ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но вы вряд ли сможете помочь всем этим людям, если надорвете себе здоровье таким плотным графиком, – возразил он.

– Когда вы любите кого-то всем сердцем, то готовы ради этого человека на все. И при этом абсолютно неважно, каких личных жертв требует от вас такая любовь. А я люблю свою семью и свою страну и ничего не пожалею ради их блага. – При этих словах лицо принцессы осветилось особым внутренним светом. – И с этим уже ничего не поделаешь.

Для человека, видевшего мир, принцесса Изабелла обладала душевной чистотой, которая не могла не удивлять Ника. Еще в Бостоне он понял, что имеет дело не просто с умной женщиной, а с женщиной, привыкшей самостоятельно принимать серьезные решения. Но, несмотря на весь свой интеллект, на способность проникать в самую суть человеческой натуры, она все еще верила, что мир можно изменить.

– Жизнь так коротка, а вы так прекрасны, принцесса. Вы столько думаете о других, что у вас совсем нет времени подумать о себе.

Ник коснулся кончиками пальцев ее нежной щеки. Ему была знакома такая жертвенность. Он сам принял участие во многих сражениях, не однажды рисковал жизнью по первому же слову короля Бернардо, чтобы у них с Колеттой было все, о чем они мечтали. Но при этом он имел в виду исключительно собственный интерес.

– Я счастлива тем, что делаю, – почти шепотом проговорила Изабелла.

– Но такой образ жизни обрекает вас на одиночество.

Ник попытался вспомнить все, что когда-либо слышал или читал о принцессе Изабелле. Хотя бы раз где-нибудь упомянули о том, что ее видели с приятелем? Есть на свете такой папарацци, которому посчастливилось снять ее высочество целующейся с мужчиной? Он помнил массу подобных историй, в которые были замешаны ее братья: о принце Антонио, до свадьбы заслужившем репутацию принца-плейбоя; о принце Стефано, колесящем по Европе в сопровождении веселой ватаги таких же, как он, легкомысленных отпрысков аристократических семейств; о принце Федерико, женившемся на богатой и элегантной леди Лукреции. Но ровным счетом ничего не было сказано о личной жизни Изабеллы.

– Нет, – возразила она, словно стараясь прежде всего убедить саму себя. – Мне никогда не бывает одиноко, ведь у меня замечательная семья. Мы с отцом большие друзья, да и…

– Это не то, что я имел в виду, принцесса. – Ник понял, что попал в самую точку. Не дав ей опомниться, он наклонился и запечатлел на губах Изабеллы самый легкий, самый нежный поцелуй из всех, которые когда-либо дарил женщинам. – Вам пора в постель, принцесса, – с трудом заставив себя оторваться от ее мягких теплых губ, проговорил он. – Хороший сон – это самое малое, что вы заслужили.

Если она еще задержится в хранилище, Ник не ограничится одними поцелуями. Между тем сейчас ему никак нельзя идти на поводу у своих чувств. До тех пор, пока он не отыщет Руфину, он не может думать о серьезных отношениях ни с одной женщиной. Именно такое обещание дал Ник себе в тот день, когда потерял Колетту.

– Вы правы, мне действительно надо выспаться.

Она отстранилась, и Ник почувствовал, что ей так же трудно расстаться, как и ему. От всех этих переживаний у него ужасно разболелась голова. Достав из ящика рабочего стола предусмотрительно припасенную упаковку аспирина, он выдавил пару таблеток и проглотил.

– Я уже сказала, что несколько дней буду занята. Поэтому, если вам что-нибудь понадобится, обращайтесь к Нерине. Хотела бы также напомнить, что следующее собрание музейного совета состоится через две недели. Постарайтесь, чтобы к этому времени вам было чем порадовать наших профессоров. С вами все в порядке, Ник? – добавила она, кивнув на полупустую упаковку аспирина, которую он вертел в руке.

– Все нормально, принцесса. Просто в юности я перенес небольшое сотрясение мозга, и оно до сих пор о себе напоминает.

Изабелла покинула хранилище. Ник слышал, как каблуки ее туфель простучали сначала по каменной лестнице, затем по мраморному полу коридора. Если бы он мог совсем не думать о ней!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Вынув из подставки орехового дерева «паркер» с золотым пером, Изабелла приступила к просмотру корреспонденции, ежедневно поступавшей во дворец на ее имя. Наибольшего внимания заслуживали письма от канцлера Германии и итальянского премьер-министра, с которыми она состояла в дружеской переписке; кроме того, требовалось ответить на восемь приглашений частного характера и продиктовать тридцать шесть благодарственных писем. Позвонив, Изабелла распорядилась, чтобы ей принесли второй за утро кофейник.

В соответствии с распорядком дня, заботливо отпечатанным накануне Нериной, остаток утра Изабелле предстояло провести за серией примерок для Джорджа Армани, чей дом моды получил право сшить для нее несколько вечерних платьев к Венецианскому фестивалю. Затем шел черед платьев от Версаче, одно из которых Изабелла собиралась надеть на благотворительный бал в поддержку Королевского научного фонда, патронируемого лично принцем Антонио. Второе шилось для торжественного обеда, устраиваемого королевской семьей в честь последнего нобелевского лауреата по химии, бывшего родом из Сан-Римини.

Старинные дедовские напольные часы, украшавшие небольшой кабинет принцессы, только-только пробили половину восьмого, но рабочий день Изабеллы начался уже больше часа назад.

Пробежав для верности еще раз глазами список запланированных на сегодня дел, Изабелла вторично удостоверилась в том, что среди них нет таких, которые могли бы привести ее к хранилищу и засевшему там Нику. Они не виделись уже около двух недель, и избегать встречи с ним дальше она просто не имела возможности. Вертя в руках карточку с приглашением от итальянца, не дававшего ей прохода на благотворительном балу в поддержку Красного Креста, она думала о Нике. Стоило ей закрыть глаза, и она видела его лицо так отчетливо, как если бы он стоял перед ней. А воспоминания о его поцелуе, нежном и обещающем, не давали ей спать эти недели. В глубине души Изабелла знала: захоти Ник большего, и она, вопреки здравому смыслу, с радостью пойдет ему навстречу.

Она еще раз перечитала приглашение итальянца. Десятки мужчин – молодых, богатых, привлекательных – каждый день заваливали ее предложениями провести вечер в их компании. Как правило, претенденты происходили из старинных аристократических семейств, и не было ничего зазорного в том, чтобы принять такое приглашение. В конце концов, даже принцессы имеют право на личную жизнь. Но по причинам, ей самой непонятным, ее мысли занимал Ник Блэк.

– Как вы собираетесь решать вопрос с мистером Блэком, ваше высочество? – Умей Нерина подслушивать чужие мысли, она вряд ли смогла бы точнее угадать вопрос.

– С мистером Блэком? А в чем дело?

– Простите, ваше высочество, вы были так заняты, что мне просто не представилось возможности ввести вас в курс проблемы. Дело в том, что несколько дней назад мистер Блэк обратился ко мне с просьбой. Оказывается, всякий раз, когда ему требовалось расшифровать свои записи или отыскать необходимую информацию в Интернете, он вынужден был связываться со своим секретарем в Бостоне и просить ее выполнять эти поручения. В свою очередь мистер Блэк уверен, что работа продвигалась бы быстрее, будь компьютер с выходом в Интернет у него под рукой.

– И в чем же проблема, Нерина? Мне казалось, я потратила достаточно денег из королевской казны на то, чтобы дворец подключили к Интернету.

– Так и есть, ваше высочество, однако мистер Блэк отказывается пользоваться компьютерами из главного здания дворца, настаивая на том, чтобы сеть провели непосредственно в хранилище. Но, насколько мне известно, оно едва ли приспособлено для таких вещей.

– Совсем не приспособлено. Подвальная проводка с трудом выдерживает даже элементарное напряжение, нечего думать, что она выдержит мощность работающего компьютера.

– Именно это я и сказала мистеру Блэку, ваше высочество, однако он продолжал настаивать, и мне пришлось навести более тщательные справки.

11
{"b":"3296","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Психология влияния и обмана. Инструкция для манипулятора
Покорить Францию!
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Охотник за идеями. Как найти дело жизни и сделать мир лучше
Материнская любовь
Закончи то, что начал. Как доводить дела до конца
Три минуты до судного дня
Лучшая неделя Мэй