ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Последние Девушки
Костяная ведьма
Шестая жена
Патриотизм Путина. Как это понимать
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Билет в другое лето
Уроки мадам Шик. 20 секретов стиля, которые я узнала, пока жила в Париже
Свой, чужой, родной
Три нарушенные клятвы

Наконец ее ноги коснулись пола. Ладони девушки были исцарапаны, а волосы растрепались.

Боль немного отпустила, и Роберт вытирал со лба холодный пот, явившийся следствием недавнего чудовищного спазма. Приступ и в самом деле был жесточайшим – в жизни ему еще не приходилось испытывать подобной пытки. Боль захлестнула его волной, не давая возможности даже пошевелить пальцем. Мозг Роберта не реагировал ни на какие импульсы, кроме сигналов бедствия, которые посылала его нервной системе каждая истерзанная клеточка его тела.

– Что с тобой? – с тревогой в голосе спросила его Лаура. Он до того плохо выглядел, что девушка поначалу не поверила своим глазам. Нет, он не походил на умирающего. Скорее можно было предположить, что он уже умер и перед ней зомби. Кожа его приобрела ярко выраженный землистый оттенок.

– Это все проклятые спазмы.

– Спазмы? ТЫ хочешь сказать, что спазмы довели тебя до этого?

– Да.

– Чушь собачья! Ты как знаешь, а я вызываю «скорую помощь». Тебе просто необходимо…

– Нет.

– Пойми, никакие это не спазмы, Роберт. И ты отлично это знаешь. Повторяю, тебе необходимо…

– Никаких «скорых помощей»!

– Тогда я вызову врача.

– Нет!

– Не глупи, парень!

Роберт постепенно разогнул потерявшие гибкость ноги. Ему даже удалось встать на колени. Он набрал в легкие побольше воздуха, а затем медленно выдохнул. Ухудшения не последовало, и он воспрянул. Приступ закончился, но кто знает, когда начнется новый? Они атаковали его через определенные промежутки времени, и если бы Роберту довелось пережить схватки, он бы наверняка решил, что между его заболеванием и родами есть много общего. Впрочем, возможно, так и было. Он переживал своеобразные роды. Первую стадию своего возрождения в новом качестве.

– Прошу тебя, сходи к врачу, Роберт; – умоляющим голосом произнесла Лаура. Она решила, что лучше действовать лаской.

– Я уже ходил и только зря потратил время.

– Что ж, мы снова пойдем к этой врачихе и заставим ее отнестись к тебе повнимательнее. Или найдем другого врача.

– Хорошо.

– Ну вот и умница. Я знала, что ты в конце концов согласишься.

В жизни Лаура не видела человека, имевшего такой же потерянный, как, у Роберта, вид. Единственное, что она могла сделать, – так это смотреть ему прямо в глаза, чтобы не страдать впустую от созерцания тотального распада человеческой личности.

– Ты зачем окно разбила? – вяло поинтересовался он.

– Я ужасно за тебя волновалась, – попыталась объяснить девушка, различив в его голосе нотки недовольства. – Господи, Роберт! Как ты не понимаешь? Ты ведь лежал скрючившись на полу, как самый настоящий мертвец! Что мне, по-твоему, надо было делать?

Кожа на руках у Роберта шелушилась. А глаза… Господи, какие были у него глаза! Казалось, даже их белки высохли и потрескались. Роберт смотрел в пол и хмурился.

– Прежде всего, как ты вообще здесь оказалась? Насколько я помню, мы не договаривались увидеться.

Лаура старалась не встречаться с ним взглядом и принялась сосредоточенно исследовать собственную ладонь.

– Не договаривались.

– Отчего же ты вдруг выскочила, словно чертик из коробочки?

– По той же причине, по какой я разбила твое окно.

– Ты, стало быть, за меня волновалась?

Лаура с минуту подумала над его вопросом.

– Не могу сказать, что я оказалась здесь из-за одного только волнения. Впрочем, как бы то ни было, нам пора идти. Если мы поторопимся, то успеем к хирургу.

Роберт помрачнел.

– Что-то я не очень тебя понимаю.

Лаура искала по карманам ключи от машины.

– Ну и пусть. Я пришла – вот что важно.

Роберт неуверенно улыбнулся и сообщил ей интимным шепотом:

– Кажется, все это время мне чего-то недоставало.

Лаура преодолела наконец легкую брезгливость, которая появилась у нее, как только она его увидела, и поцеловала его в губы.

– Я хотела тебе сказать то же самое.

– Правда? И что же тебя мучило?

Роберт очень надеялся, что Лаура не разразится очередной лекцией по поводу его здоровья.

– Это буквально сводило меня с ума. Я не могла от этого отделаться. И не могу до сих пор.

– И что же это такое?

– Это любовь, Роберт. Весь фокус в том, что я тебя люблю. – Лаура перевела дух. – Вот и хорошо. Хорошо, что я тебе это сказала. Теперь у меня нет от тебя никаких секретов. Идем?

Честно говоря, Роберт в жизни не мог предположить, что дождется от Лауры подобных откровений. Тем не менее ее темные глаза смотрели на него в упор. Она искала в его лице хотя бы самой незначительной реакции на свои слова. Роберт смутился.

– Я… Я, право, не знаю, что и ска…

– Забудь об этом, Роберт, – скороговоркой произнесла она, беря его под руку. – И помолчи.

Роберт плюхнулся на стул и принялся равнодушно перелистывать зачитанный номер журнала «Мотор-мэгэзин». Лаура сидела рядом, не находя себе места от волнения. Она даже вынула пачку с сигаретами и попыталась было закурить, но ее упредил регистратор, ткнув пальцем в сторону висевшей на стене таблички с надписью «Не курить», после чего смерил ее взглядом, в котором читалось чувство глубокого удовлетворения от сознания честно исполненного долга.

Роберт заметил, что сидевшие в приемной пациенты частенько поглядывали на него исподтишка, словно старались угадать, от какой смертельной болезни он умирает. Он перевел взгляд на Лауру, и сразу же ему на ум пришла Рейчел. Было ясно, что он кому-то из них двоих изменяет, но вот кому – сказать было трудно. В самом деле, кто из этих двух женщин являлся жертвой, а кто соучастницей измены – предстояло еще установить.

– Мистер Старк?

Интересно, как такое возможно: чувствует он себя ужасно, но при этом все еще живет? Лаура тихонько толкнула его в бок. но даже это легкое прикосновение причинило ему боль, и он скривился.

– Мистер Старк? – повторил регистратор, перегнувшись через свою конторку, чтобы привлечь его внимание. Роберт поднял на него глаза.

– Доктор Фостер освободилась.

Доктор Ребекка Фостер в этот день надела на себя скучные коричневые брюки и кремовую блузку. Эти цвета не слишком сочетались с зеленым и серым интерьером поликлиники. Когда Роберт вошел, ей с большим трудом удалось скрыть замешательство.

– Я его подруга, – тут же отрапортовала Лаура, предупреждая неизбежный вопрос врача.

– Садитесь, – сказала Фостер, обращаясь к ним обоим. При этом она старательно отводила глаза, пытаясь выиграть несколько секунд, чтобы успеть придать себе уверенный вид врача-профессионала.

Роберт отлично понимал, какой груз давит на плечи доктора. Для этого ему не надо было иметь семь пядей во лбу, а достаточно было глянуть в зеркало. Кожа совсем омертвела и свисала с осунувшегося лица грубыми складками. Казалось, она уже начала отделяться от ноющих тупой болью костей. Глаза его глубоко запали и все время слезились и чесались. У него на лбу то и дело выступала испарина – пот стекал на лицо и скапливался в ямочке на подбородке. Его снова потряс средней силы спазм, отчего он сидел на стуле с прямой, как у балерины, спиной. Роберт старался держаться и не показывать виду, как ему на самом деле плохо. Лаура вытянула руку и, положив теплую ладонь на сухие и горячие пальцы Роберта, ободряюще их сжала.

– Итак, каковы результаты анализов? Они поведали вам печальную историю моей болезни? Или вы даже не потрудились их проверить? – скороговоркой выпалил Роберт.

Доктор обиделась.

– Я не принимаю ваш упрек на свой счет. Какой я врач, не мне, конечно, судить, мистер Старк, но прощу вас запомнить – я профессионал.

– Может быть, лучше сказать "дипломированный специалист"? – с издевкой в голосе предложил Роберт. Он поближе придвинулся к столу докторши и забарабанил пальцами по его тусклой поверхности. – Помнится, в прошлый раз вы не обнаружили у меня ничего серьезного. «Иди отдыхай, – сказали вы. – Отдых – это все, что тебе нужно». И я пошел отдыхать. Я отдыхал долго и много, и вот теперь – посмотрите на меня!

64
{"b":"3295","o":1}