ЛитМир - Электронная Библиотека

Кэтрин прикрыла глаза и съежилась, чувствуя на себе его влажные губы. Она давно уже кричала, что было сил, но… про себя. И непрестанно повторяла: не трусь, терпи, не…

Они оба услышали этот звук. Он прозвучал в отдалении, но довольно отчетливо. Сначала какие-то щелчки, потом послышался скрип открываемой двери, потом – какое-то шевеление в коридоре. И шаги. Кэтрин воспряла. Абрахам оторвался от ее тела и навострил уши. Потом они оба, как-по команде, повернулись к двери.

– Крис! – воскликнула она. – В спальне! Крис, помоги мне!

На Рейчел было летнее платье, просторное и тонкое. В жаркие дни оно обеспечивало прохладу. Руки и плечи у нее были обнажены, а волосы забраны на затылке в конский хвост. Она взглянула на Абрахама, который теперь находился в противоположном конце комнаты у окна, выходившего на улицу. Как только она остановила на нем свой взгляд, все его былые страхи тут же вернулись. У Кэтрин болела голова. Она прикрыла глаза и пыталась побороть очередной приступ обрушившейся на нее дрожи. Рейчел замерла в дверном проеме, потом медленно перевела глаза на Кэтрин.

– Что касается нас с вами, милочка, то наше совместное здесь пребывание не более чем совпадение. Я здесь потому, что ищу его.

– Вы что, следили за мной? – спросил Абрахам.

– Я ведь просила вас не уходить из дома.

– Я… Я… но…

– Вы были настолько легкомысленны, что оставили свои координаты в альбоме. Я ведь и представления не имела, что мисс Росс поразила вас в самое сердце. Но потом я обнаружила ваши наброски, навеянные ее очаровательным личиком, и решила, что вы, возможно, направились именно к ней. Наброски, надо сказать, были очень хорошие.

– Были?

– Именно. Были. Если, разумеется, пожарные не установили новый рекорд скорости.

– Пожарные?

– Ну да. Я подожгла ваш дом. Ваши работы и все остальное в нем наверняка сгорело. Все, за исключением вас, Стефан.

Абрахам зацепился ногой за кожаную сумку, которая стояла у ножки кресла, упал на одно колено, но не сделал ни малейшей попытки подняться. На его лице и шее обильно выступила испарина, мгновенно увлажнившая воротник его коричневой рубашки. Он сунул за ворот два пальца и дернул, словно воротник внезапно стал ему мал. Рейчел с отсутствующим видом следила за его манипуляциями.

– Кто вы такая? – хрипло прошептал он. – Что вы со мной сделали?

– Не столь важно, кто такая я. Лучше скажите, кто вы такой? Я узнала вас, как только увидела. Ничтожный человечек, продавший душу дьяволу.

Рейчел склонилась над Кэтрин и прикрыла рубашкой ее грудь, которую несколькими минутами раньше обнажил Абрахам.

– Мы ведь не хотим, чтобы он возбудился еще больше, верно?

Кэтрин ничего не сказала в ответ. Она следила за Абрахамом, который пятился шаг за шагом от Рейчел, пока не уперся спиной в стену. Кэтрин заметила, как участилось его дыхание, когда он понял, что отступать ему некуда. Тогда он сел на пол, подтянул колени к животу и прикрыл голову руками, то есть поступил точно так, как поступила Кэтрин, когда он ворвался следом за ней в спальню.

– Что вам от меня нужно? – рыдающим голосом спросил Абрахам. – Скажите, прошу вас. Что вам от меня нужно?

Рейчел оттопырила губу и сдула непокорную прядку, свесившуюся ей на глаза.

– Мне нужно, чтобы вы поняли, кто такая я и кто такой вы. И очень хорошо уяснили разницу между нами. Я хочу, чтобы вы поняли, насколько вы ничтожное и не заслуживающее внимания существо по сравнению со мной.

– Я знаю, – простонал он. – Я знаю!

– Нет, вы не знаете. Пока не знаете. Когда мы с Робертом были в «Семерке червей», я ощутила ваше присутствие задолго до того, как вы приблизились ко мне. Ведь вы, в сущности, меня не узнали, верно? И это несмотря на то что вы делали с меня наброски для заказанной мною скульптуры в мраморе.

Я узнала вас сразу же. Вы сидели такой надутый, важный – полагали, должно быть, что вы куда значительнее всех прочих людей, которые вас окружали. Но поглядите на себя сейчас. Вы ничто в сравнении со мной. Вы слишком мелки даже для того, чтобы распорядиться моим даром. Ваше высокомерие, Абрахам, во сто крат превышает ваши возможности…

Она наклонилась к нему, и он отчаянно замигал, как если бы она его ударила, хотя она даже к нему не прикоснулась. Потом он склонил голову.

– Меня очень позабавило ваше неприкаянное состояние в «Семерке червей», особенно после того, как вы учуяли мое присутствие. Вы представить себе не можете, какой комичный – нет, глупый! – был у вас тогда вид. Все вокруг решили, что вы напились в стельку. Но для вас было бы лучше, если бы вы и в самом деле хлебнули лишнего. Я не знала тогда, что мне делать – то ли смеяться, то ли вас убить.

– Но тогда… он… Кто он такой? – пробормотал Абрахам.

Рейчел засияла.

– Он ввел вас в смущение, да? Ничего удивительного. Роберт – существо особенное. Он – как бы это сказать?… Куколка! – вот кто он такой! Он находится в процессе трансформации, перехода, если хотите.

– Перехода? Во что же?

– В нечто чрезвычайно удивительное. Скоро он станет таким же, как я, – заявила Рейчел, после чего обратила внимание на Кэтрин. – Вы понимаете, о чем я веду речь?

– Ни единого слова.

– Да, но… как это происходит? – настаивал на ответе Абрахам.

– Вашим маленьким мозгам будет трудно осознать всю глубину происходящих в нем изменений. Но в результате он сделается бессмертным – как я.

Слова Рейчел эхом отдались в мозгу Кэтрин. «Он сделается бессмертным – как я». Она вцепилась пальцами в виски, и там, где пальцы коснулись кожи, сразу же образовались красные полоски – так сильно она сжала голову. Впрочем, это принесло некоторую пользу – лихорадка и дурнота стали постепенно отступать.

– Вот что я хочу сообщить вам, Абрахам, – я бессмертна. И буду жить вечно. Вы почитаете себя за очень важную особу, но по сравнению со мной вы – ничто.

Она по-прежнему нависала над ним, но до него не дотрагивалась. Впрочем, в этом не было смысла – боль с новой силой обрушилась на несчастного Абрахама и заставила его разразиться криками и стонами. Кэтрин. словно загипнотизированная, следила за тем, как он извивался и корчился на полу от боли, до крови кусая губы. Рейчел хладнокровно поглядывала в окно.

– Вы умираете, – сообщила она Абрахаму. – Я дала вам возможность заглянуть в вечность – ведь вы из-за этого продали свою душу, но вы не выдержали испытания. Вы оскорбили меня. В моих лучших чувствах. И теперь, точно так же, как рыбак выбрасывает в воду мелкую рыбешку, я отбрасываю вас.

Абрахам изобразил на лице неподдельное изумление.

– Но… я… Я не понимаю.

– Ну и ладно. От вас понимания не требуется, – улыбнулась ему Рейчел.

Рейчел надвинулась на него, и он закричал. В попытке избежать неизбежное он собрал все свои физические и моральные силы воедино и мобилизовал все резервы организма. Он попытался перелезть через кровать, чтобы потом совершить молниеносный бросок к двери. Кэтрин вскрикнула, поскольку ей показалось, что он собирается пробежать прямо по ее телу. Но он не успел – Рейчел его перехватила. Она дернула его за руку, и он с грохотом полетел на пол. Она схватила его левой рукой, рывком подняла на ноги и ударила правой. От удара его тело вылетело из дверей и рухнуло в ванной. Кэтрин не могла поверить своим глазам: весь путь Абрахам проделал по воздуху, не коснувшись ногами пола, и лишь стена в ванной задержала его полет. Он врезался в эту стену и мгновением позже свалился на кафельный пол.

Рейчел повернулась на каблуках. Кэтрин подалась назад, лихорадочно обшаривая комнату глазами в поисках предмета, которым она могла бы себя защитить. При этом она подивилась столь странному желанию со своей стороны. Ведь если бы дело дошло до схватки, вряд ли она сумела бы противостоять Рейчел – один-единственный удар этой женщины отбросил Абрахама на десять футов. Кэтрин решила, что противостоять этой даме можно, лишь вооружившись базукой. Но если то, что она твердила о собственном бессмертии, правда, то и базука вряд ли бы помогла. Кэтрин бы только зря потратила время и заряды.

62
{"b":"3295","o":1}