ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что же вы выяснили, Нерина?

– Начальник коммуникационных служб дворца объяснил мне, что в принципе нет ничего сложного в том, чтобы заменить отработавшие свой срок подвальные кабели на новые. Однако прежде чем предпринять такой шаг, придется уведомить о нем его величество короля и членов Государственного исторического совета, под чьей охраной находятся все дворцовые помещения, включая хранилище. Только если они дадут положительный ответ, можно будет начать работы по переустройству подвальных площадей.

– Думаю, со стороны отца не последует возражений. Тем более что подвальные коммуникации действительно давно пора заменить. Но вот с Советом будет все не так просто.

С раннего детства Изабелла слышала истории о том, какую тяжелую войну пришлось выдержать ее деду в конце шестидесятых годов, чтобы получить разрешение Совета на обновление обстановки в гостевых апартаментах дворца. Да не далее как в прошлом году она сама потратила больше полугода, пытаясь убедить членов Совета согласиться на вполне невинные работы по усовершенствованию вентиляционной системы дворца.

– Я предложила мистеру Блэку пользоваться компьютером в библиотеке: обстановка там больше всего подходит для работы, да и все необходимые источники находятся под рукой. Но он продолжает настаивать, что компьютер нужен ему в хранилище. Когда же я сказала, что устроить такое не представляется возможным, он попросил обратиться с этим вопросом к вам, ваше высочество, потому что вы, по его словам, поймете, насколько важно для него сохранять приватность рабочей обстановки.

– Спасибо, Нерина, я посмотрю, что можно сделать.

Конечно, когда она сможет, не смущаясь и не краснея, поднять глаза на Ника Блэка.

Подавив вздох, Изабелла попыталась вернуться к разбору корреспонденции, но голос Нерины вновь отвлек ее:

– Пока мы обсуждали проблему мистера Блэка, ваше высочество, я вспомнила, что ваша встреча с Музейным советом назначена на завтра, на три часа дня. Помимо этого, директор музея просил довести до вашего сведения, что он пригласил главного королевского архитектора принять участие в совещании. Все члены Совета с нетерпением ждут, когда вы ознакомите их с отчетом мистера Блэка о проделанной в хранилище работе. Во время нашей последней встречи по поводу компьютера я и ему напомнила о совещании.

Ну вот, теперь у нее просто нет иного выхода, как встретиться с Ником.

– Как вы думаете, Нерина, сегодня у меня найдется немного свободного времени, чтобы переговорить с мистером Блэком?

Вынув из папки листок, Нерина протянула его принцессе.

– Здесь все, что запланировано для вас на вторую половину дня, ваше высочество. Я специально устроила так, чтобы после четырех часов у вас не было никаких встреч и совещаний.

– Вы шутите, Нерина?

– Ни в коем случае. – Обычно серьезное выражение лица ее секретаря осветилось улыбкой. – Простите меня за смелость, ваше высочество, но после встречи с мистером Блэком я бы настоятельно советовала вам посвятить остаток дня отдыху. Я готова проследить за тем, чтобы вас никто не беспокоил. Считайте это моим подарком вам на день рождения.

– Не может быть, разве сегодня… – Изабелла отыскала взглядом на столе отрывной календарь. За бесконечными делами она совсем забыла о том, что сегодня был день ее рождения!

– Сегодня, ваше высочество.

– Значит, я наконец-то смогу отдохнуть?

– Да, ваше высочество, и я бы рекомендовала вам не пренебрегать такой возможностью, ведь завтра у вас опять тяжелый день.

– В любом случае спасибо, что побеспокоились, Нерина.

Ощутив прилив сил, Изабелла уселась за стол и с удвоенной энергией принялась за разбор оставшихся невскрытыми писем. Впереди ее ждала встреча с Ником и целый вечер ничегонеделания, о котором она мечтала едва ли не с прошлого дня рождения.

Ник помассировал пальцами раскалывающийся от боли затылок и вновь попробовал сосредоточить внимание на переплетенной в бычью кожу книге, датируемой, по его мнению, ранним тринадцатым веком. Проведя рукой в нитяной перчатке по корешку, он попытался вспомнить, не был ли лично знаком с монахом, трудившимся над этим фолиантом. За несколько лет, проведенные в стенах одного итальянского монастыря, Ник и сам порядком поднаторел в нелегком труде переписчика, осилив четыре похожие книги. К сожалению, столь кропотливое занятие не привело его к избавлению от проклятия.

Видимо, когда Руфина говорила, что лишь самопожертвование способно вернуть его к нормальной жизни, она имела в виду отнюдь не погребение себя заживо в монастырских стенах. Нику понадобилось почти пятнадцать лет, чтобы понять это. Щелкнув кнопкой диктофона, он принялся наговаривать на пленку информацию о книге: приблизительный возраст, сохранность и ту историческую ценность, которую она могла представлять для музея. Дав ей соответствующий списку номер и занеся его в блокнот, Ник отложил книгу к просмотренным вещам, отметив, что утром придется переслать очередную порцию пленок в Бостон Энн для расшифровки. Пробежав глазами записи, Ник с удовлетворением подумал, что за две недели успел проделать внушительную работу. Принцесса Изабелла и члены Музейного совета будут довольны. Жаль только, что за это время он ни на шаг не приблизился к истинной цели своего визита. Не считая нескольких записей, в которых упоминались события из жизни простых горожан, проживавших в центральной части королевства. Эта находка вернула ему надежду, что рано или поздно он найдет какие-нибудь сведения о ведовстве и судебных процессах над ведьмами.

Звонки в Бостон Роджеру тоже не принесли желаемых результатов. Несколько старинных книг по магии, приобретенные ими в прошлом месяце у одного частного коллекционера, к сожалению, не представляли никакого интереса, повторяя все, что уже было известно Нику прежде.

Поднявшись из-за стола, Ник отнес книги, которые успел просмотреть, к разобранным вещам. На столе его ждало еще несколько бесценных средневековых фолиантов. Вообще, неплохо бы уже этой ночью приступить к разборке следующего стеллажа, чтобы хоть как-то разнообразить рабочий процесс. А заодно отвлечься от постоянных мыслей об Изабелле.

Стоило Нику лишь на минуту оторваться от очередного тома, как перед его глазами тотчас возникало улыбающееся лицо принцессы. В такие моменты он начинал страстно жалеть, что во время их последней встречи ограничился лишь поцелуем, не пытаясь предпринять более решительные шаги. В то же время Ник прекрасно понимал, что, лишь дотронувшись до нежной кожи на щеке ее высочества, он уже нарушил все мыслимые и немыслимые границы, отделяющие принцессу от простого смертного. Даже если в силу некоторых трагических обстоятельств он таковым не являлся.

Оставив без внимания новую порцию рукописей, дожидавшуюся его на столе, Ник снял перчатки и, сверившись с описью, переданной ему принцессой, направился к стеллажу с вещами, по времени относящимися к промежутку между 1100 и 1250 годами. Как раз Третий и Четвертый крестовые походы, его эпоха. Рядом со стеллажами стояли большие старинные сундуки. Открывая их один за другим, Ник продолжал продвигаться в глубь хранилища, пока ему на глаза не попалась искусно вырезанная деревянная шкатулка, предназначенная для хранения документов. Приподняв крышку, он взял верхний свиток. Осторожно, чтобы древний пергамент не рассыпался у него в руках, Ник развернул свернутый в трубку лист, приготовившись прочесть очередное духовное послание. Каково же было его удивление, когда вместо ожидаемой латыни ему в глаза бросился перечень имен, написанных на старо-итальянском. Вчитавшись, Ник почувствовал, как холодок пробежал по его спине: это был список рыцарей, обещанных королем Бернардо Ричарду Львиное Сердце для участия в Третьем крестовом походе. Именно их имена упоминались в секретном послании, которое Ник вез королю англичан на Сицилию злосчастным ноябрьским днем 1190 года, в который ему суждено было повстречаться с Руфиной. В следующий момент в глаза Нику бросилось имя, заставившее его позабыть обо всем.

12
{"b":"3296","o":1}