ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сомневаюсь.

Джастин выключил свет, оставив только маленькую лампу. Они стояли рядом и наблюдали за Пэт, а та вовсе не собиралась спать. Она уставилась на них широко открытыми глазами, сжав ручки в кулачки, как будто не хотела, чтобы они уходили.

— Может, она ждет чего-то перед сном? — предположил Джастин. — Может быть, нам ей книжку почитать?

— Думаю, она слишком мала, чтобы ценить литературу.

— А вдруг она привыкла к тому, что кто-то поет ей колыбельную?

— Прекрасная идея, Джастин. Начинай.

— Я? Я не умею петь.

Она многозначительно ухмыльнулась, и его уши слегка покраснели.

— Ты слышала, как я пою в душе? Лаура тихонько рассмеялась:

— Не надо смущаться. У тебя отличный голос.

— Спасибо, — пробормотал Джастин и снова вернулся к разговору о Пэт: — Она выглядит сонной. Почему же не засыпает?

Пэт закрыла глаза и зевнула, но тут же открыла их опять. Ее нижняя губа задрожала, казалось, через пару секунд она снова начнет проливать слезы.

— Она в незнакомом окружении. Может, мне надо прилечь с ней, — сказала Лаура. — Если ты не возражаешь.

— Конечно.

Джастин придвинул стул к кровати и сел, а Лаура свернулась рядом с Пэт, поглаживая пальчиком ее мягкие темные волосы. Малышка немного расслабилась, и плаксивое выражение сменилось на осторожное.

— Что нам теперь делать, Джастин? — сонно спросила Лаура.

Внезапно ее веки начали опускаться. Она зевнула, пытаясь не закрывать глаза.

Сон овладевает не тем человеком, подумал Джастин, весело наблюдая, как Лаура борется со сном.

— Я не знаю, — ответил он, но Лаура не услышала. Проиграв битву, она крепко заснула. Под глазами обозначились темные круги.

Она выглядит уставшей, подумал Джастин, рассматривая ее худенькую фигуру, все еще одетую в официальный рабочий костюм. Он решил, что завтра накормит их обеих сам. Молоко для маленькой и взрослая еда для большой. Стейк. Картофель фри. Мороженое. Ей нужно побольше калорий.

Пэт изучала Джастина внимательным взглядом темно-синих глаз. Вдруг его в сердце что-то кольнуло. Этот взгляд был таким знакомым.

Наверное, все малыши выглядят одинаково, размышлял он. Или память его подводила. В конце концов, ему было всего четыре года, когда родился Бен.

С тех пор Джастин всячески избегал детей. Но сейчас он не мог отойти в сторону и отдать на попечение властям этого чудесного ребенка, брошенного родителями. К тому же глаза Пэт так напомнили ему яркие глаза Бена и те дни, которые он проводил со своим маленьким братишкой.

Джастин закрыл глаза. Это было так давно. Бену было бы сейчас двадцать семь. Он редко вспоминал Бена, но братишка всегда был в его сердце.

Он не смог спасти Бена. И сейчас не хотел, чтобы эту малышку постигла та же участь.

— Мы найдем твою родню, крошка, — прошептал Джастин, и ее крошечный кулачок крепко обхватил его палец. — И если они не готовы о тебе позаботиться, мы найдем тебе приемную семью, обещаю. Ты не будешь расти в приюте или с кем-то, кто с тобой будет плохо обращаться. Я этого не допущу.

Пэт улыбнулась, как будто его слова убедили ее. Она помахала свободной ручкой и вскоре заснула.

Джастин высвободил палец, накрыл Лауру одеялом и подоткнул полотенца вокруг ребенка.

Лежа вместе на кровати, они были похожи на маму и дочку.

Он отвернулся. В этот момент у него возникло чувство принадлежности к ним.

Нет, таким мыслям не место в моем сердце, напомнил он себе, тихонько закрыв дверь спальни. Это просто соседка и брошенный ребенок. Они не были его семьей.

Лаура сидела на полу в гостиной Джастина, прислонившись к дивану и обхватив руками колени. Ей удалось все-таки принять душ, переодеться во вторую пару французского нижнего белья, и она хорошо поспала ночью.

Конечно, Лаура не так планировала провести свой первый выходной день, но у нее не было выбора. Она так опрометчиво согласилась позаботиться о малышке, пока они не разузнают что-нибудь о ее родителях. Вообще-то она не сказала «да», но и «нет» тоже не сказала. Вместо этого уснула в кровати Джастина и проспала рядом с Пэт двенадцать часов.

Она не совсем понимала, что делает здесь, в квартире своего соседа, с ребенком, свалившимся как снег на голову. Требование Джастина не вызывать полицию, может быть, и было подкреплено его опытом, но все же она считала, что это был единственно правильный выход. Социальные службы знают, как поступать в таких ситуациях, и у них есть люди, которые не станут паниковать при мысли о смене подгузника.

С другой стороны, сама Лаура никогда не испытывала работу этой системы на себе.

Может, так и надо было поступить: не соглашаться и не противиться, и пусть этот день пройдет. Как-никак был выходной. Малышка заслуживала пары спокойных деньков, прежде чем целое полицейское отделение займется ее делом. И, кроме того… Лаура посмотрела на Пэт и Джастина. У нее были свои подозрения.

Кажется, этим утром маленькая Пэт чувствовала себя отлично. Она лежала на полу в своих зеленых ползунках, махала ручками и ножками и пыталась дотянуться до одной из разноцветных игрушек, которые они принесли из магазина.

Большой плюшевый медведь в зеленой шляпе охранял малышку. Его выбирал Джастин, и выбирал очень долго и тщательно.

— Не похоже, что она скучает по маме.

— Да. — Джастин почти час сидел за компьютером в поисках информации о детском развитии, а до этого узнавал, есть ли сообщения о пропаже младенцев, но ничего не обнаружил. — Если она не замечает отсутствия своей мамы, это может означать, что ей меньше шести месяцев.

— Об этом мы уже знаем, ведь она не умеет сидеть самостоятельно.

— Если она нормально развивается, ей должно быть где-то от трех до пяти месяцев.

Хорошо. — Лаура поднялась с пола. Настало время рассказать Джастину о своих подозрениях. — Джастин, нам надо поговорить. — Она села на диван напротив него, глубоко вздохнула, готовясь к вопросу, который хотела задать. Это было главной причиной, почему она не возражала против просьб Джастина не отдавать ребенка социальной службе. — Джастин, я знаю, это личный вопрос, но это очень важно: не было ли у тебя… — она замешкалась, пытаясь правильнее сформулировать вопрос, — романтических увлечений от одиннадцати до пятнадцати месяцев назад?

— Не было ли у меня чего?

Он не понимал, о чем речь. Лучше сказать попроще.

— Спал ли ты с кем-нибудь год назад? Джастин пристально посмотрел на нее.

— Что за вопрос?

Лаура вздохнула. Ей не удалось правильно объяснить. Она посмотрела на ковер, пытаясь выбрать более осторожные слова.

— Джастин, окна наших спален рядом друг с другом. Если это твой ребенок и его мать по какой-то причине хотела передать его тебе, это может все объяснить. Спутать твое окно с моим довольно просто. Может она быть твоей дочерью?

Джастин не колебался, хотя вопрос нагнал на него панику.

— Нет. Ни за что. Она не моя дочь. Это исключено.

Лаура смотрела на него строгим и пытливым взглядом.

— Она даже немного похожа на тебя. Послушай, ты можешь быть уверен в этом на сто процентов, только если ни с кем не спал в тот период, когда была зачата Пэт, или если ты абсолютно точно знаешь, что ни одна из твоих женщин не забеременела. Знаешь, а не предполагаешь. Так что подумай хорошо. Есть ли хоть какая-нибудь вероятность?

Он задумался, но потом покачал головой.

— Нет, Лаура, это невозможно. Должно быть другое объяснение. Я не могу быть отцом этого ребенка.

Лаура наклонила голову и с минуту смотрела на него. Потом опустила плечи.

— Хорошо, — вздохнула она. — Но это было так логично. Только посмотри на ее глаза. И на волосы. Они другого оттенка, но так же вьются на затылке, как и у тебя, когда ты вовремя не подстрижешься.

Джастин пристально на нее посмотрел и прошелся пальцами по волосам. Сейчас они были довольно короткими, но то, что она замечала такие детали, было любопытно.

7
{"b":"3293","o":1}