ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Такое описание беспрепятственной биологической деятельности – скорее идеал, чем действительность. У человека нет такой вещи, как беспрепятственный секс. Все общества построены на сексуальных запретах, проникающих даже в моменты сильнейшего возбуждения и портящих чистоту реакций. С одной стороны – покорность и запуганность, с другой – мятежность, жесткость и бесчестие. Где-то между ними находится подлинная близость, свободно действующая сексуальность. В лучшем своем виде секс может дать вам возможность взлететь над поверхностью земли на 30000 футов с восхитительным медленным спуском. Но и меньшее может быть более чем обильно, и даже полет над крышами домов – более вдохновляющее переживание, чем стоять обеими ногами на земле. По совести, никто не может требовать большего, чем подняться над крышей, каждый фут сверх этого – это уже подарок[75].

То, о чем мы здесь говорим, это третий аспект мужской силы. Удар – это сила, с которой семя выбрасывается в момент эякуляции во влагалище поршнеобразным сжатием простаты. Представляется вероятным (хотя и не доказано), что высота оргазма, то есть ощущаемая величина оргаистического подъема, измеренная в метрах, зависит от силы удара.

Таким образом, с одной стороны – неполная эрекция, сдержанный напор и слабый удар. Другую же крайность представляет мужчина с плотным, таранообразным фаллосом, делающий толчки с самозабвенным увлечением и изливающий свое семя с большой силой в место, предназначенное ему природой. Но независимо от своего положения в этом спектре, мужчина может оплодотворить женщину, а если она надлежащим образом подготовлена, также вызвать у нее оргазм[76].

Из трех элементов мужской силы наиболее поддающийся сознательному контролю – это напор. Эрекция может быть прекращена актом воли, т. е. надо просто сказать «Стоп!» (или, как говорится в юмористических книжках, «Ляг, Фидо!»), но не существует магического слова, способного вернуть и сделать его тверже. «Встань, Фидо!» само по себе не ведет к цели. Чтобы заставить пенис подняться, нужна какая-нибудь приманка, живая или искусственная. Наиболее автоматична эякуляция, которую нельзя сознательно ускорить, а задержать после ее выпуска удается лишь на несколько секунд. Сила удара зависит главным образом от физических факторов, между тем как степень эрекции и напор зависят от психологических причин.

На половую силу мужчины влияют преимущественно две женщины: его мать (или, может быть, старшая сестра, которая поощряла или фрустрировала его мужественность и сексуальность, когда он рос) и его партнерша, которая в состоянии, в зависимости от своих реакций, повышать и стимулировать его силу или угнетать и подавлять ее. Когда мужчина старше женщины, он особенно чувствителен к ней. Если она слишком часто отвергает его, то может случиться, что он начинает терять потенцию и переходит в состояние упадка, свойственное пожилым людям; это состояние может прогрессировать, но почти всегда обратимо, если другая примется за него с должным энтузиазмом.

Как утверждают многие жены, половая сила мужчины часто проявляется в его повседневной жизни. Он может быть твердым, агрессивным и полным ударной силы; или же он легко сгибается перед сопротивлением, ему не хватает непристойности и силы, так что в конечном счете он выдыхается и не оканчивает начатое дело.

Женская сила

Женщина и мужчина дополняют друг друга, так что в женскую силу входят соответственно: открытость, отпор и охват[77]. Открытость выражается смазкой, отпор – встречными толчками и охват – мышечным сокращением.

Смазка влагалища, естественно, облегчает скольжение фаллоса. Если смазка вовсе не происходит (это называется аналойфией), то кое-кто может быть ободран. Некоторые женщины настолько возбуждаются, что эта смазка счастья, или, как они это называют, радостный сок, выделяется у них в чрезмерном изобилии (это называется гиперлойфией); в таких случаях женщина переваливается все время из одного оргазма в другой. Иногда женщина может и в обществе настолько возбудиться, что у нее выделяется смазка, понемногу или даже обильно; некоторые этим гордятся, другие смущаются. Как и в случае мужчины, это явление можно назвать «общественным возбуждением». Однако смазка не всегда означает, что женщина готова реагировать; она может принимать пенис, но не хочет им возбудиться[78]. Но если все идет хорошо, то после смазки бывает жесткий клитор. Смазка влагалища вместе с разбуханием клитора соответствует потенции мужчины, так что в случаях, когда это не вызывает неудобства, можно говорить о потенции у обоих полов.

Возможно, встречные толчки биологически являются реакцией женщины на перспективу беременности, а психологически – на ее стремление к полному сближению. Эта реакция может быть низведена до механизма поиска удовольствия. Подлинный биологический встречный удар несознателен и не расчетлив; это вовсе не попытка извлечь из полового акта как можно больше удовольствия, это нечто, что женщина должна делать, потому что ей так сильно хочется вовлечь пенис как можно глубже внутрь своего тела. Некоторые женщины пробуют сначала встречные удары в поисках удовольствия, но затем увлекаются их биологической принудительностью и начинают реагировать более естественно.

Охват соответствует удару. В момент оргазма, который может совпадать с эякуляцией мужчины, влагалище охватывает пенис снова и снова волнами мышечного сокращения, как будто пытаясь выдавить из него семя. Это вызывает волнообразные реакции у партнера и может увеличить движущую силу его эякуляции. Могут быть и более медленные охватывающие движения, которые столь же приятны.

Сексуальность женщины отражается и в других ее характерных реакциях по отношению к мужчине. Она делает себя доступной и смазывает их общее дело. Когда он идет к ней, она выходит ему навстречу и встречает его на полпути. Когда он стремится к некой цели, она отвечает ему в изощренном эмоциональном ритме и помогает ему извлечь из себя лучшее, что он может дать; таким образом, она его вдохновляет. Если же воспитание, полученное ею от матери и отца, велит ей избегать или презирать эти естественные реакции, то она будет неуклюжей или противной, и не только в своем сексуальном поведении, но и в других отношениях с мужчинами. Она будет недоступной и жесткой, неотзывчивой, вздорной и язвительной, вместо того, чтобы быть открытой, отзывчивой и зовущей[79].

На одном конце женского спектра находится женщина, которая не смазывается и не возбуждается, лежит себе без движения и пассивно принимает эякуляцию. На другом конце – женщина, которая обильно смазывается, достигает высокого уровня возбуждения, отвечает на каждый толчок, давая столько же, сколько получает, и охватывает пенис так плотно, как будто хочет выжать эякуляцию до последней медлительной капли.

Оргазм

Человеческий оргазм со своим несравненным планом скрытого и синхронизированного действия – одно из самых удивительных явлений природы. И с анатомической точки зрения, и с физической стороны он свидетельствует о великолепной работе отбора в ходе эволюции. В точности тогда, когда мужчине нечто нужно, это происходит у женщины, и в точности тогда, когда женщине нечто нужно, это происходит у мужчины. Их температура, давление и ускорение движений в точности согласованы таким образом, чтобы образовать высочайший творческий разряд энергии, захватывающий все их существо, их физическое, химическое, мышечное, электрическое и физиологическое устройство. Если все действует хорошо, то оба они выйдут из этого с чистым и свободным умом, с мозгом, очищенным от забот, готовые заново начать жизнь. Как кто-то сказал, единственное время, когда человек здоров, – это первые десять минут после сношения. А еще кто-то сказал, что каждая ночь, проведенная в одиночестве, потеряна зря[80].

вернуться

75

Поскольку человек – «общественное животное», описанный выше «биологический идеал секса» не есть человеческий идеал; это идеальный механизм размножения, рассматриваемый таким образом, как если бы у человека не было бы других целей. Эволюция сделала человека более сексуальным, чем другие животные, может быть именно для компенсации ограничений, налагаемых человеческим обществом, т. е. культурой. В последнем абзаце автор с видимой неохотой признает роль культуры в человеческой психологии. Отвращение Берна к социальному аспекту психологии проявляется в том, что даже в этом ключевом месте он не хочет произнести слово «культура». Как он признает в конце абзаца, «все общества построены на сексуальных запретах» (и, конечно, на многих других). «Общество» в его конкретном историческом виде, т. е. культура, и определяется системой запретов, наряду с принятыми в нем идеальными ценностями. Поскольку д-р Берн об этих вещах говорить не хочет, его идеал человеческого секса (близость) не может найти свое место в контексте неизбежно общественной жизни человека. Поэтому он помещает свой идеал в чисто словесный внеисторический контекст. Место, находящееся посередине между «покорностью и запуганностью» и «мятежностью, бесчестием и жестокостью», он определить не может и возвращается к «чистой биологии оргазма». – Прим. перев.

вернуться

76

ЭЖ: Эта «надлежащая подготовленность» – старая идея из учебников секса. Но любопытно, как она подготовится без его участия?

вернуться

77

Английские термины, принадлежащие автору: profusion, force, grasp profusion означают: «щедрость, обилие» (POD) и могут применяться для описания гостеприимства или истечения крови и т. п. По-русски совместить эти смыслы трудно… Поскольку это технические термины, вводимые со специальной целью, читателю рекомендуется понимать их в смысле, разъясняемом ниже автором, избегая ассоциаций. – Прим. перев.

вернуться

78

ЭЖ: Можно сказать, что такие женщины честно ведут свою игру.

ЭБ: А, может быть, они дуются?

вернуться

79

ЭЖ: А почему вы не привели список таких неприятных качеств в конце параграфа о мужской силе?

ЭЖ: Зачем же осуждать ее? Может быть, этот мужчина некрофил. Между тем в следующем абзаце вы ожидаете от нее всей возможной активности.

ЭБ: Я думаю о естественном отборе и выделяю те вещи, которые, как мне кажется, увеличивают шансы отбора и оплодотворения, а также шансы выживания индивида в мире, где идет борьба за существование. Может быть, все это вышло бы иначе, если бы Дарвин был женщиной.

ЭЖ: Это любопытная мысль.

вернуться

80

Невозможно, конечно, отрицать творческие возможности эволюции, и предыдущее описание оргазма представляет в этом смысле поучительный пример. Надо заметить, однако, что чем сложнее механизм, тем больше вероятность его расстройства, как бы ни был искусен конструктор. Этот общий кибернетический закон, связанный с принципом дополнительности Бора, справедлив и в отношении конструкций, изготовленных природой: нельзя добиться одновременно сколь угодно высокой сложности и надежности. Может быть, поэтому вполне правильный оргазм, описанный выше, встречается лишь как исключение. Сложные механизмы, созданные эволюцией, могут работать согласно своему плану, вполне согласованно и совершенно, но этот случай маловероятен. Самые сложные из них в большинстве случаев удовлетворяют проектным требованиям и работают кое-как. Человек является крайним случаем; заложенные в его проекте возможности не реализуются почти никогда. Есть основания считать, что он редко достигает полного физического развития и тем более психической зрелости. Типичный человек с технической точки зрения всегда содержит какой-нибудь очевидный брак или, во всяком случае, недоделан. Достигнуты ли здесь пределы, заданные дополнительностью, мы не знаем. Вероятно, они еще далеки, и возможные улучшения зависят от более полного использования психических возможностей человека.

По поводу последнего изречения см. сравнение монастыря и борделя на стр. 31 («Мусорный ящик»). – Прим. перев.

14
{"b":"3290","o":1}