ЛитМир - Электронная Библиотека

Фостер вспыхнула от смущения. Она взглянула с надеждой на Лауру, но та ответила ей не менее враждебным, чем Роберт взглядом. Роберт смотрел на врача и чувствовал, как его тело разваливается на части, словно ветхая рубашка. Фостер, в свою очередь, перевела глаза на него и теперь следила за каждым его движением и словом со смешанным чувством брезгливости и благоговения. Так люди обычно созерцают какой-нибудь не очень приятный на вид, но чрезвычайно знаменитый и редкий музейный экспонат.

– Мы проверили вашу кровь, – быстро и неразборчиво произнесла она.

– И что же?

– Ничего определенного.

– «Ничего определенного»? Что это значит, хотел бы я знать?

– Это значит ничего определенного, – повторила врачиха. – Впрочем, результаты анализов не самое главное. Важно другое – вам необходимо сейчас же лечь в больницу.

– Но как же все-таки анализы?

Доктор Фостер скорчила гримаску, недовольная тем, что ей не удалось отвлечь мысли пациента от столь щекотливого вопроса.

– Как я уже сказала, ваши анализы не указывают на. какое-то конкретное заболевание.

– Но ведь существует определенная разница между тем. что вы говорите и что имеете под этим в виду, разве не так? Вы утверждаете, что в моих анализах не обнаружено "ничего определенного" – что ж, хорошо. Но ведь вы имеете в виду совсем другое?

Врач сложила ладони вместе и положила их перед собой на столе.

– Буду с вами откровенна, мистер Старк. Вас необходимо госпитализировать. Там, в госпитале, вы узнаете ваш диагноз.

– Я вовсе не собираюсь ложиться в больницу.

– Я думаю не только о вас, меня также беспокоят люди, которые вступали с вами в контакт и с которыми вы общаетесь.

– Я никуда не поеду.

– Я настаиваю.

– Вы можете говорить все что угодно, доктор Фостер. Настаивайте себе, сколько хотите, а у меня нет времени сшиваться по госпиталям.

Лаура похлопала его по руке.

– Роберт, слушайся доктора.

Роберт неожиданно метнулся вперед и поймал изумленную врачиху за запястье. Лаура попыталась его удержать, но этого ей сделать не удалось. Со стороны могло показаться, что он собирается нанести доктору оскорбление действием. Он, однако, всего лишь открыл рот и прошипел миссис Фостер прямо в лицо:

– Я желаю знать правду о результатах анализов.

Доктор Фостер пару раз дернулась, пытаясь высвободить руку, а потом произнесла дрожащим голосом:

– По-видимому, произошла ошибка. Все дело в этом.

– Ошибка какого рода?

Женщина посмотрела на него со страхом и покачала головой.

– Не суть важно. Результаты исследования аннулированы.

– Что там было? – спросил он со злобой в голосе.

– Что ж, если вы настаиваете – извольте. Если верить анализам, вы уже мертвы.

Лаура изумилась. А вот Роберт – ни чуточки. Он отпустил руку доктора Фостер, и та принялась кончиками пальцев массировать побелевшее запястье, не сводя глаз с агрессивного пациента.

– Спасибо, – произнес молодой человек. – Я узнал все, что мне было нужно.

Женщины обменялись испуганными взглядами. Роберт поднялся со стула.

– Вы куда это направляетесь? – посчитала нужным осведомиться доктор Фостер.

– Представления не имею.

– Ради Бога! – воскликнула Лаура. – Посмотри на себя в зеркало, Роберт! Доктор права: ты не можешь уйти. Ты должен…

– Я узнал все, что мне было нужно. Бессмысленное прозябание в больнице ничего не решит и не исправит.

– Но ведь результаты анализа аннулировали. Ясно, что была совершена ошибка. Согласись, что первоначальная формулировка просто смехотворна. В конце концов сам факт, что ты здесь, опровергает эту нелепость.

– Ничего подобного. Формулировка верная.

Роберт открыл дверь и вышел в коридор. Лаура последовала за ним.

– Остановись! Прошу тебя, Роберт! – умоляла она. – Врач права! Без помощи ты погибнешь!…

– Держись от меня подальше, Лаура! – воскликнул Роберт, повернувшись и ткнув пальцем в ее сторону. – Tы не в силах мне помочь. Поэтому отправляйся домой!

– Нет. Я никуда не пойду! И тебе не позволю!…

Он оттолкнул ее с силой к стене, и она больно ударилась. Потом он приблизился к ней, схватил ее за подбородок и сжал так, что кожа натянулась и легла складками, а губы приобрели вид раздавленного каблуком розового бутона.

– Пожалуйста, не делай мне больно, – простонала она, с трудом выговаривая слова, поскольку она не могла как следует открыть рот.

– Оставь меня в покое! – прошипел он, приблизив рот к ее уху.

Крис стоял на лестничной площадке у ее двери и разглядывал замок. Он был сорван и висел под углом. На полу валялось несколько шурупов. Крис толкнул дверь и вошел.

– Кэтрин? – позвал он.

Крис ступил в сумрачную прихожую и осторожно прикрыл дверь за собой. Он испытывал страх и двигался с предельной осторожностью. Прямо перед собой он увидел кровь. Она была на полу у стены. Картина, висевшая справа, теперь лежала на ковре. Рама треснула, а стекло разлетелось на мелкие кусочки. Дверь в кухню была закрыта. По коридору тянулись алые следы и исчезали под дверью.

Крис ухватился за ручку двери и замер. В момент, когда оставалось всего лишь повернуть ее, силы оставили его. Неожиданно он снова перенесся в детство в штат Коннектикут. Тогда они с Джулией тоже стояли вот так у двери и не решались войти, чтобы выяснить причину неожиданно захлестнувшей дом зловещей тишины. Такое мрачное сравнение заставило его содрогнуться. Дверь полностью не открывалась. Что-то мешало ей распахнуться во всю ширь. Крис налег посильнее плечом, и она поддалась.

На кафельном полу лицом вниз лежал Стефан Абрахам. Под ним растекалась яркая кровь, образуя правильной формы лужицу. От нее отходили тоненькие алые рукава, протекавшие в стыках между плитками пола. Признаться, Крис более всего ожидал увидеть на месте жертвы Кэтрин и заранее успокаивал себя. Однако, как выяснилось, он ошибся.

Капли крови были на кухне везде – на столике, на стенах и даже – веером – на потолке. Крис решил не заглядывать в раковину. Он догадывался, что обнаружит там среди немытых тарелок и вилок.

– Кэтрин?!

Она была в спальне, где лежала, распластавшись, поперек кровати. Крис замер в дверях, стараясь сдержать бешено заколотившееся сердце. Простыни были скомканы и порваны, прикроватная лампочка-ночник валялась на полу, и ее абажур был раздавлен. Зеркало на туалетном столике зияло пустой рамой. Крис снова перевел взгляд на кровать. Простыни вокруг Кэтрин были измазаны кровью.

– О Боже!

Он коснулся ее, и она вздрогнула. Это, казалось бы, незначительное движение поразило его, как электрический ток.

– Кэтрин! – чуть не задохнувшись, прошептал он. – Кэтрин, ты…

– Крис, – пробормотала она. – Крис… Это правда ты?

Она заморгала, а он присел рядом и стал гладить ее по голове. Неверным движением она поднесла руку к лицу и протерла глаза. На правом виске он заметил у нее порез.

– Кэтрин, у тебя нет серьезных травм или ранений?

Девушка сглотнула и покачала головой.

– Она… она здесь была!

– Кто?

– Рейчел Кейтс.

На Криса мгновенно нахлынули мысли. Перед его внутренним взором снова предстал Стефан Абрахам, лежащий в луже собственной крови. Потом ему почему-то вспомнилось 22 ноября 1963 года. Джулия с ножницами. Андрэ Перлман и Дженнифер Колсен. И зловещая Рейчел Кейтс.

– С какой это стати? – спросил он, и Кэтрин пошевелилась.

– Абрахам… Она преследовала Стефана Абрахама.

Он взял ее на руки и поднял, и она с высоты его роста принялась обозревать разгромленную квартиру. Заодно она заглянула и в открытую дверь ванной и воскликнула:

– Гляди-ка, он ушел. А ведь был здесь. Стефан Абрахам лежал в ванной. Она привела его в бессознательное состояние одним ударом. Клянусь, он был там…

– Он по-прежнему в квартире, – тихо сказал Крис.

Она прижалась к нему.

– Он пытался меня… меня… Рейчел приехала как раз вовремя – и остановила его.

– Абрахам мертв, Кэтрин. Его тело лежит на кухне.

65
{"b":"3295","o":1}