ЛитМир - Электронная Библиотека

Она прикоснулась губами к губам Роберта.

– Не волнуйся, дорогой. Это так естественно. Ты привыкнешь.

Роберт отодвинулся и пристально посмотрел ей в глаза:

– Ты о чем это?

Она ответила не сразу, а после минутного размышления:

– Ну, поскольку один дурной сон ты уже видел, то другой не будет так уж тебя шокировать, не правда ли? Кошмарные сны – даже предельно похожие на реальность – вещь вполне естественная. Ночные кошмары видят все, только некоторые люди воспринимают их острее, чем другие.

Роберт помедлил, но потом согласился с Рейчел:

– Пожалуй, ты права.

– Я знаю, что права., – последовал ответ.

Неожиданно Роберту пришла на ум мысль, которую он, однако, сразу же отмел. Уж больно параноидальной она ему показалась. Тем временем Рейчел поцеловала его в шею и горло. Он почувствовал приятное возбуждение, пронизавшее его подобно электрическому разряду.

– Поцелуй меня, – скомандовала она.

Роберт обхватил ладонями ее лицо и наклонился к ее губам.

– Не сюда, – промурлыкала она. – Ниже.

Гром грянул неожиданно. Они сидели, запершись у него в квартирке. Роберт показывал ей свои старые фотографии. Ему всегда казалось, что разглядывать чужие фотографии смертельно скучно, но Рейчел проявила такай поразительный интерес к его прошлому, зафиксированному нa кусочках плотной бумаги, что ему оставалось лишь примириться с этим занятием. Она присматривалась к каждой даже малозначимой детали с таким вниманием, что это заинтриговало Роберта. Рейчел не пропускала ни одного, даже самого дурного или выцветшего снимка. Она задавала всевозможные вопросы и со всем вниманием выслушивала его комментарии, стараясь не пропустить ни одного слова.

Это началось с желудка. Он ощутил такую острую боль, что невольно уселся прямо. Он затаил дыхание, прикрыл на секунду глаза, и приступ боли прошел так же неожиданно, как начался. Он перевернул еще одну страничку альбома, а Рейчел сопроводила его движение поцелуем. Когда она снова склонилась над снимками, внутри у Роберта полыхнуло с такой силой, что он заорал бы во всю мощь легких, если бы не сперло дыхание.

– Роберт? – воскликнула Рейчел, заметив, что он стал валиться с кровати на ковер, извиваясь всем телом oт боли.

– Помоги мне! – хрипло пробормотал он и заскрипел зубами, стараясь превозмочь очередную обжигающую волну боли.

– Где болит?

– Везде! Все тело!

– Где началось? – спросила она, вставая рядом с ним на колени и заключая его трепещущее тело в объятия.

– Тут… тут, в желудке. – Ему не хватало воздуха, поскольку любой глубокий вдох только провоцировал очередной болевой шквал. – Врача, – прохрипел он. – Вызови врача.

Рейчел поднялась на ноги и вышла из комнаты. Через минуту она вернулась и принесла с собой смоченное в холодной воде полотенце, с которого на ковер стекали капли.

– Boт: Положи себе на живот.

– Что это? Зачем?

– Это полотенце, которое я намочила холодной водой, да еще завернула в него для верности несколько кубиков льда.

– Льда? – слабо запротестовал он.

– Делай, как я тебе говорю, – приказала Рейчел. – Я знаю, как поступать в подобных случаях.

У Роберта подобной уверенности не было. Признаться, Рейчел поступала против всяких правил. Тем не менее он прижал к себе лед, как она советовала, невольно содрогаясь от прикосновения холодной мокрой ткани к измученному болью животу. К счастью, долго терпеть холод Роберту не пришлось. Ледяное прикосновение полотенца, казалось, напугало боль и заставило ее отступить.

– Мне определенно становится лучше, – выдавил из себя молодой человек.

– Вот видишь! Тебе следовало больше мне доверять.

Рейчел улыбнулась и расположилась на полу рядом с ним. Постепенно боль прошла, и Роберт смог трезво оценить происходящее. Он видел, как Рейчел носится с ним, и это нравилось ему.

– Что бы я без тебя делал?

– А как же ты раньше без меня справлялся?

– Но ведь человек не может жалеть о том, чего он не знает, разве не так? – спросил Роберт. Он уже настолько оправился, что перебрался с пола на кровать.

Рейчел некоторое время обдумывала слова Роберта.

– В жизни всякое бывает. Но советую тебе быть осторожнее. Еще немного, и ты начнешь говорить, как какой-нибудь домосед.

– Это что, преступление? – с улыбкой осведомился Роберт.

– Да нет. Просто мне кажется, что спокойная и размеренная семейная жизнь тебе не подойдет.

– Это почему же?

– Ну, сразу и не скажешь, – отозвалась Рейчел, поднимаясь на ноги и направляясь к окну. – Я думаю, что ты относишься к тому типу мужчин, которые женятся поздно – лет эдак в тридцать пять, когда у них уже имеются три дома, четыре любовницы, две яхты и самолет.

Рейчел изучающе смотрела на распростертого на кровати Роберта, и в голосе ее теперь не было и тени шутки. Более того, какой-то частью сознания она даже жалела этого молодого человека. Ей захотелось сразу избавить его от всех страхов и жизненных неудобств, но время для подобного деяния еще не наступило.

– Я тоже так думал, – признался ей Роберт. – Когда был малость моложе и плохо знал жизнь.

– Ясно!

– Кроме того, шансы заполучить хотя бы подержанный автомобиль и в тридцать пять лет у меня будут те же, что и сейчас, когда мне двадцать пять.

Рейчел изобразила на лице сочувственную улыбку.

– Рада, что ты изменил свою первоначальную точку зрения.

– У меня такое ощущение, что ты собираешься сделать мне предложение. – сказал Роберт.

– Пока нет! – расхохоталась женщина. – Парочка хороших оргазмов еще не повод, чтобы строить совместную жизнь.

– Как сказать. Многие и на меньшее соглашались.

– И всегда за это расплачивались.

– Тоже верно, – сказал Роберт.

Рейчел подошла к кровати и уселась рядом.

Они поцеловались.

– Ты знаешь, мне стало значительно лучше. Да я вообще чувствую себя лучше, когда я рядом с тобой.

Она игриво шлепнула его по руке.

– Нет, я серьезно говорю. Когда ты рядом, мое физическое состояние улучшается.

Рейчел больше не улыбалась. Она помолчала, а потом произнесла одно-единственное слово – «хорошо».

Роберт тоже некоторое время молчал, прежде чем спросить:

– А что, собственно, хорошо?

– Если тебе со мной хорошо, то оставайся.

Ее голос звучал вполне искренно. Роберт перевел дух и задал давно волновавший его вопрос:

– Скажи, что тебе на самом деле от меня надо?

Рейчел пододвинулась поближе и прошептала ему на ухо:

– Мне нужен ты, весь. Целиком. – После чего нежно поцеловала в щеку.

В этот момент в комнату вошла Лаура.

– Роберт, я проходила мимо и решила… ой!

Она остановилась посредине комнаты, а Рейчел довольно хладнокровно слезла с кровати и встала во весь рост напротив гостьи. Ошарашенный Роберт тоже начал подниматься, торопливо заправляя выбившуюся рубашку. Женщины во все глаза смотрели и оценивали друг друга. Роберт мгновенно уловил возникшую между дамами обоюдную неприязнь. Рейчел первая опомнилась и, вежливо улыбнувшись, протянула руку:

– Здравствуйте, меня зовут Рейчел.

Лауре ничего не оставалось, как ответить на рукопожатие.

Рейчел выглядела куда увереннее своей соперницы. Даже чисто внешне она могла дать Лауре несколько очков вперед, особенно принимая во внимание тот факт что последняя была утомлена и разомлела от жары, поскольку уже успела обежать пол-Лондона. Поэтому улыбка Рейчел была вполне дружелюбной. Она излучала неведомую силу, которая пронеслась по комнате подобно холодному ветерку. И Роберт, и Лаура сразу же это ощутили. Рейчел повернулась к Роберту:

– Мне пора идти. Увидимся позже.

В ее словах не было и тени неуверенности или просьбы. Она произнесла это тоном, не оставлявшим сомнений в том, что так и произойдет. Лаура едва дождалась, когда шаги Рейчел стихли, и сразу же обрушилась на Роберта с вопросами.

– Это кто еще такая?

34
{"b":"3295","o":1}