ЛитМир - Электронная Библиотека

Пораженная столь категоричным заключением, Изабелла подошла к Нику и, желая лучше рассмотреть меч, который он все еще держал в руках, наклонилась над его плечом. Запах одеколона, смешанный с запахом тела Ника, возбуждающе защекотал ей ноздри. На какую-то долю секунды Изабелле показалось, что она сейчас потеряет сознание, и ей стоило большого труда удержаться от того, чтобы не опереться на это крепкое, обтянутое черной рубашкой плечо.

– И вы так быстро пришли к выводу? Как вам это удалось?

– Посмотрите сюда. – Ник повернул к ней меч, чтобы лучше было видно навершие – небольшую круглую шишечку, венчавшую рукоять. – Как правило, почти все правители Сан-Римини предпочитали украшать навершия своих мечей личными гербами. Герб Бернардо состоял из переплетенных вместе первых букв имен его и его жены. Навершие меча Ромбальдо украшал дракон в королевской короне, хотя некоторые ученые считают, что у него был совсем другой герб. В любом случае на его мече должен был быть какой-то отличительный знак.

– Так кому же все-таки могло принадлежать это оружие? Надеюсь, хотя бы в отношении датировки наши профессора оказались правы?

– Безусловно, меч был сделан в двенадцатом веке. Об этом свидетельствует манера, в которой он выкован. К тому же именно в это время среди рыцарей, отправлявшихся в Третий крестовый поход, было в ходу помещать в рукоять своего оружия крестики или мощи святых, чтобы они находились прямо под ладонью во время сражения. Считалось, что в этом случае Бог охранит воина и поможет ему выйти из боя живым. Видите, вот это место.

Она разглядела небольшую выпуклость на рукояти, такую незаметную, что, не скажи Ник о ее существовании, ей самой никогда бы и в голову не пришло искать ее там. Она провела пальцем по металлу и ощутила, что в этом месте он по форме действительно напоминает крест. Отойдя назад, Ник взмахнул мечом, проделав им несколько круговых вращений.

– Прекрасное оружие, – скорее для себя, чем для нее, проговорил он. – Даю руку на отсечение, принцесса, этот меч принадлежал рыцарю. Должно быть, парню здорово повезло, если он смог выжить в сражениях и вернуться из похода домой вместе со своим оружием. – Он опустил руку, но пальцы все еще крепко сжимали рукоять, а глаза блестели от возбуждения. – Отличная вещь. Если судить по ней, то в ваших подвалах должна храниться масса интересных находок.

– Оружия здесь совсем мало, почти все оно в музее. Как вы понимаете, такие экспонаты больше всего привлекают внимание посетителей. Думаю, самый большой интерес представляют древние документы – в основном дворцовые хроники, записи рождений и смертей. Если вы сможете их прочесть… – Она бросила на него вопросительный взгляд: даже в пределах королевства находилось не много знатоков диалекта, на котором говорили в Сан-Римини несколько веков назад.

– Смогу.

– В таком случае вы станете единственным обладателем весьма ценной информации о нравах и быте дворцовых жителей. Здесь также полно всяких безделушек, старинных гобеленов, статуэток, миниатюр. Вы сами определите их ценность. Сохранилась даже дворцовая посуда и занавеси, хотя и то и другое в ужасном состоянии. – Принцесса обвела взглядом огромное помещение. – Как видите, коллекция не разобрана даже на треть.

Ее мать, покойная королева Алетта, незадолго до смерти заказала специальные стеллажи для хранения коллекции. На некоторых из них были проставлены даты. Но разобранные и продатированные вещи составляли лишь скромную часть того, что хранилось в подвале. В центре помещения и по углам были в кучи свалены крышки от саркофагов и отдельные детали алтаря, собранные из нескольких храмов. Огромные полотна, фрагменты кованой железной решетки, которой, как предполагала Изабелла, когда-то был обнесен вход в самую старую часть дворца, масса других предметов.

– Я предпочел бы начать работу с изучения документов, принцесса. Возможно, если очень повезет, среди них окажутся старинные описи дворцовой утвари. Вообще, это место – настоящий рай для историков. И здесь не так пыльно, как я ожидал.

– Я же говорила, эта работа может стать делом вашей жизни, Ник. По просьбе матери в помещении несколько раз производили мокрую уборку, но большинство экспонатов лежит в таком состоянии уже много лет.

– Отлично. – В голосе Ника слышался азарт человека, горящего желанием как можно скорее приступить к делу.

– К несчастью, документы разбросаны по всему помещению. То, что удалось датировать без особого труда, хранится на стеллажах, остальные бумаги просто свалили в ящики и задвинули в самый конец подвала. Если вам потребуется помощь, чтобы достать их…

– Благодарю, думаю, справлюсь сам.

Словно позабыв о ней, Ник переходил от одного стеллажа к другому. Особое внимание привлекли крышки королевских саркофагов, и он долго изучал их наполовину стершуюся поверхность. При этом Ник так и не смог расстаться с мечом, который по-прежнему сжимал в правой руке и который выглядел так, словно был выкован специально для него. Изабелле Ник представлялся средневековым рыцарем, покидающим родовой замок ради далекого похода. Она видела его в тяжелых доспехах, с длинными, падающими на начищенный до блеска панцирь волосами, с оружием и знаменами выступающим против врагов Сан-Римини.

– Вы всегда так коротко стриглись, Ник? – Вопрос стал естественным продолжением ее мыслей, она даже не успела подумать о том, как он может быть воспринят, и почувствовала неловкость. – Простите, ради бога, это слишком личный вопрос, вы не обязаны на него отвечать.

– Ну что вы, принцесса, не стоит так смущаться. Вот если бы вы захотели узнать, какую сумму налогов я заплатил в прошлом году или нижнее белье какой фирмы я предпочитаю, вот тогда было бы другое дело. – Он пытался обратить все в шутку, хотя на самом деле неожиданное любопытство принцессы повергло его в панику. Не слишком ли он расслабился? А что, если она наводила о нем подробные справки и знает, что никаких налогов он никогда не платил? Резко остановившись, Ник повернулся к принцессе. – Да, когда-то я носил длинные волосы, но это было очень давно, можно сказать, на заре моей туманной юности. А почему вас заинтересовала моя прическа?

Господи, как же он сглупил, сказав, что дверь, ведущая в хранилище, – оригинал. Но он столько раз проходил через нее в подвал, который во времена короля Бернардо служил арсеналом…

– Да так, чисто женское любопытство. Просто вы чем-то похожи на моего старшего брата, а у него длинные волосы. – Она склонилась над каким-то свернутым в трубку гобеленом.

Вряд ли она знает о нем правду. Разве что ей случайно могла попасться на глаза какая-нибудь старинная миниатюра с его изображением. Если бы таковая существовала. А в том, что она не существует, Ник не сомневался. Он был всего лишь безземельным рыцарем, достаточно удачливым и храбрым в бою, чтобы привлечь внимание короля и получить доступ в замок…

– И где же здесь место для этого меча, принцесса? – вытянув руку с оружием, поспешно спросил он.

– Решите сами, Ник. Ведь это входит в ваши обязанности, не так ли? – Она одарила его одной из тех улыбок, которые он так часто видел на обложках модных журналов. Странно, но улыбка оказалась не напускной, а естественной и потому еще более обаятельной. Ник улыбнулся в ответ, обвел взглядом подвал и в углу рядом с дверью заметил небольшой рабочий стол, стоявший под окном – единственным источником света для всего помещения.

– Я положу его вон на тот стол, если не возражаете.

– Давайте это сделаю я, Ник.

Она протянула руку, и он передал ей меч рукоятью вперед.

– Меня всегда поражал вес средневекового оружия, – проговорила Изабелла, принимая меч из его рук. – Я уже держала этот меч в руках прежде и знаю, что он весит не больше трех фунтов, и все же у меня в голове не укладывается, каким образом средневековый воин мог сражаться с его помощью на протяжении нескольких часов. Должно быть, к концу боя воин так уставал, что у него было столько же шансов поранить себя, сколько и противника.

7
{"b":"3296","o":1}