ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как так?

– Поезд прошел, как обычно, мимо нашей станции, перед твоим носом, Синэ!

– Ну и что? Запломбированные мешки с денежками испарились ночью между Дижоном и Парижем. Это все равно, что искать иголку в сене!

– А изумруды Фрэнсис Беннет?

– Тебе часто случалось пить чай в отеле „Ритц“? – спросил Синэ, жеманно подняв мизинчик вверх. – Надзор за большими отелями не в нашем ведении.

– Согласен, – ответил Лями. – Изумруды уже далеко… Но где? Что, если ты их найдешь как-нибудь вечерком в лачуге какого-нибудь старьевщика?

– У нас здесь укрывателей краденого нет, – убежденно возразил Синэ. – Кроме шуток, нельзя даже вообразить себе, чтобы папаша Бляш таскал в своей старой шляпе драгоценности кинозвезды!

– Никогда нельзя знать. Краденые вещи часто попадают в самые неожиданные места. Иногда эти „артисты“ не знают, как ликвидировать свою добычу, иногда они начинают грызться между собой, как бешеные собаки при дележке…

Голоса в соседней комнате становились все громче, и инспекторам уже пришлось кричать, чтобы слышать друг друга. Внезапно бригадир Пеко распахнул стеклянную дверь.

– Какие-то ребятишки хотят видеть комиссара Бланшона, – доложил он инспектору Синэ. – Я что-то ничего не понял в их деле. Дежурные пытались их вытурить. Но они не уходят, и их много. Пусть войдут, что ли?

Инспектор тяжело опустил ноги на пол и подмигнул коллеге.

– А что я тебе говорил? – усмехнулся он. – Вот такая наша служба! Опять чей-нибудь кот сожрал канарейку.

Десять ребят под предводительством Габи гуськом вошли в узенький кабинет. Инспектор Синэ в величественной позе сидел теперь за залитым чернилами столом.

– Чего вы хотите? – сухо спросил он детей.

Марион подтолкнула Фернана, и мальчик шагнул вперед.

– Мы бы хотели видеть комиссара Бланшона, – решительно заявил Фернан.

– Комиссар очень занят. У него нет времени разговаривать с ребятишками в деревянных башмаках, – заворчал Синэ. – Я его помощник. Говори!

– Мы пришли подать жалобу, – продолжал Фернан.

Девять его товарищей одобрительно кивнули головами.

– Что случилось? – спросил Синэ.

– У нас украли лошадь! – заявил Фернан таким проникновенным тоном, как будто он говорил о Венере Милосской.

Оба полицейских остолбенели: лошадь!

– Какую лошадь? – спросил Синэ.

– Без головы, – наивно пояснил мальчик.

Синэ проглотил слюну и стал пристально смотреть в сторону, с трудом сдерживая смех. Лями продолжал курить, держа ноги на радиаторе. Он тоже задыхался от смеха.

Синэ опустил глаза, смущенный печальным взглядом Фернана.

– Без головы? Вот как! – повторил он совершенно серьезно. – Много у нас всяких клячонок бегает, но чтобы без головы – я не видел.

– Наша лошадка на трех колесах, – тотчас добавил Фернан. – На улице Маленьких Бедняков. Другой такой нет.

– Ага! Теперь понимаю! – воскликнул инспектор. – Итак, у вас украли эту лошадь? Где же это случилось?

Фернан неуверенным голосом рассказал о вчерашней стычке с неизвестными и об их странном предложении продать лошадь.

Синэ вытащил чистый лист бумаги из папки и вкратце записал показания мальчика.

– Итак, ты говоришь… лошадь без головы, на трех колесах… у Черной Коровы… Два незнакомца в канадских меховых куртках. Один по прозвищу Пепе, другой – Красавчик… Он в самом деле так красив?

– Он просто урод! – послышался возмущенный возглас Бонбона.

– Отлично! – сказал инспектор Фернану. – Продолжай, малыш!

Через минуту Синэ заметил, что желание смеяться у него внезапно прошло. Дело о лошади без головы не было связано с этой быстрой переменой настроения – нет, оно было так же незначительно, как дело о кошке, которая съела канарейку. Просто полицейского тронули эти десять ребят, упрямо желавших отстоять свое добро и не побоявшихся прийти в такое место, которое мальчишки обычно обходят. Да, они чего-то от него ждали, на что-то надеялись. И Синэ сделалось от этого немного не по себе: он не знал, как распутать всю эту странную историю.

Когда Фернан закончил рассказ, Синэ спросил:

– Кто-нибудь из вас заметил номер грузовика?

Зидор и Фернан переглянулись: нет, об этом они не подумали. И тут вдруг радостно возбужденный маленький Бонбон поспешно поднял палец:

– Я! Я видел номер!

– Не слушайте его, господин инспектор! – сердито закричал Татав. – Эта мошкара знает только десять букв, а цифры все путает.

Ребята расхохотались. Полицейские весело переглянулись. Синэ возобновил допрос:

– Мне нужны точные приметы этих двух негодяев, – сказал он. – Вы мне будете по очереди рассказывать, что вы заметили. Смотрите, ничего не выдумывайте!

Все описания наружности воров в общем совпали, но самым поразительным образом и всего двумя словами обрисовала преступников Марион, выступившая последней.

– Тот, что повыше, похож на лисицу, – просто сказала она, – а Пепе смахивает на бульдога. Я не шучу: все люди всегда более или менее похожи на животных.

– Ну вот теперь мы многое узнали, – вздохнул Синэ и надвинул шляпу на глаза, чтобы избежать проницательного взгляда Марион.

У инспектора Синэ была лошадиная голова. Это было всем известно, над ним всегда подшучивали в комиссариате, и он боялся, что девочка уже заметила это сходство.

– Что же вы думаете делать? – спросил его Габи.

– Начнем поиски! – торжественно заявил инспектор, которому обещания ничего не стоили. Он положил руку на бумагу. – У меня здесь имеются все данные для полного доклада, который я немедленно напишу. Завтра вся местная полиция будет знакома с вашим делом во всех его подробностях и примется за работу… А теперь будьте умниками, возвращайтесь домой и спите спокойно: мы вам найдем вашу лошадку.

Он почувствовал, что краснеет от стыда, увидев, как внезапно просветлели наивные детские личики, доверчиво глядевшие на него.

– Мы вас очень благодарим, господин инспектор! – порывисто воскликнул Габи.

И они весело убежали, стуча своими двадцатью грубыми башмаками по полу.

Инспектор Лями, смеясь, снова раскурил свою трубку.

– Ну вот, ты хорошо поработал сегодня, – сказал он своему коллеге. – Ребята будут теперь повсюду говорить, что лучший сыщик Франции находится в Лювиньи…

Синэ пожал плечами, он смял свой протокол в комок и машинально бросил его в корзину. Внезапно его длинное лицо повеселело. Он сунул руку в корзину, вытащил свой протокол и принялся тщательно разглаживать его на столе.

– Что это с тобой? – спросил Лями.

– А ведь я видел эту лошадь без головы! – воскликнул Синэ в крайнем удивлении. – Она мне даже сослужила замечательную службу: если бы не она, я бы никогда не поймал этого субъекта, этого Малляра!

На этот раз удивился Лями:

– А я думал, тебе ничего не стоило его схватить…

– Верно, но только потому, что этот мерзавец лежал на земле. Он споткнулся в темноте о какую-то лошадку на колесах, которую ребята прислонили к стене. Наверное, это та самая…

– Что из того? – сказал сильно заинтригованный Лями. – Не вижу никакой связи. Малляр уже пять дней под замком. Он никак не мог украсть лошадь.

– Это-то очевидно, – согласился Синэ. – Но все же здесь есть какая-то странная связь. По-моему, эта чертовщина заслуживает внимания. Недурно было бы поймать этих бездельников, которые нагоняют страх на ребят… И потом, зачем им было красть лошадь? Мальчик нам сколько раз повторял, что она ни гроша не стоит.

Лями потирал руки:

– И вот теперь тебе уже не терпится узнать, что это за картонная лошадь и что в ней было спрятано: сто миллионов, изумруды актрисы или золотые слитки? Громадный выбор! Что же, найди лошадь, и все выяснится…

Синэ пожал плечами.

– Не в этом дело! – раздраженно сказал он. – Но мне все же кажется, что тут есть над чем поработать.

В эту минуту из дежурной послышались тяжелые шаги. В дверях показалось угрюмое лицо бригадира Пеко.

– Ушли дети, пришли папаши, – заявил он. – Всего тут наглядишься!… Впустить?

9
{"b":"3292","o":1}