ЛитМир - Электронная Библиотека

Дейли принялся исследовать содержимое гардероба и ящиков комода. Когда он распахнул створки шкафа, на него обрушилась гора сваленных как попало платьев. В ящике, где девушка хранила белье, он в самом низу наткнулся на конверт с фотографиями и стал рассматривать их одну за другой. На некоторых была запечатлена сама хозяйка квартиры. Настоящая красотка, подумал Дейли. Об этом трудно было судить, глядя на изуродованные останки девушки, вернее, на ту кучу костей и мяса, в которую ее превратил убийца.

Он вернулся в спальню и громко спросил, ни к кому персонально не обращаясь:

– Кто-нибудь в курсе, чем она зарабатывала на жизнь?

– Она работала секретаршей, – мигом откликнулся Маллой. – Служила в фирме в Сент-Джеймсе. Фостер уже там шурует.

Дейли встал в дверном проеме и обратился к 0'Салливану, склонившемуся над телом убитой:

– С этой минуты мисс Рейнолдс поступает в ваше полное распоряжение, Брайан. Нет смысла изучать ее здесь. В анатомичке вы сможете делать все, что вам заблагорассудится, с гораздо большим комфортом. И ради Бога, приведите тело в порядок. Кому-то придется его опознавать. Возможно, это будут ее родители, если нам удастся связаться с ними.

– Вот бедняги, – произнес Салливан.

– Да уж, их ждет мало приятного. Сейчас она напоминает жертву инопланетян из фильма «Чужой», так что найдите человека, который мог бы основательно заняться трупом, ладно? Им и так придется несладко, поэтому не стоит превращать опознание в пытку.

Роберт Старк закрепил пожарный шланг в двери таким образом, чтобы она не закрывалась. Эта операция отнюдь не помогла ему устроить сквозняк, как он рассчитывал. Щеткой от пылесоса он прошелся раз-другой по ковру, совершая привычный ритуал, который выполнял три раза в неделю. В большом зеркале он увидел собственное отражение – его футболка промокла от пота. Поскольку в холле было мало света, его отражение в зеркале казалось темным, хотя белки глаз, наоборот, ярко сверкали, скулы заострились, а густая тень скрыла нижнюю часть лица.

– …приступаем к подробному рассказу о сегодняшних новостях. Что касается информации о том, что министр внутренних дел поддерживает отношения с египетской акробаткой, зададимся вопросом, вправе ли пресса…

На столе находился маленький радиоприемник. Роберт настроил его на музыкальную волну и поймал Луи Армстронга, исполнявшего вместе с Эллой Фицджералд знаменитое «Лето» Джона Гершвина.

По лестнице вниз протопал Вернон Лоренцо. Как всегда, его волосы были тщательно причесаны и блестели от бриолина. Иногда Роберту казалось, что Лоренцо бреется лазером – щеки и подбородок американца лоснились, словно шелк. Когда он проходил мимо, Роберт почувствовал аромат дорогой туалетной воды.

– Выключите это проклятое радио, к чертовой матери!

Роберт подивился его дурному расположению духа и поинтересовался про себя, чем это могло быть вызвано. Впрочем, Лоренцо, возможно, разговаривал таким образом со всеми? Или его грубость была следствием того, что он приехал из Нью-Йорка? Говорят, там грубиянов пруд пруди. Роберт проследил взглядом, как жилец вышел за дверь. Интересно, как с этим мирится его жена? Ведь она, наоборот всегда такая милая и вежливая… Роберт снова сделал радио погромче, чтобы послушать последние известия. Хорошего в них оказалось мало. Лондонские мусорщики объявили забастовку, и было похоже, что к ним вскоре присоединятся служащие метрополитена. Движение в городе и без этого чудовищное. Роберт был уверен, что забастовка работников метро окончательно доконает столицу и полностью парализует транспорт. Город продолжал задыхаться от духоты и выхлопных газов. Ничего удивительного поэтому не было в том, что люди раздражались до крайности, и их терпение испарялось, словно вода, вылитая на горячую решетку гриля. Повсюду стоял запах гниения. Лондон, казалось, парился в собственных нечистотах.

– Привет.

Роберт наматывал шнур от пылесоса на пластмассовую шпульку. Он поднял глаза и увидел стоявшую в дверях Рейчел Кейтс. Она держала небольшой сверток. На ней было платье шоколадного цвета до колен, а волосы собраны в пучок на затылке.

– Моя посудомойка неважно работает, – заявила Рейчел. – Кругом просто горы грязной посуды. Судя по всему, мне потребуется мастер. Я, видите ли, ничего не смыслю в автоматике. Вот я и подумала, что вы, может быть, не сочтете за труд взглянуть – вдруг поломка не очень серьезная?

Квартира Рейчел Кейтс оказалась действительно шикарной. Высокие стрельчатые окна в гостиной выходили на балкон, откуда открывался прелестный вид на зеленые сады внизу. Это была большая, просторная комната, отделанная в темно-синих и зеленых тонах. Полы укрывали знаменитые персидские ковры. У одной из дверей возвышалась мраморная колонна-постамент высотой шесть футов, украшенная мраморным бюстом полнолицего мужчины в военной форме. В ее распоряжении имелся и роскошный камин, сложенный из кирпичей, приятно шероховатых на ощупь. На комоде Роберт разглядел широкий серебряный поднос, на котором хозяйка дома обыкновенно подавала гостям напитки, над комодом висела большая, написанная маслом картина в массивной позолоченной раме. На ней была изображена засыпанная снегом деревушка у замерзшего озера и зимний лес. Крестьяне на картине грелись у огромного, жарко пылавшего костра, разведенного у самой кромки озера.

На низком столике стояли три золотые статуэтки, украшенные бирюзой. В противоположном углу находилась незаконченная картина на мольберте, изображавшая группу мужчин в парадных костюмах, собравшихся вокруг банкетного стола.

– Вам нравится? – спросила Рейчел, которая стояла так близко за спиной Роберта, что он чувствовал на шее ее дыхание.

– Чрезвычайно впечатляющее зрелище.

– Благодарю за комплимент. Я никак не могу ее закончить.

Хотя полотно и в самом деле было еще не готово, Роберт, основываясь на сюжете и манере письма, пришел к выводу, что картина старая. Казалось, что холсту и краскам уже много лет.

Роберт повернулся к Рейчел и недоверчиво спросил:

– Неужели это сделали вы?

Рейчел улыбнулась в ответ и утвердительно кивнула.

– В самом деле?

– В самом деле.

– Я не хочу показаться невежливым, но она… она выглядит как…

– …как настоящее произведение искусства?

Роберт покраснел до ушей.

– Не смущайтесь. Я специально добивалась подобного эффекта. Можете называть меня любительницей подделок. – Она снова улыбнулась, наигранно потупила взор и принялась наматывать на палец прядь своих роскошных волос. – Впрочем, я делала это только ради удовольствия.

– Весьма внушительное полотно.

– Ничего удивительного. У меня был отличный учитель. Он научил меня всему, а уж техника у него была просто несравненная. Как вы уже убедились, он сумел передать мне секрет старения полотна и красок.

Через холл Рейчел провела Роберта из гостиной на кухню, и Роберт увидел сквозь стеклянную дверь просторную столовую.

– У вас чудесная квартира, – сказал он. – Я и представления не имел, что…

– Неужели вам не приходилось здесь бывать раньше?

– До сих пор я не заходил дальше холла, – скромно заметил молодой человек.

– В самом деле?

– В самом деле.

Она увлекла его за собой на кухню. Микроволновая печь и духовка были столь удачно встроены в стену, что можно было с легкостью пройти мимо них и не заметить. Кроме того, на кухне стояли два холодильника – один исключительно для напитков и прочих жидких продуктов, другой, двухкамерный – для всего остального. Далее у стены располагались две безупречные никелированные мойки и толстая мраморная столешница для готовки – мечта любого шеф-повара. В шкафах рядами стояли баночки и коробочки с приправами. На специальных полочках стояли и висели многочисленные половники, сверкающие серебром и сталью большие разливные ложки и опасные даже на вид ножи для разделывания мяса, плоские щипцы для приготовления вафель, похожие на орудия пытки щипцы для орехов и забавная на вид давилка для чеснока. Все эти многочисленные предметы, призванные на службу чревоугодию, были снабжены серебряными ручками, украшенными богатым орнаментом. Кухня выглядела как картинка из рекламного журнала, и было трудно себе представить, что здесь и в самом деле готовилась пища.

16
{"b":"3295","o":1}