ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это все Джошуа, – прорычал лорд Марч. – Я готов свернуть ему шею. Он убедил Анну, что любит ее, и заставил согласиться выйти за него замуж. И поэтому о свадьбе, к которой мы готовились девять лет, теперь можно забыть как о старой ненужной вещи.

Розамунда усадила его на стул.

– И эта парочка… Они не сказали нам с Ланой ни слова, они сразу пошли к Уэзерби. Господи, какой стыд, Роза! Я не представляю, как покажусь сегодня вечером гостям.

– Но если они любят друг друга, может, и к лучшему, что все выяснилось сейчас, а не тогда, когда было бы уже слишком поздно.

– Слишком поздно?! – вскричал лорд Марч. – Членам семьи сказали о помолвке три дня назад, и я не сомневаюсь, что слуги уже оповестили об этом полграфства. Здесь его мать и сестра. Да я сквозь землю провалюсь, когда увижу их!

– А как это воспринял его сиятельство? – осторожно осведомилась Розамунда.

– Надо сказать, очень достойно. Он ведет себя так, словно это и не с ним обошлись так низко, как только можно поступить с человеком.

– Возможно, он действительно не слишком расстроен, – предположила она.

– Просто он – настоящий джентльмен. За что мы должны быть вечно ему благодарны. Послушай, Роза, я никогда пальцем не тронул Анну, но сейчас я бы с радостью перекинул ее через колено и лупил до тех пор, пока рука не отсохнет.

– Ничего бы ты не сделал. – Розамунда обошла стул, на котором он сидел, положила руки ему на плечи и поцеловала в макушку. – Ты предоставил Анне свободу, так же как когда-то мне, хотя я в то время не понимала этого. И так же как я, она воспользовалась этой свободой. Тебе кажется, что она поступила не правильно, но давай надеяться, что для нее все обернется так же хорошо, как когда-то для меня.

Он провел рукой по лицу.

– Маркиза не переставая плачет с того самого момента, как ей сказали. Она вынашивала идею об этой свадьбе девять лет. Правда, Гилмор напомнил ей, что Джошуа – его наследник, и потому им следует быть благодарными Богу за то, что все не обернулось еще хуже. Я полагаю, нам тоже надо радоваться этому.

– Ну конечно! – восторженно воскликнула Розамунда. – Со временем Аннабелл станет маркизой Гилмор.

– Он страшный повеса, – покачал головой лорд Марч.

– Говорят, из них получаются прекрасные мужья, – сказала Розамунда, обнимая его сзади за шею и прижимаясь к нему щекой. – Я не думаю, чтобы Джош отнесся к супружеству легкомысленно, Деннис. И у меня есть основания полагать, что он действительно любит Аннабелл.

– Дай Бог, чтобы ты была права, – вздохнул он. – Так ты собьешь мне набок шейный платок, Роза. Камердинер потратил десять минут, чтобы завязать мне его как следует.

– Да? – Розамунда прикоснулась губами к его щеке и выпрямилась. – Ну, тогда отведи меня вниз. И можешь рассчитывать на мою поддержку.

Он снова вздохнул.

– Иногда, – сказал он, – но только иногда, я бываю даже рад, что Анна у меня одна. Представь, если бы у меня было полдюжины дочерей.

– Но зато к тому времени, как ты выдал бы всех их замуж, ты стал бы настоящим знатоком этого дела, – рассмеялась она и похлопала его по руке.

Она сказала, что поддержит его. Но Деннису и в голову не могло прийти, что Розамунда просто не смогла бы заставить себя спуститься в гостиную, если бы он предпочел сейчас уйти без нее.

Помолвки не будет. Джастин свободен.

Для нее, конечно, это не имеет никакого значения. Было бы даже лучше, если бы все продолжало идти своим чередом. Тогда она могла хотя бы мечтать, как все сложилось бы, если бы обстоятельства позволили им быть вместе.

Нет, ее это совершенно не касается.

Господи, Джастин свободен!

Глава 16

Как только граф Уэзерби вошел в гостиную, ему сразу стало ясно, что новость уже распространилась среди гостей. Все приветствовали его с подчеркнутой сердечностью и старались окружить вниманием и заботой.

Он присоединился к маркизе, леди Карвер и сэру Патрику Ньютону. Аннабелл стояла поодаль в окружении матери, леди Ньютон, Джоша, лорда Карвера и преподобного Стренджлава.

Весь вечер граф чувствовал себя выставленным на всеобщее обозрение и тщательно следил за собой. За ужином он улыбался и поддерживал оживленную беседу с соседями по столу, а когда начался бал, перетанцевал со всеми знакомыми женщинами и даже один раз пригласил Аннабелл.

Девушка на протяжении всего танца смотрела в пол, однако граф уже имел возможность убедиться, что она умеет быть мужественной, когда это необходимо. Танец закончился, и Аннабелл подняла на него глаза.

– Я поставила вас в ужасно неловкое положение, – сказала она. – Вы очень сердитесь на меня?

– Нисколько. – Он улыбался, чувствуя, что все взгляды прикованы к ним. – Но если бы вы сделали несчастным Джоша, поступив так, как, по вашим понятиям, следовало поступить, я действительно рассердился бы. Аннабелл, дорогая, я от чистого сердца желаю счастья вам обоим. Вы же знаете, Джош – мой друг.

– Вы очень добры. И все же простите меня.

Джош не танцевал с ней. Но он и вообще редко танцевал из-за своей ноги. Пожалуй, это было единственным, в чем он себя ограничивал, в остальном лорд Берсфорд вел такой же бурный образ жизни, как до войны.

Граф все время напоминал себе, что следует быть осмотрительным. Множество глаз наблюдали за ним сейчас, даже люди, приехавшие издалека и совсем незнакомые ему, поглядывали с любопытством. Очевидно, какие-то слухи уже просочились. Он только не знал, какие именно: что помолвка состоится или что ее отменили. Но одно несомненно – сегодня он в центре всеобщего внимания.

Граф не осмелился пригласить Розамунду и не подходил к ней в перерывах между танцами.

Более того, он старался даже не смотреть в ее сторону, так как не собирался демонстрировать свои чувства на глазах у всего графства.

Но была и другая причина, почему он боялся подойти к ней. Оставаясь женихом Аннабелл, он мог хотя бы мечтать о том, как сложились бы их с Розамундой отношения, если бы он был свободен. Мог надеяться, что она отвечает ему взаимностью. Теперь же, когда все преграды рухнули, граф боялся прямого разговора.

Подошло время ужина. Лорд Уэзерби предложил руку Кристобель и вместе с ней перешел в столовую. Слева от них сели Майкл Уивер с Валери Ньютон, справа – лорд Карвер с какой-то местной красавицей. Граф невозмутимо принимал участие в общей беседе и с немалым удивлением заметил, что спутница Карвера бросает в его сторону заинтересованные взгляды.

Однако все это время он ни на минуту не забывал о Розамунде, которая сидела на другом конце стола в компании с Мэрион, Дэвидом, Стренджлавом и еще какой-то незнакомой ему парой. Наутро она собиралась уехать. Он никак не мог решить, поговорить с ней сейчас, до отъезда, или разыскать ее после, когда о семейном скандале позабудут. Или попытаться перехватить ее завтра утром и выяснить все начистоту? А может, лучше не разочаровываться и просто сохранить в своей душе чудесные воспоминания о снежном ангеле и об их недолгом знакомстве?

Лорд Карвер рассказал анекдот, все засмеялись, и граф тоже улыбнулся.

Затем краем глаза он увидел, что Розамунда встала, Стренджлав отодвинул ее стул, поклонился и поднес ее руку к губам. Дэвид и другой джентльмен тоже встали, и Розамунда, кивнув им, покинула комнату.

– Простите, – сказал лорд Уэзерби. – Карвер, проводи, пожалуйста, свою сестру в бальную залу, когда закончится ужин, хорошо? – И быстрым шагом направился к выходу. Сейчас ему было уже безразлично, смотрят на него или нет.

Розамунда все поняла, как только вошла в гостиную под руку с братом. Конечно, она и не надеялась, что он кинется ей навстречу с распростертыми объятиями. Она даже не ждала, что он как-то по-особенному посмотрит на нее или улыбнется. Но должно же было быть что-то, по чему она могла бы безошибочно понять, что у нее есть хоть какая-то надежда.

Но он не подал ей никакого знака. Розамунда вообще сомневалась, что Джастин заметил ее присутствие. И на протяжении всего обеда он ни разу не взглянул на нее, хотя они сидели не так далеко друг от друга. И потом, в бальной зале, ни разу не пригласил ее танцевать, хотя она часто бывала свободна. Ни взгляда, ни слова, будто ее и не было в одной комнате с ним.

45
{"b":"329","o":1}