ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дочь лучшего друга
Иллюзия 2
Путь домой
Автономность
Ветер Севера. Аларания
Легкий способ бросить курить
Секретная жизнь интровертов. Искусство выживания в «громком» мире экстравертов
Джедайские техники. Как воспитать свою обезьяну, опустошить инбокс и сберечь мыслетопливо
МакМафия. Серьезно организованная преступность

– Ключ! – прошептал он, кивая в сторону выхода. – Они не смогут выйти отсюда, ведь там нет ключа!

Дернувшись, как от удара электрического тока, Изабелла уставилась на него широко открытыми глазами. Ну конечно, она и не подумала вернуть ключ на место! Словно по команде, они с Ником принялись ощупывать карманы.

– Он должен быть здесь, – донесся до них слегка удивленный голос Стефано. – Вряд ли кто-нибудь из семьи Алессандро мог переложить его в другое место.

– Когда ты пользовался им в последний раз? Только не говори, что это было еще до нашего знакомства. Я видела твои альпинистские ботинки в багажнике «рейнджровера», они все были заляпаны свежей грязью.

– Поздравляю, Шерлок Холмс, вам удалось вывести меня на чистую воду! – со смехом парировал Стефано колкое замечание невесты. – Но я прекрасно помню, как, возвращаясь, положил ключ на место. Ты же знаешь, я бываю очень внимателен к мелочам, от которых зависят наши развлечения.

Осторожно выбравшись из укрытия, Ник несколькими быстрыми шагами пересек помещение, бесшумно пробравшись к тому месту, где остался лежать его рюкзак и кепка Изабеллы с ее очками. Полная самых дурных предчувствий, Изабелла высунулась из-за мешков, пытаясь проследить за его передвижениями. Ключ, от которого сейчас в буквальном смысле зависела ее жизнь, валялся на полу прямо под рюкзаком. Стараясь не шуметь, она жестами попыталась привлечь к нему внимание Ника. Проследив за тем, куда указывал ее палец, он схватил ключ, на цыпочках вернулся обратно и вложил свою драгоценную добычу ей в ладонь.

– Подожди минутку, мне в голову пришла одна идея. – Стефано направился прямо к их укрытию. – Ты продолжай искать здесь, а я вспомнил еще об одном месте, где стоит поискать. Иза? – раздался через минуту его тихий голос. – Выходи, сестренка, я знаю, что ты здесь.

Она бросила вопросительный взгляд на Ника. Кивнув головой, тот сложил губы, как если бы хотел сказать «иди». Поднявшись, Изабелла покинула спасительное укрытие. Действительно, лучше выйти самой, чем ждать, когда Стефано догадается заглянуть за мешки и увидит там сестру с незнакомым мужчиной.

Подойдя ближе, она молча передала ему ключ. Губы Стефано растянулись в одобрительной ухмылке.

– Я рад, сестренка, что тебе тоже порой хочется забыть про придворную жизнь и повеселиться за стенами дворца, – прошептал он ей на ухо. – Можешь положиться на меня, об этом никто не узнает. А в следующий раз, когда решишь как следует оттянуться, дай мне знать, и я подкину тебе парочку хороших советов на этот счет.

Несносный младший брат! Изабелла даже подумала о том, чтобы дать Стефано хорошего сестринского пинка, но удержалась, боясь, что звуки их возни долетят до Аманды.

– Нашел! – с довольным видом проорал Стеф, словно угадав ее мысли, и, круто развернувшись, зашагал к своей невесте.

Не успела еще входная дверь захлопнуться за Амандой и Стефано, как помещение пекарни огласил громкий хохот Ника.

– Вы находите, что это было смешно? – Подобная реакция не могла не удивить Изабеллу.

– Еще как смешно, принцесса! – Ник даже пофыркивал от удовольствия. – Давненько мне не приходилось видеть ничего более забавного. Посудите сами, двое королевских отпрысков глубокой ночью крадутся через задние комнаты одной скромной итальянской пекарни только ради того, чтобы получить немного…

– Немного чего?

– Немного свежего воздуха, разумеется.

– Наверное, вы правы, Ник. – Глядя на него, Изабелла сама не смогла сдержать улыбки. – Но я рада за Стефано – ему очень повезло с Амандой, думаю, они по-настоящему любят друг друга.

– У меня это тоже не вызывает сомнений.

– Но что, если Стефано все-таки заметил нас? Или, еще того хуже, что, если в городе нас заметил кто-то из репортеров? Или какой-нибудь турист с камерой. Мы не должны были так рисковать, Ник!

– Вы это серьезно, принцесса? – На лице Ника не осталась и следа от прежнего веселья.

– Да. Нет. Господи, я и сама не знаю. Я…

Подойдя к ней, он обнял ее за плечи.

– Вам нужно чаще бывать на людях, принцесса. И понять наконец, что нет ничего зазорного в том, чтобы провести вечер с мужчиной, даже если при этом на вас будут устремлены тысячи глаз. Вы молоды и прекрасны, а жизнь так коротка, что просто глупо отказывать себе в развлечениях и оставаться девственницей.

– Я никогда не говорила, что… – От ужаса и неловкости она не находила слов.

– Не стоит так пугаться, принцесса. И прежде чем вы зададите вопрос, я скажу, что ни в одной газете мира об этом не писали. С моей стороны это было только предположение. – Он бережно, обеими руками взял ее лицо. – Вы заслуживаете счастья и должны быть счастливы, как ваш брат и Аманда.

– Но как быть с моей семьей? Вы бы видели, что пришлось пережить отцу из-за Стефано, пока тот не встретил Аманду. Брат пропадал неделями, его видели то в казино, то на горнолыжном курорте, то на гонках. В мире не было такой силы, которая могла бы заставить Стефа выдержать хотя бы пять минут придворного протокола. А с дочерьми такие вещи проходят гораздо болезненнее.

– Но вы – Изабелла ди Талора – уже не раз доказывали всему миру, что на ваш здравый смысл и на ваши суждения можно и должно полагаться. Все, что вам нужно, – это ходить на свидания с мужчинами. В конце концов, нигде не написано, что современные принцессы должны избегать мужского пола, как черт ладана. Никакие таблоиды не смогут попрекнуть вас или вашу семью в том, что считается нормой для большинства женщин мира.

– Ник…

– Сегодняшний вечер, каким бы прекрасным он ни был, не должен стать единственным в вашей жизни. Если вам хочется встречаться с мужчинами, встречайтесь. Прибегните к помощи шляпы и очков, если от этого вам станет легче, но очень скоро вы поймете, что в такой конспирации нет надобности. – Поняв, что она все еще сомневается, он поспешил добавить: – Хотя бы пообещайте, что подумаете над моими словами. Рискните, принцесса, и я уверен, вам никогда не придется жалеть об этом. Скорее наоборот, вы станете всю жизнь горько сожалеть о том, что не узнали любви, пока были молоды и полны сил и желаний.

Слезы покатились по щекам Изабеллы, но она даже не пыталась их останавливать. Почему никто прежде не говорил с ней так, как Ник, человек, который знал ее меньше месяца? Только он смог понять и почувствовать ее боль. Она прижалась головой к его крепкому плечу: этот сильный, уверенный в себе мужчина давал ей ощущение покоя и как-то совершенно незаметно стал ей необходимой опорой в жизни. Но при этом он упорно настаивал на том, чтобы она встречалась с другими мужчинами. Что же произошло с ним в прошлом? Почему он сам не хочет пойти на риск, о котором только что с таким чувством говорил ей?

– Хорошо, Ник, я обещаю подумать над вашими словами. – Глубоко вздохнув, она смахнула слезы с лица. – Но позвольте и мне спросить вас кое о чем. Что нужно вам, Ник? Вы ведете себя еще более странно, чем я. И если мой случай поддается какому-то разумному объяснению, то для вашего я не могу придумать ни одного. Вы ни с кем не встречаетесь, никуда не выходите. Не потому ли вы так хорошо меня понимаете, Ник, что страдаете от той же боли? Ведь вам, должно быть, очень одиноко.

– Я не могу ответить на ваш вопрос, принцесса, хочу, но не могу. Я понимаю, вам кажется, что таким образом я пытаюсь уклониться от ответа, но это не так. Поверьте мне, прошу вас. Я очень хочу вам все рассказать, именно вам, но… Это все так сложно.

– А мне казалось, на свете нет ничего сложнее моей собственной жизни. Не можете же вы бояться папарацци и общественного мнения больше, чем боюсь их я?

– Вы даже не представляете, как близки к истине, принцесса.

Второй раз за эту ночь он отстранил ее от себя. Ник понимал, что ему вряд ли когда-нибудь удастся встретить другого такого человека, как принцесса Изабелла, которому он мог бы рассказать свою историю от начала до конца. Но опыт, многовековой опыт подсказывал, что он должен защитить себя и ее от этой странной и страшной правды. Если, услышав его историю, она поверит ему и решит остаться с ним, как когда-то решила Колетта, он никогда не простит себе этого. А репортеры? Да они разорвут ее на части, едва только узнают, что она встречается с таким необычным человеком. И что будет с ее семьей, счастьем и покоем которой она дорожит едва ли не больше всего на свете? Ее родные не перенесут такого скандала.

19
{"b":"3296","o":1}