ЛитМир - Электронная Библиотека

Ник переходил от стеллажа к стеллажу, методично исследуя каждый предмет или свиток. Чтобы не задохнуться от пыли, ему пришлось открыть единственное окно, через которое в подвал проникал свежий ночной ветерок, доносивший из сада музыку и смех. Ник хорошо знал внутреннее расположение дворцовых помещений и понимал, что гости собрались в королевской бальной зале. И хотя в правление короля Бернардо такой залы еще не существовало, сегодняшний прием, скорее всего, мало чем отличался от балов, которые устраивали в замке несколько веков назад. Ему даже казалось, что он слышит звон бокалов при каждом новом тосте и шуршание туфель по натертому до блеска паркету.

На одном из подобных балов он сам когда-то познакомился с Колеттой: ее тогда только взяли в свиту королевы. И хотя в те времена не пили шампанского, а чашу с вином пускали по кругу, гости, в сущности, испытывали те же эмоции, что и их далекие потомки. Беспечный смех молодости, страстный шепот на ухо партнерши, сулящий рай, первое признание в любви, ликование по случаю того, что ты приглашен на торжество во дворец к сильным мира сего. Даже когда они с Колеттой поженились, они продолжали исполнять свои придворные обязанности: она месяцами жила в замке при королеве, а он был на службе у короля, сражаясь с врагами Сан-Римини. Когда же он возвращался из дальних походов, Колетта ждала его дома, в принадлежавшем им небольшом коттедже, и они любили друг друга, пока не приходил черед новой войны.

Так было бы и дальше, если бы в том проклятом лесу он не встретился с Руфиной. Эта встреча изменила привычный ход их с Колеттой жизни, оторвав от всего, к чему они стремились: сначала от королевского дворца, затем от собственного дома. Ник давно смирился с тем, что ему недоступно простое человеческое общение, но здесь, среди предметов, оставшихся от эпохи, в которой он родился, под приглушенный смех и шепот былые чувства вновь стали оживать в нем.

К счастью, прием подходил к концу и парочки, уединившиеся в саду для поцелуев и нежных признаний, начали постепенно расходиться. Желая отогнать воспоминания, Ник поспешил вернуться к прерванной работе. Он раздумывал над тем, как лучше вскрыть заинтересовавший его ларь, чтобы не испортить старинной обшивки, когда входная дверь скрипнула. Бросив быстрый взгляд на часы, все еще показывавшие бостонское время, Ник прикинул разницу между Бостоном и Сан-Римини – в королевстве шел второй час ночи.

Ник положил на пол лом, с помощью которого вскрывал заколоченные ящики, и, осторожно обходя сваленные в центре подвала вещи, направился к двери. Он буквально врос в пол от неожиданности, не дойдя всего нескольких шагов до ступеней: в отливавшем лунным блеском серебристом платье над его рабочим столом склонилась Изабелла ди Талора.

Распущенные каштановые волосы, освещенные проникавшим из коридора светом, производили впечатление ангельского нимба. Казалось, она спустилась прямо с небес. Ник почувствовал, как по телу разливается жар. Ухватившись за крышку старинного надгробия, он молился, чтобы Господь послал ему сил выдержать это испытание. Если бы Руфина могла видеть его в этот момент, даже она пожалела бы его.

– Похоже, вы хорошо провели время, принцесса, – вырвалось у него.

– Господи! – Изабелла повернула к Нику испуганное лицо. – Вы до смерти меня напугали!

– Я же предупреждал, что буду работать в хранилище в любое время суток. – Ник подошел ближе, не в силах сопротивляться желанию, которое эта женщина пробуждала в нем с первых минут знакомства. – Были на вечеринке? – Он кивнул на вечернее платье и дорогое бриллиантовое колье, украшавшее шею.

– На благотворительном ужине.

– Все равно, должны были неплохо повеселиться, если гулянье продолжалось так долго.

Ник на секунду задумался, пытаясь вспомнить, не слышал ли он ее волшебного голоса среди голосов, долетавших из сада. Почему-то он сомневался, что она способна на такое времяпровождение.

– Да, все прошло очень удачно, – с трудом подавив зевок, произнесла принцесса. – Нам удалось собрать почти полмиллиона лир на нужды Красного Креста. На эти деньги организация сможет продолжить свою деятельность на Балканах. Люди там очень нуждаются в медицинской помощи.

Вот так: Красный Крест и Балканы – это вам не любовные признания под луной.

– Звучит не очень весело, ваше высочество. – Определенно, если бы она провела вечер с возлюбленным, он бы понял это по ее лицу.

– Ничего удивительного. За свою жизнь я успела посетить такое количество подобных мероприятий, что они давно слились в моей памяти в одну сплошную череду. Конечно, мое присутствие помогает организаторам собрать нужные средства, но последнее время я посещаю такие приемы чисто по инерции – выхожу к гостям, улыбаюсь, говорю нужные слова, пожимаю руки нужным людям, и все это только для того, чтобы, вернувшись к себе, узнать от секретаря, что на следующий день мне предстоит делать то же самое, но уже в другом месте. – Она внезапно замолчала, явно сожалея, что разоткровенничалась с малознакомым человеком. – Прошу вас, забудьте обо всем, что вы только что слышали, Ник. Я очень устала – вероятно, в этом все дело.

– Вам удалось хотя бы немного вздремнуть после возвращения во дворец, принцесса?

Она отрицательно качнула головой.

– Тогда сделайте божескую милость, объясните мне, что вы делаете здесь в это время? Вам давно пора быть в постели, ваше высочество! – Если она и дальше будет стоять перед ним в этом серебристом платье, он рискует окончательно потерять контроль над собой.

– Мне казалось, мы уже решили, как вам стоит ко мне обращаться, Ник, – устало улыбаясь, заметила она.

– Решили, но это не отменяет моих слов: вам давно пора быть в постели.

– Я всего лишь хотела занести вам каталог, о котором вы просили Нерину, вот и все.

– Неужели это не могло подождать до завтра?

– У меня назначено несколько встреч на первую половину дня, так что пришлось бы ждать до вечера, а со слов Нерины я поняла, что каталог нужен срочно. – Она старательно избегала его взгляда. – Вам удалось найти еще что-нибудь интересное, кроме меча, за это время?

«Да, вас».

– Я пока осматриваюсь на местности, принцесса.

– Значит, каталог придется как нельзя кстати. Боюсь, в ближайшие дни у меня не будет времени для встречи с вами, поэтому, если что-нибудь понадобится, дайте знать Нерине, и она все устроит. Если же вы решите передать что-нибудь музейному совету…

– Зачем вы все это делаете, принцесса? – Его неожиданный вопрос прервал ее на полуслове.

– Делаю что?

– Да все это. – Он махнул рукой в сторону жилого крыла дворца. – Вы не спали бог знает сколько времени, провели вечер среди целой толпы посторонних людей, ваш завтрашний день расписан по минутам, при том, что вы только сегодня утром вернулись из поездки в другую страну. Еще раньше вы дали согласие лично курировать мою работу в хранилище, хотя могли бы назначить для этого другого человека. В довершение всего на ваших плечах лежит забота обо всех, кто живет в этом дворце, начиная со взрослых братьев и заканчивая многочисленными подчиненными. Вы ведете себя так, словно без вашей помощи они не смогут прожить ни дня. Зачем вам все это?

Принцесса странно посмотрела на него, и на какой-то момент Нику показалось, что она сейчас повернется и уйдет: он позволил себе недопустимую вольность в обращении с особой королевской крови.

– Я делаю это, потому что могу, – помолчав, ответила она. – И потому что мне нравится это делать. Вы знаете, сколько маленьких девочек в детстве мечтают быть принцессами. Им кажется, будто принцессы только и делают, что наряжаются в пышные платья, танцуют на балах и ждут принцев, готовых ради них совершить любые подвиги. В реальности же все совсем иначе, вместе с титулом на тебя возлагается огромная ответственность. Поэтому, даже если твои ноги гудят от усталости, а глаза слипаются из-за того, что ты несколько ночей провела без сна, что-то вот здесь, – принцесса дотронулась до того места на груди, где билось сердце, – заставляет тебя вскинуть голову и идти туда, где тебя ждут. От этого зависит благополучие тысяч людей, чье безоговорочное доверие ты не вправе обмануть.

10
{"b":"3296","o":1}