ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Игра в возможности. Как переписать свою историю и найти путь к счастью
Центральная станция
Ложная слепота (сборник)
Красная угроза
Новые правила деловой переписки
В ее сердце акварель
Картер Рид
Утраченный дневник Гете
Путь Шамана. Поиск Создателя

Фотография Лэнга, присланная по факсу департаментом полиции Нью-Йорка, оказалась особенно неудачной. Дейли даже выразил удивление, что таксист смог по ней опознать американца. Потом он спросил:

– Итак, что мы имеем на Леннокс-гарденс?

– Там живет Роберт Старк.

Дейли нахмурился и сделал глубокую затяжку.

– Черт, я никак не могу определить его место во всей этой заварушке.

– Его допрашивали констебль Маллой и агент Марш после того, как была убита Рейнолдс, Очевидно, что Сара Рейнолдс являлась в прошлом его близкой подругой. По словам Фаулера, Лэнг и Крис вышли из машины у дома, где проживает Старк.

Водитель выехал на Парк-лейн и увеличил скорость. Одновременно он снова включил сирену. Автомобили жались по сторонам магистрали, образуя тоннель, по которому неслась машина Дейли. Он усмехнулся, потому что неожиданно поймал себя на мысли о Моисее, давшем приказ волнам Красного моря расступиться и пропустить его народ.

– Все это выглядит не очень убедительно, Дейв. Только потому, что парень живет в этом самом доме, нельзя делать вывод…

– Это еще не все. Старк – тот самый молодой человек, которого засняла скрытая камера на станции метро.

– Что?

– Да, да, шеф. Вы не ослышались. Это он вышел на платформе близ Эрлс-Корт-роуд в компании с нашей милашкой Рейчел.

– А кто установил этот факт?

– Марш и Маллой.

– Как именно они это сделали?

– Они ходили по квартирам, допросили десятки свидетелей, которые ни черта не видели, заодно пару минут поболтали и с ним. Но с тех пор много воды утекло.

Дейли провел рукой по редеющим волосам.

– Да уж, что верно, то верно.

– Так вот, когда всем сотрудникам показывали пленку и когда Марш и Маллой ухитрились выкроить время и тоже на нее взглянули, они в один голос заявили, что это Роберт Старк и никто иной.

– Понятно. – Дейли принял к сведению информацию, сообщенную Смитом. – А как обстоят дела с нашей красоткой? Есть что-нибудь на эту самую Рейчел?

– Пока ничего.

– Что ж, тогда давайте раскручивать дело пункт за пунктом. Коль скоро мы вышли на Старка, кто знает, на кого нас выведет он?!

Роберт усадил Лауру в кресло и стал перед ней на колени. Он сжал руки девушки и произнес:

– Прости меня.

– Но почему? С какой это стати ты просишь у меня прощения? В том, что случилось, твоей вины нет. Это я во всем виновата. Как я могла…

– Не будь глупышкой.

– …оказаться такой дурой набитой?

Она отвернулась от него. Тогда он выпустил ее руки и распрямился во весь рост. Ему трудно было поверить, что одним своим видом он может вызывать у людей ужас. Но именно ужас стоял в глазах Вернона Лоренцо, когда тому оставалось жить всего несколько мгновений. И виной тому был он, Роберт Старк. Признаться, он и сам уже стал побаиваться черных грозовых туч, которые временами застилали горизонт его сознания.

– Нет, в самом деле, Роберт – сказала Лаура, – я чувствую себя самой большой дурой на свете. Я хочу сказать, что в былые дни между нами существовала договоренность – никаких особых привязанностей, никаких осложнений, никаких расставаний со скандалами и руганью. Ведь так, кажется, мы условились? По идее, мы должны были всего этого избегать, не так ли?

Она говорила сущую правду, и Роберт с ней согласился, но с оговоркой:

– Даже самые хорошие планы временами…

– Но, как я догадываюсь, мы затеяли очередную игру, потому что, по большому счету, все эти договоры – один сплошной обман. – Лаура опустила глаза и едва слышно добавила: – По крайней мере с моей стороны.

Она подняла на него глаза и стала ждать ответа. Она очень надеялась услышать от Роберта, что и он испытывает аналогичные чувства. Но Роберт уставился пустыми глазами на видневшийся из подвального окошка кусочек улицы и молчал. Лауре даже на мгновение показалось, что он не слышал ни слова из того, что она только что ему говорила.

– Поначалу я не хотела в это верить. Мне нравилось это своеобразное соглашение, и я не хотела ничего в нем менять. Но сердцу не прикажешь, и я подумала: а вдруг ты тоже только делаешь вид, что играешь в эту глупую игру, вдруг тебя тоже обуревают чувства?! Как это было наивно с моей стороны! – произнесла она с горечью. – В самом деле, ведь не обязан же ты меня любить только потому, что я испытываю к тебе это чувство!

– Лаура, я прошу тебя!

– О чем ты меня просишь?!

– Прекрати.

– Ты хочешь сказать, прекрати изображать из себя дуру? Господи Боже мой! Да какая разница? Я уже и так наговорила и совершила столько глупостей. что хуже не будет!

Роберт поцеловал ее. В первую секунду она попыталась уклониться от его поцелуя и попятилась, но он с силой прижался своим ртом к ее губам, и слабое сопротивление было подавлено в зародыше. Лаура положила руки ему на плечи и всем своим существом отдалась поцелую, вкус которого был солоноват из-за струившихся по ее щекам слез. Когда же Роберт оторвался наконец от нее, она в замешательстве провела рукой по лбу, заморгала и прошептала едва слышным голосом:

– Ну вот, сам рассуди – разве я не законченная дура? Как видишь, на меня снова нашло.

– Ты знаешь, – сказал между тем Роберт, – оказывается, можно любить двоих. Но по-разному. В сущности, в моих словах ничего удивительного нет – всякая настоящая любовь столь же индивидуальна. как отпечатки пальцев.

Лаура откашлялась.

– Я знаю, – произнесла она с сомнением. – Но я, увы, ужасно жадная. Я выиграла в лотерею, но сама мысль, что мне предстоит делиться выигрышем, убивает меня. Я желаю получить выигрыш целиком.

– Я тебя понимаю.

Она покачала головой.

– Ни черта ты не понимаешь, Роберт. Что, по-твоему, я стану без тебя делать?

– Tы меня забудешь, – улыбнулся молодой человек.

– Нет, не забуду.

– Сейчас, возможно, тебе это покажется жестокостью с моей стороны, но настанет день, когда ты станешь меня за это благодарить. Когда страсти поутихнут, ты сможешь взглянуть на наши отношения другими глазами…

– Другими глазами? – перебила его девушка. – Когда поутихнут страсти? Но это невозможно. Ведь я люблю тебя, Роберт как ты не понимаешь?!

– Но ты же не будешь всегда меня любить?

Лаура не знала, расплачется ли она сейчас или рассмеется, поэтому она от него отвернулась.

– Это не просто треп о любви с моей стороны, – сказала она. – Не стану отрицать, что я тебя люблю, и утверждать, что не это для меня главное. Но учти: помимо всего прочего, я еще и твой лучший друг, Роберт. И ты, стало быть, считаешь, что и любовь, и дружбу можно вот так просто взять и выкинуть из памяти?

Роберт опустил глаза и принялся разглядывать ковер.

– Твое и мое будущее – вещи несовместимые. Она дала мне вечность!

Лаура решила, что Роберт собирался сказать: «Она ждала меня вечность», но, видимо, оговорился. Она пожала плечами и, не придав его словам значения, воскликнула:

– Но дело ведь не в том, что я хочу тебя и люблю. Ты и все, что с тобой связано, уже сделалось частью меня самой, и без этого мне не обойтись как без воздуха.

Роберт смутился. С каждым новым страстным заявлением Лауры он испытывал все большую и большую неловкость. Но стыд – это не самое страшное наказание. Он глубоко вздохнул и сказал:

– Хорошо, Лаура. Мне необходимо сообщить тебе одну очень важную вещь, и я хочу, чтобы ты меня выслушала. Сможешь ли ты это сделать?

– Конечно, почему же нет?

Роберт оглядел свои более чем скромные апартаменты – жалкую клетушку в подвале, предназначавшуюся для обслуживающего персонала. Через несколько часов он навсегда покинет эту нору.

– Роберт Старк сегодня вечером умер. Он отошел в лучший мир в грязном переулке в момент, когда над городом разразилась гроза. Существо, которое стоит перед тобой, явление совершенно иного порядка. То, что я сохранил привычные тебе имя и внешность, сбивает тебя с толку, но прошу тебя, не верь своим глазам. Человек, которого, как ты утверждаешь, любишь, мертв! Пойми, Лаура, твоего лучшего друга Роберта Старка больше не существует!

81
{"b":"3295","o":1}