ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего удивительного. Это должно было произойти, но было бы лучше, если бы ты подождал, пока мы окажемся в безопасном месте.

Ее голос наконец привлек внимание Вернона, который, перекатившись по ковру, поднял глаза и увидел вновь пришедшую. Он протянул в ее сторону руку, но она и бровью не повела. Вместо того чтобы оказать Вернону помощь, она обвила руками плечи Роберта и нежно его поцеловала.

– Я люблю тебя, – прошептала она.

– Извини, – сказал Роберт, оправдываясь, – но мне пришлось.

– Если уж это случилось, – проговорила она, коснувшись пальчиком уха Роберта и прочертив на его щеке невидимую линию, – то попробуй его крови.

– Что?

– Выпей его крови и увидишь, что будет

– Это что же, так ты?…

Рейчел кивнула.

Честно говоря. Роберт не знал, хочется ли ему этого.

– Но как? – спросил он, глядя на Рейчел.

– Тебе подскажет интуиция, – ответила она.

Роберт снова вздернул Вернона на ноги, прислонил его к стене, словно вещь. и внимательно вгляделся в его глаза. Они начали округляться от ужаса. Роберт на миг зажмурился, чтобы утихомирить поднимавшуюся у него внутри бурю. Неведомые ранее ощущения пугали его. Тем не менее он схватил Вернона за рукав рубашки, разорвал его и перетянул ему руку лоскутом на уровне плеча.

– Нет! – застонал Вернон, моля о пощаде. – Прошу вас, ради Бога, не причиняйте мне зла, не делайте мне больно! Послушайте, мы могли бы…

Роберт помедлил одно мгновение, а затем вонзил зубы в мягкую плоть внутренней стороны предплечья мистера Лоренцо. Повинуясь инстинкту, он принялся высасывать и жадно заглатывать кровь. Она была горячей и липкой и поначалу вызывала у него отвращение, но, несмотря на это, он продолжал пить. Алая жидкость переполняла его рот, вытекала сквозь зубы, скапливалась в уголках рта и стекала вниз по шее.

Вернон заверещал, как грудное дитя. Роберт быстро заткнул ему ладонью рот, чтобы заглушить раздражавшие его крики. Протесты сразу же стихли, а потом и вовсе прекратились, поскольку хозяин потерял сознание от сильнейшего шока. Роберт продолжал пить до тех пор, пока Рейчел не сказала:

– Вот теперь – хватит.

Роберт оторвал окровавленный рот от раны и часто задышал, словно перегревшаяся на солнце собака. Рейчел была в восторге и благодарила судьбу, которая привела ее в квартиру Лоренцо и дала возможность полюбоваться подобным зрелищем.

– Все просто отлично, – заявила она, обращаясь к Роберту. – Ну а теперь нужно закончить дело.

– Как?

– Но ты же видел, как в этом случае поступала я?

– Значит и мне надо это сделать?

Рейчел заметила, что он колеблется, и поцеловала его в щеку.

– Не сопротивляйся тому, что поселилось в твоем сердце, – промурлыкала она ему в ухо. – И он не будет этому противиться.

Роберт пребывал в сомнениях по поводу того, как ему поступить с Верноном, но тут он вспомнил о несчастной Кэсси, которая ради детей была вынуждена сносить его жестокое обращение. Он испытал острый укол ненависти, которая, появившись, мгновенно разрослась в его душе и опьянила, словно наркотик. Все эти противоречивые мысли продолжали бушевать у него внутри, но руки сами собой делали свое дело. Его пальцы приблизились к грудной клетке Вернона и коснулись ее. И сразу же у него в душе вспыхнуло непреодолимое желание убивать – тем же способом, что и Рейчел, у него не было сил сопротивляться этому желанию.

Послышался хруст, и в мгновение ока его рука до самого запястья обагрилась кровью. Алая жидкость обожгла его. В это мгновение Вернон пришел в себя и в ужасе выпучил глаза. Роберт запустил руку поглубже, а сам не сводил глаз с лица жертвы, наблюдая за тем, какие изменения на нем происходили в последние секунды, отпущенные ему до смерти. Звук хлынувшей под давлением крови напомнил ему мелодичный звон разбившегося о камень тонкостенного хрустального бокала. Роберт с силой сжал пальцы и потянул руку к себе, показались пунцовые, окровавленные внутренние органы несчастного. После того как Роберт с хлюпающим звуком вырвал руку из проделанной им дыры. Вернон рухнул лицом вниз прямо в красную лужу. Роберт взглянул на сердце у себя на ладони, а затем швырнул его на пол. Рейчел стояла рядом и всматривалась в глаза своего любовника.

– А дальше что? – спросил он.

– А дальше – жди.

– Чего ждать?

Она ничего не сказала и лишь улыбнулась, поскольку в этот момент что-то обрушилось на него и поразило в сердце, словно удар молота.

Глава 22

Роберт занимается с Кэсси любовью. Она прерывисто дышит от счастья. Ее волосы, кажутся более светлыми, чем обычно, потому что на ниx падает солнечный свет. Она выглядит стройнее, чем, привык ее видеть Роберт. Он слышит, как волны за окном небольшого домика с шумом набегают на пляж.

Вспышка бело-голубой молнии на время ослепляет Роберта и мешает ему видеть происходящее. Но вот туман рассеивается, и выясняется, что он держит Кэсси за руку, а та кричит от боли, что есть силы. Лоб ее покрывает испарина. Роберт волнуется за Кевина, который остался с родителями Кэсси в их домике в Истхэмптоне. Еще пять минут, и на свет Божий появится Мелисса.

Рейчел взглянула на своего находившегося в состоянии прострации любовника. Что ж, рано или поздно это должно было случиться. Ей не хотелось, чтобы Роберт годами пробавлялся одной только водой. Она мечтала, чтобы они с первого дня совместной жизни были на равных и радовались одним и тем же вещам. Роберт хорошо справлялся со своей новой ролью, но он не знал, что на первых порах ему предстоит преодолеть кое-какие барьеры. Поначалу трудно бороться с шоком, который овладевает всем твоим существом после устранения того или иного смертного, а посему следует побыстрее стряхнуть с себя оковы старой человеческой морали. Морали тех, кого они призваны уничтожать. Морали тех ничтожных людишек, которые, укладываясь вечером спать, не уверены, что проснутся утром. Таким образом, основной задачей на данном этапе стала необходимость отбросить жизненные ценности смертных.

Роберт и Кевин идут мимо бесконечных рядов застывших без движения автомобилей. Кажется, что весь моторизованный мир избрал местом стоянки окрестности стадиона «Мидоулэндс». Сегодня день рождения сына, и Роберт впервые взял его в Нью-Джерси, чтобы он мог тоже полюбоваться игрой. У мальчика горят глаза от всего пережитого и увиденного. Только что ом громкими криками вместе с другими болельщиками поддерживая Лоуренса Тейлора, который попортил много крови противникам из команды «Редскин». Роберт с удовольствием следил за поведением мальчика на матче – за тем, как он самозабвенно кричал, широко разевая рот, топал ногами, приветствуя своих любимцев из «Нью-Йорк джайэнтс». Теперь они направлялись домой, и Роберт знал, что, когда они наконец там окажутся, Кевин тут же примется пересказывашь события этого волшебного дня своей матери Кэсси.

* * *

На самом деле убивать Вернона Лоренцо не стоило. Рейчел по крайней мере никогда бы на это при сложившихся обстоятельствах не пошла. Все, однако, решил случай. Они с Робертом лежали в постели, обмениваясь нежными поцелуями, как вдруг одновременно услышали грохот, который донесся с верхнего этажа.

– Что это было? – спросил Роберт.

– Я как раз хотела задать тебе тот же самый вопрос.

Он окинул ее недовольным взглядом, и сразу же вслед за этим снова послышался шум, который сопровождался приглушенными криками.

– Что же там все-таки случилось? – повторил своя вопрос Роберт и спустил ноги с кровати.

– Куда ты идешь?

– Хочу взглянуть, что произошло. Как-никак, это моя работа.

Рейчел на мгновение лишилась дара речи. С какой это стати после всего, что произошло, он вдруг снова проявил интерес к своей работе?

– Не ходи, – попросила она.

– Мне нужно.

Из квартиры Лоренцо вновь донеслись громкие вопли, и Рейчел решила, что ей не стоит отпускать Роберта одного. Она вышла на лестницу. Мимо нее стремительно пробежала Кэсси. Когда Рейчел ворвалась к Лоренцо, стало ясно, что она опоздала – Роберт уже добивал Вернона, завороженный сознанием собственной сипы и быстроты реакции. Он явно терял над собой контроль. Существовала вероятность, что он убьет Вернона. Оставалось только надеяться, что такого рода опыт не окажется преждевременным…

75
{"b":"3295","o":1}