ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но и у меня может быть своя выгода в этом деле.

– Для вас, как частного коллекционера, выгодой будет уже то, что вы раньше других специалистов получите доступ к вещам, которые еще очень не скоро окажутся выставленными на обозрение широкой публики. То, что вы избегаете контактов с прессой, также говорит в вашу пользу. Итак, каков же ваш ответ?

Ник понимал, что стоит перед непростым выбором. С одной стороны, вряд ли ему в его бесконечно долгой жизни выпадет еще один шанс попасть в королевский дворец. Но не может же он сказать принцессе, что на самом деле его совершенно не интересуют произведения искусства как таковые. Ведь и свою коллекцию он начал собирать только потому, что с ее помощью рассчитывал отыскать информацию о Руфине и средневековых проклятиях.

– Вы не могли бы подробнее рассказать об ожидаемой меня работе? Чем конкретно будет занят мой день? И сколько времени может отнять такое занятие?

– Вам придется тщательно осмотреть хранящиеся в подвале вещи, а затем написать подробный отчет о каждой из них. Меня интересует все, что вы сочтете нужным сообщить. Раз в неделю вы будете докладывать о проделанной работе ученому совету музея, который вместе со мной решит, что из коллекции станет экспонироваться, а что отправится в запасники.

– Сколько человек входит в совет?

– Восемь, в основном профессора университета. Ну и, разумеется, куратор выставки.

Так, эти люди, конечно же, захотят ознакомиться с дипломами об образовании, которых у него попросту нет. Средневековую жизнь он изучал не по книгам, а на собственном горьком опыте.

– Что же касается сроков, то они будут зависеть только от вас. Разумеется, вам будут созданы самые благоприятные условия.

Да, заманчивое предложение. И рискованное. Ведь в замке придется постоянно сталкиваться с людьми. А эти профессора из совета директоров! Они начнут задавать вопросы, на которые у него нет вразумительных ответов. Или, по крайней мере, ответов, которые показались бы вразумительными нормальным людям, не имевшим дела со средневековыми колдуньями.

Изабелла внимательно наблюдала за Ником, пока он обдумывал ее предложение. Ни один мужчина не возбуждал в ней такого интереса, как этот таинственный мистер Блэк, знаток Средневековья и коллекционер с внешностью кинозвезды. Он оказался слишком молодым. Вместо солидного пятидесятилетнего джентльмена с висками, посеребренными благородной сединой, перед ней предстал молодой, не старше тридцати пяти лет, мужчина спортивного телосложения с короткой стрижкой. Он походил скорее на специалиста по восточным единоборствам, чем на владельца одной из самых крупных в мире коллекций, посвященных Средневековью.

– Извините, ваше высочество, но я вряд ли смогу принять ваше предложение. – Ник перестал кружить по комнате и остановился перед ней. – Однако я хочу, чтобы вы знали: мне чрезвычайно польстил ваш выбор.

Ай да мистер Блэк! С каждой минутой знакомства он удивлял ее все больше.

– Могу я узнать причины вашего отказа?

– Надзор. – Несмотря на краткость, ответ Ника был исчерпывающим. – Из ваших объяснений, ваше высочество, я понял, что буду находиться под постоянным контролем со стороны ученого совета.

Изабелла постучала кончиками наманикюренных ногтей по полированной поверхности стола.

– Никто не собирается надзирать за вами, мистер Блэк, но совет должен быть в курсе того, как продвигается работа. Ведь, прежде чем экспонировать вещи из хранилища, мы должны быть уверены, что они представляют историческую ценность.

– Тогда позвольте мне сначала самому разобраться с коллекцией, и пусть совет ознакомится с результатами моей работы после ее окончания. Обещаю снабдить ваших профессоров всей необходимой документацией. Если что-то в моих выводах не устроит ученых мужей, у них будет полное право изменить все по своему усмотрению. Для этого вовсе не требуется стоять друг у друга над душой.

Губы его тронула легкая улыбка. Изабелла, как загипнотизированная, смотрела на Ника. У нее в голове не укладывалось, почему этот человек со своей очаровательной улыбкой так тщательно избегает каких-либо контактов с окружающим миром.

– А если вы будете докладывать о своих успехах лично мне? Я стану своеобразным посредником между вами и ученым советом. У меня есть степень Гарвардского университета по истории искусства. К тому же я с раннего детства проводила очень много времени в нашем музее, ведь он находился под личным патронажем моей покойной матери, и хорошо знаю его фонды.

– У вашего высочества найдется на это время?

– Найдется. – Изабелла вспомнила сверху донизу исписанные страницы своего еженедельника. У нее едва хватало времени на сон, а завтракать, обедать и ужинать чаще всего приходилось на деловых встречах, чтобы сэкономить лишние полчаса. Но музей был делом жизни ее матери, и она никогда не позволит себе забыть об этом. – Все, что связано с музеем, имеет для меня особое значение, поэтому я заинтересована в ваших услугах, мистер Блэк.

– Хорошо, ваше высочество, вам удалось меня убедить. И все же я хотел бы оставить за собой право отказаться от работы в случае, если условия перестанут меня удовлетворять.

– Договорились. – Изабелла протянула руку, и Ник сжал ей ладонь. Рукопожатие длилось не дольше нескольких секунд, но принцесса все же успела заметить на кисти его правой руки несколько побелевших от времени шрамов. – Я улетаю завтра ровно в девять часов вечера из аэропорта «Логан» самолетом своего отца. Буду рада, если вы решите присоединиться ко мне. – Принцесса дала Нику визитную карточку. – Покажите вот это сотрудникам аэропорта, и они проводят вас к самолету.

По выражению лица Ника Изабелла поняла, что возможность лететь в Сан-Римини одним самолетом с ней пришлась ему по душе.

Они были уже у дверей лифта, когда принцесса неожиданно обернулась.

– Уверена, как только вы увидите нашу коллекцию, то сразу поймете, какой редкий шанс вам выпал. Быть может, именно его вы ждали всю жизнь.

– Всю жизнь, – как эхо повторил Ник. – Похоже, вы попали в самую точку, ваше высочество.

Когда двери лифта закрылись и кабина стала опускаться, до Изабеллы долетел его смех.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Такой выброс адреналина в кровь Ник испытывал только на поле боя! Сама судьба послала ему принцессу Изабеллу с ее коллекцией. Он оставит Энн в Бостоне заниматься офисом, Роджера пошлет изучать книги по колдовству, которые им удалось разыскать на прошлой неделе, а сам отправится в Сан-Римини, в королевское хранилище. Ник даже руки потер от удовольствия, так удачно все складывалось, и поспешил поставить Энн и Роджера в известность относительно своих планов.

Однако досмотр, который ему учинили на следующее утро в аэропорту, несколько поубавил его пыл. К трапу самолета Ника сопровождал внушительный эскорт, состоящий из пилота в синем форменном мундире, личного телохранителя принцессы и солдата королевской гвардии с автоматом наперевес. Свободная, неофициальная манера, с которой держалась принцесса Изабелла в его офисе, на какой-то момент заставила Ника забыть о том, что он имеет дело не с простой смертной, а с особой королевской крови.

Поднявшись по трапу, телохранитель принцессы тут же занял место возле двери, а солдат, несший сумку с вещами Ника, указал ему в сторону салона и прошел в кабину к пилотам. Только сейчас до Ника дошло, что все время полета он будет находиться один на один с принцессой Изабеллой в отгороженном от остального пространства салоне.

Похоже, придется распрощаться с надеждой вздремнуть пару часов, пока они будут лететь в Сан-Римини. Падение с лошади через два дня после роковой встречи с Руфиной не прошло для Ника бесследно, он до сих пор страдал от тяжелейших приступов мигрени, как следствия перенесенного сотрясения мозга, которые пытался заглушить с помощью поглощаемого в чудовищных количествах аспирина. К тому же при падении он умудрился сломать нос; переносица, правда, давно срослась, и сама по себе эта травма не доставляла Нику неприятностей, кроме того, что во сне он храпел. А Нику меньше всего хотелось подвергать принцессу Изабеллу ди Талора, любезно предложившую ему лететь одним с ней самолетом, такому испытанию.

3
{"b":"3296","o":1}