ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#Карта Иоко
Так держать!
Оторва, или Двойные неприятности для рыжей
В логове львов
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Айн Рэнд. Сто голосов
Склероз, рассеянный по жизни
Аромат невинности. Дыхание жизни
Путь совершенства

— Я не знаю. Давно не общался с грудными детьми. — Он попытался зрительно определить рост ребенка. — Думаю, ему несколько месяцев. Он слишком большой, чтобы только что родиться.

— Ну, да. Природа знает, что делает. Да что мы с тобой все болтаем! Почему у меня оказался этот малыш?

Джастин пожал плечами.

— Думаю, когда малыш проснется, он будет рад не больше твоего. Ты уверена, что не знаешь его родителей? Почему кто-то оставил ребенка именно здесь? И как они проникли внутрь? У кого-нибудь мог быть ключ?

— Я не знаю его родителей! И понятия не имею, как они сюда проникли. Возможно, я оставила открытым окно.

Джастин выпрямился и подошел к окну. Он высунулся наружу, чтобы проверить оконную раму.

— Нет, не оставила. Кто-то открыл его снаружи.

Лаура почувствовала, что у нее начинается истерика. Нет. Только не это. Она будет благоразумной и сделает то, что надо: позвонит в полицию.

И она не обовьется вокруг Джастина, как принцесса, нашедшая своего рыцаря в сверкающих доспехах.

— Я думала, здесь буду в безопасности.

— Так и есть.

— Ну да. Теперь, когда я знаю, что всякий может забраться по пожарной лестнице, ломом открыть окно и проникнуть в спальню, я точно чувствую себя в безопасности.

— Там что-то есть, — пробормотал Джастин, все еще стоя у окна, но Лаура не обратила на него внимания.

Она потянулась к телефону на ночном столике.

— Я позвоню в полицию.

В ту же секунду Джастин был около нее и, положив свою руку поверх ее, остановил Лауру.

— Подожди. Не звони в полицию.

— Почему?

— Мы не знаем, что здесь происходит. Если ты позвонишь в полицию, ребенка заберут в детский дом прежде, чем ты во всем разберешься. А вдруг это ребенок твоей подруги или произошла какая-то ошибка и родителям будет трудно его вернуть? Возможно, они никогда его больше не увидит.

— Ну, уж если они оставляют так своего ребенка, то пусть помучаются, проходя через все эти инстанции! С ним все что угодно могло случиться, пока он был здесь один.

— Он был не один. — Джастин посмотрел в сторону окна и показал на что-то. — Видишь?

На ступеньках пожарной лестницы лежала небольшая… зеленая сумка.

— Его мама или папа, наверное, ждали там, пока ты придешь, чтобы убедиться, что он в безопасности. Может быть, в этой сумке мы найдем какое-нибудь объяснение.

Джастин прошел к окну и высунулся за сумкой. Лаура вскочила на ноги.

— Не трогай! Там могут быть отпечатки пальцев!

Джастин расстегнул сумку и порылся внутри.

— Здесь записка.

— Погоди!

Лаура бросилась в ванную и принесла пинцет. Юридические навыки оказывали свое влияние. Она подобрала записку. Это был разлинованный лист, вырванный из блокнота. С одной стороны он был чист, а на другой зелеными чернилами было нацарапано: «Удачи, будем на связи».

— Что это за записка? — разочарованно сказала Лаура и уронила ее на ночной столик.

— По-моему, писал тот, кто тебя знает и доверяет тебе этого ребенка.

— Я не знаю этого ребенка, — повторила Лаура.

Джастин выложил содержимое сумки на кровать. Вещей было немного: только одежда и необходимое нижнее белье. Он просмотрел всю кучу, дотошно изучая каждую вещь, прежде чем положить ее обратно в сумку.

— Итак, мы знаем кое-что о его матери. Одежда хорошего качества, значит, денег у нее хватает. И еще она заботится об окружающей среде.

— Как ты это узнал?

Джастин поднял кучу каких-то белых тряпок.

— Эти пеленки не загрязняют окружающую среду. Она не использует одноразовые памперсы для своего сына.

Теперь уже не только ребенок, но еще и старомодные пеленки!

— Ты имеешь в виду, что эти пеленки надо стирать, а не засовывать в пакет и выбрасывать? ужаснулась Лаура.

— Да.

— Ну, все. Я звоню в полицию.

— Из-за этих пеленок? — Джастин уронил пеленки на кровать. — Лаура, ты не можешь этого сделать. Кто-то доверил тебе своего ребенка. Кто-то, кто, может быть, попал в беду. Ты не можешь предать их доверие и отдать ребенка в детский дом.

— Почему ты говоришь о детском доме так, как будто я бросаю его на произвол судьбы? Там должны оберегать детей.

— И они оберегают, как только могут, если у ребенка больше никого нет. Но у него сейчас кое-кто есть.

— Есть? Кто?

— Ты. Человек, которому родители доверили своего ребенка.

— Да не знаю я этого ребенка!

Джастин пожал плечами.

— Может, его мама или папа — твои давние друзья? У тебя есть друзья, с которыми ты не виделась последние несколько месяцев, может быть, даже год или два?

— Ну, да… — сказала Лаура, присев на кровать. Ребенок захныкал, но потом успокоился и уснул опять, и Лаура с облегчением вздохнула.

— В последнее время я была так занята, что почти потеряла связь даже с самыми близкими друзьями. Есть еще друзья из колледжа, с моей летней работы. Но я не могу поверить, что кто-то из них мог свалить на меня заботу о своем сыне без предупреждения. — Она тихонько встала, чтобы снова не разбудить ребенка. — Пойдем поговорим в гостиной.

Джастин последовал за ней и вдруг натолкнулся на нее, когда она замерла в дверях.

— О, черт, — вырвалось у Лауры.

Джастин оттолкнул ее в сторону.

— Подожди, я войду первым. Похоже, тут все-таки побывал вор.

Как стыдно.

— Нет… Здесь всегда так в последнее время. Он посмотрел на нее недоверчиво, и ее смущение переросло в гнев.

— Может быть, ты умеешь вести хозяйство, Джастин, но я — нет. Я завалена работой. Я так устала, что чуть не рухнула, когда поднималась по лестнице! Вещи все скапливались и скапливались в кучу. Вообще-то я не лентяйка.

Она сделала ошибку, посмотрев в его глаза. Любая женщина с радостью потерялась бы в них. Джастин указал на диван.

— Может, мы… все это куда-нибудь отодвинем и присядем?

— Конечно.

Лаура схватила охапку бумаг и книг и бросила на гору чистого белья на журнальном столике.

— Садись сюда.

Он сел.

— Ты не знаешь кого-нибудь, кто защищает окружающую среду?

Лаура опустилась на диван рядом с ним.

— Да, я знаю многих людей, заботящихся об окружающей среде.

— Хорошо. Это сужает круг подозреваемых.

— Ты предлагаешь, чтобы я взяла записную книжку и обзвонила всех знакомых из этого списка и спросила, не они ли сегодня подбросили ребенка в мою квартиру?

— Можно просто подождать, пока его мама сама не позвонит.

— Или папа. Или оба. Мы не знаем, кто его оставил.

— Это точно.

— Самый правильный поступок — позвонить в полицию. Мы не знаем ничего. Может быть, с ребенком плохо обращались.

— Нет, кажется, о нем хорошо заботились. У него даже одежда подобрана по цвету.

Лаура покачала головой.

— Если родители не придут за ребенком, а мы не отнесем его в полицию, меня могут лишить звания адвоката.

— Я возьму ответственность на себя.

— Что?

— Скажем, что ребенка нашли в моей квартире и это было мое решение — дождаться, пока объявятся его родители.

— Обманем полицию?

— Нет, просто чуть-чуть подкорректируем правду.

Она прищурила глаза.

— Ты тоже адвокат?

Он усмехнулся:

— Нет.

— А, кстати, чем ты занимаешься? Миссис Карлсон сверху говорит, что ты «наш местный учитель». Это правда?

— Она права. У меня есть диплом учителя. Но по большей части я работаю логопедом.

Логопедом. Она бы никогда не догадалась. Это никак не сочеталось с мотоциклом.

— Почему тебе так важно не отдавать ребенка?

— Я знаю, каково жить в детском доме, и не желаю такого для этого малыша.

Очевидно, за этими словами, произнесенными сухим тоном, скрывалась целая история.

— Обычно в детских домах работают заботливые и любящие люди.

— А иногда нет.

Джастин, ты не знаешь, кто и почему его здесь оставил. Родители, может быть, ищут его. Если мы его не отдадим, это будет считаться похищением. А власти за ним хорошо присмотрят.

— Это совсем еще крошка. Ему нужна забота. Ему нужен уход. Знаешь, что происходит с младенцами, за которыми не ухаживают постоянно в течение первых нескольких месяцев? Они могут никогда не наверстать упущенное.

4
{"b":"3293","o":1}