ЛитМир - Электронная Библиотека

– Комната в крепости – как раз то, что надо, принцесса. Меня вряд ли можно смутить отсутствием роскоши, поэтому вполне достаточно, если в них будет кровать и душевая кабина.

Лимузин выехал на дорогу, ведущую к королевскому дворцу. Ник расслабился и начал с интересом поглядывать в окно. Изабелла опустила стекло, отделявшее место водителя от салона, и по-итальянски попросила шофера не останавливаться около «Ритца», а ехать прямо к королевскому дворцу. Вернув стекло в прежнее положение, она вновь обратилась к Нику:

– И все-таки мне кажется, что, несмотря на наличие водопровода, эти комнаты не совсем пригодны для жилья.

– Не стоит так переживать, принцесса, мне случалось жить и в худших условиях. – Ник ободряюще ей улыбнулся. Изабелла заметила, что, когда он улыбался, на его левой щеке появлялась симпатичная ямочка, прямо как у ее отца. – К тому же возможность в любое время спускаться в хранилище компенсирует неудобства, с которыми мне предстоит столкнуться. И если вдруг посреди ночи мне в голову придет какая-нибудь интересная идея относительно коллекции, я смогу совершенно спокойно, никого не потревожив, привести ее в исполнение.

– Ну что ж, такое отношение к делу, мистер Блэк, окончательно убедило меня, что я поступила правильно, пригласив именно вас для работы с коллекцией.

Лимузин продолжал движение по выложенным средневековым булыжником улочкам в направлении королевского дворца.

– Когда я смогу увидеть коллекцию? – вопрос Ника нарушил тишину.

– Если хотите, то сегодня.

Похвальное рвение. Правда, чтобы проводить Ника в хранилище, ей придется пожертвовать дневным сном. С другой стороны, если он уже сегодня приступит к работе с коллекцией, то завтра она сможет провести больше времени с племянниками. И вообще, чем раньше Ник начнет разбирать и каталогизировать предметы в подвалах дворца, тем больше у музея шансов успеть экспонировать коллекцию к тысячелетней годовщине независимости королевства, которую Сан-Римини собирается отметить через шесть месяцев. Отцу будет приятно увидеть, как сбываются мечты его покойной жены, королевы Алетты, под чьим покровительством долгое время находился музей.

– Во дворце мой секретарь проводит вас в ваши комнаты, мистер Блэк. Вы сможете привести себя в порядок, съесть что-нибудь или отдохнуть с дороги – на это у вас будет несколько часов. Сразу после возвращения у меня запланирована встреча, и я освобожусь не раньше четырех часов дня, чтобы показать вам подвальные помещения и хранящиеся там вещи.

– Как, ваше высочество, неужели вы сами собираетесь показывать мне хранилище? Признаться…

– Пожалуйста, Ник, мы же договорились, что вы будете называть меня Изабеллой… или просто принцессой, если уж у вас не получается обращаться ко мне по имени. И поскольку мы решили, что вы будете докладывать о своих успехах мне, а не музейному совету, то именно я и должна стать вашим проводником по дворцовым подвалам. К тому же я едва ли не единственный человек, который знает, как туда попасть. Большинство дверей в этом дворце не открывали целую вечность.

Впереди показались кованые ворота дворца, и Ник заметил, с каким нетерпением принцесса ждет, когда лимузин въедет на территорию королевской резиденции. Он и сам вытянулся на сиденье, чтобы лучше рассмотреть подъездную аллею и открывающийся вид на дворцовый фасад.

При виде родного дома Изабеллу вновь охватило беспокойство за брата и племянников. Федерико очень изменился с тех пор, как умерла жена. Он всегда был спокойным и молчаливым человеком, больше склонным к созерцанию, чем к активной жизни, и одинаково отличался как от старшего брата – наследного, амбициозного принца Антонио, так и от младшего – обожающего развлечения и авантюры принца Стефано. Овдовев, Федерико стал еще более замкнутым и нелюдимым, отказываясь обсуждать свои чувства даже с ней. Изабелла очень переживала из-за племянников, которые не могли не почувствовать в отце перемен. Но как она ни ломала себе голову, ей пока не удалось найти выход из создавшейся ситуации.

– Принцесса?

– Да? – Голос Ника вывел ее из задумчивости. Повернувшись к нему, она поняла, что все это время он внимательно наблюдал за ней.

– Должно быть, вы очень рады вернуться домой, принцесса, если даже не слышите моих вопросов.

– Простите, Ник, наверное, я на минуту задремала.

– Я просто хотел уточнить, где мы встретимся перед тем, как отправиться в хранилище. Но если перелет утомил вас и вы хотите поспать, то коллекция может подождать до завтра.

Он говорил правильные слова, но Изабелла заметила, что за внешним спокойствием Ника скрывается колоссальное напряжение, а руки у него крепко сжаты в кулаки, чтобы не выдать охватившую его дрожь. Он вел себя так же во время их разговора в Бостоне.

Когда лимузин проезжал мимо того крыла дворца, которому предстояло на ближайшие месяцы стать для него домом, Изабеллу поразил взгляд, брошенный Ником на массивные каменные стены древней крепости: словно человек после долгой разлуки вернулся в хорошо знакомые ему места и теперь пытается соотнести увиденное с тем, что сохранила память. Но такого просто не могло быть, ведь эта часть дворца всегда была закрыта для посетителей, а Нику, насколько ей известно, прежде не доводилось гостить в королевской резиденции.

– Я зайду за вами ровно в четыре часа дня, мистер Блэк, будьте готовы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Навалившись всем телом на тяжелую дубовую дверь, Изабелла пыталась повернуть ключ в окованной железом массивной замочной скважине.

– Замки должны были поменять еще в прошлом году. – Под ее напором дверь с трудом, но все-таки поддавалась. – Страшно подумать, сколько им может быть лет.

– Приблизительно столько же, сколько и самому зданию, полагаю. Это оригинал, дверь, кстати, тоже. Удивительно, что они смогли продержаться так долго.

– А вы и вправду знаток, Ник. – Она окинула его одобрительным взглядом. – Вероятно, нам все-таки придется их заменить.

– Это зависит от того, что находится за дверью. Если в коллекции есть по-настоящему ценные экземпляры и в ближайшее время для них не найдется иного пристанища, чем этот подвал, тогда стоит подумать о том, чтобы снять саму дверь и повесить ее в арке рядом с моими комнатами. В этом случае вы убьете сразу двух зайцев: вернете старую дверь в проход, а на ее место повесите что-нибудь современное с хорошим замком и сигнализацией.

– Вам уже доводилось бывать здесь прежде, Ник? – Забыв о замочной скважине, принцесса повернула к нему удивленное лицо. – Как вы узнали, что в этом проходе была дверь?

– Просто догадался. По форме дверь соответствует арке, к тому же на стене до сих пор сохранились царапины от петель. Вероятно, дверь предохраняла эту часть здания от сквозняков. Во времена, когда был построен коридор, люди еще не знали о существовании парового отопления.

– Да, им приходилось несладко. – В голосе принцессы послышалось сочувствие к далеким предкам. – Впрочем, сейчас у нас появится шанс побывать на их месте. Приготовьтесь к тому, что будет очень холодно. – Она принялась осторожно спускаться по крутым, высоким ступеням, и Ник последовал за ней, придерживаясь рукой за стену. – Я же говорила, что здесь будет холодно, – сказала принцесса, услышав, как он с непривычки, сделав несколько резких вдохов, закашлялся. Не дождавшись ответа, она обернулась и увидела, что Ник, склонившись, внимательно изучает старинный меч, лежавший возле ступеней на куске синего бархата. – Его вернули несколько дней назад. Он был среди вещей, которые отдавали в музей для экспертизы. Эксперты из университета Сан-Римини датировали этот меч поздним двенадцатым веком. Считается, что он мог принадлежать королю Бернардо или его сыну, королю Ромбальдо. А каково ваше мнение?

Ник поднял меч, подержал его на весу, пощупал лезвие, внимательно исследовал навершие рукояти и наконец вынес свой вердикт:

– Этот меч не принадлежал королю – ни Бернардо, ни Ромбальдо.

6
{"b":"3296","o":1}