того как ты согласишься, я скажу тебе одну новость, которая значительно уменьшит твое чувство вины. Хорошо?

– Нет, перестань, Джошуа. Это сумасшествие. Я уже дала слово.

Он снова поцеловал ее, и на этот раз поцелуй был таким долгим, что у нее закружилась голова.

– Ну так что?

– Джошуа…

– Ты выйдешь за меня, Аннабелл?

– Пожалуйста, Джошуа…

– Выйдешь?

– Ты сумасшедший. Самый настоящий сумасшедший.

– Скажи «да».

– Я уже обручена.

– Ну же…

– Ты отпустишь меня, если я скажу «да»?

– Нет.

– Джошуа!

– Ты выйдешь за меня?

– О-о, ну хорошо, да, но только пока длится это безумие. Как только мы вернемся, все опять встанет на свои места.

Он усмехался, глядя на нее, и она не выдержала и прикоснулась к ямочке на его щеке.

– Не больно-то мужественный у меня вид с этой ямочкой, да?

– Не знаю, у меня она всегда вызывала слабость в коленках, – ответила Аннабелл, потом посмотрела в его смеющееся лицо и нехотя улыбнулась.

– Джошуа, ты же знаешь, что мы не можем этого сделать.

– Для того, кто дрался под знаменами герцога Веллингтона, нет ничего невозможного, – сказал он. – Вот увидишь. И чтобы сознание вины не давило на тебя так сильно, я скажу тебе кое-что интересное.

43
{"b":"329","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Спецназ князя Святослава
Среди садов и тихих заводей
Дети 2+. Инструкция по применению
Три минуты до судного дня
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Скандал у озера
Принца нет, я за него!
Не бойся быть ближе
Царский витязь. Том 1