ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее занесло в сугроб, одна лыжа соскочила, и Эмили упала между двумя соснами, уткнувшись головой в снег. Торчащая ветка оцарапала ей щеки. Падая, она задела лыжей дерево, и на нее посыпалась лавина смешанного с иголками снега.

Вытирая запорошенное лицо, Эмили облегченно засмеялась. Слава богу, приземление оказалось мягким. А Джек теперь укатил далеко вперед.

Она перевернулась на спину, чтобы восстановить сбившееся дыхание. Ей пришлось потратить столько сил, чтобы не покалечиться. Теперь ей нужно пешком тащиться по снегу, волоча за собой лыжу, чтобы разыскать вторую, которая соскочила где-то в кустах выше по склону.

– Эмили, – послышался из-за деревьев голос Джека. Сверху раздался шорох, и он выбрался на тропинку, спускаясь к ней.

Эмили только собралась ему ответить, как он уже затормозил рядом с нею, запорошив ее снегом.

– Эмили, с тобой все в порядке?

– Не считая того, что ты осыпал меня снегом, – Эмили повернулась к нему, затем неохотно поднялась, опираясь на локоть. – А ты, значит, злорадствуешь?

– Я просто хотел удостовериться, что ты...

– Немного поцарапалась, но ничего страшного, – она успокаивающе улыбнулась ему, увидев, какое у него обеспокоенное выражение.

Все утро она чувствовала его раздражение. Теперь казалось, что это было давным-давно. Все-таки здорово, что они выбрались покататься, чтобы немного отдохнуть и развеяться.

Он снял перчатку и, протянув руку, осторожно дотронулся до ее щеки.

– Не похоже, что с тобой все в порядке. У тебя вот здесь, около уха, кровь.

– Просто царапина. – Она многие годы каталось здесь на лыжах, и таких царапин в ее жизни было немало. – Я испугалась, но не ударилась.

Она увидела в его темных глазах такие заботу и сострадание, что они смягчили ее сердце.

Хоть бы лицо не выдало ее чувств.

– Мне хотелось поразить тебя тем, как я катаюсь. А теперь мне придется объяснять всем на выставке, откуда взялись царапины.

– Ты меня поражаешь, – не отрывая пальцев от ее щеки, произнес Джек низким ласковым голосом.

В тот момент, когда она поняла, что он собирается поцеловать ее, группа подростков с громкими криками выехала из-за деревьев чуть выше их и повернула на трассу. Джек вздрогнул, заслышав их голоса, и это вернуло его к реальности.

– Давай поднимемся наверх, – предложила Эмили, вставая на ноги и отходя от Джека. Она оглянулась вокруг в поисках пропавшей лыжи, стараясь скрыть волнение, вызванное несостоявшимся поцелуем. – Тебе не попадалась моя вторая...

– Вот она – передо мной, – он нагнулся, чтобы достать запорошенную снегом лыжу, вытащил ее и поставил так, чтобы Эмили было удобно ее надеть.

– Так мы едем на Бэттл-Борн? – поинтересовалась она.

– Если ты по-прежнему этого хочешь, – недоверчиво произнес Джек.

– Сомневаешься? Подумаешь, разок упала.

Это ничего не значит. – Эмили показала вниз на трассу, расположенную на широком склоне перед ними. – Все равно нам никуда не деться.

Только вниз, к подъемнику.

До самой темноты они благополучно катались, иногда останавливаясь, чтобы поглядеть на озеро с различных точек, гонялись друг за другом по склону. Но то легкое игривое настроение, что окрашивало два первых спуска, уже ушло. «Все испортил несостоявшийся поцелуй», – с горечью подумала Эмили.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Солнце стало медленно садиться, и вдоль трассы загорелись огоньки, цветные пятна от которых были видны даже с самых высоких склонов. Настроение после катания было отличное, несмотря на то что они старались скрыть возникшее между ними притяжение, избегая оставаться наедине. Джек, как и Эмили, почувствовал усталость, а потому, повернувшись, указал ей на подъемник и махнул рукой, что хочет спуститься вниз.

– Согласна, – крикнула она.

Внизу они направились в комнаты отдыха, купили по бутылке воды и присели на ближайшую скамью.

– Ну как? – поинтересовалась Эмили, кивком показав Джеку на его расстегнутые ботинки. Ботинки были впору, а вот комбинезон слишком обтягивал его стройную фигуру. Но Джек все равно был доволен.

– Великолепно. Но я заметил, что ты прихрамываешь.

Эмили не ответила. На последних двух спусках у нее начала побаливать лодыжка, но она старалась не думать об этом. Неужели она хромает так заметно?

– Теперь я вижу, что ты просто рожден для ведения бизнеса. Всегда ищешь угол, в который можно было бы загнать соперника.

– Но ты не соперник.

– Джек...

– У тебя был тяжелый день. Позволь мне отвезти тебя домой и напоить горячим шоколадом. Тебе нужно так устроить ногу, чтобы лодыжка не распухла.

Какой он удивительно милый. Такой доброжелательный и любезный, и нечего искать в нем недостатки. Джек по-прежнему оставался для нее загадкой, крепким орешком, который так хочется раскусить. Но при этом он вызывал у нее нежность, которая казалась ей неуместной.

– Давай прихватим по дороге в Инклайн-вилледж пиццу и видео, – предложила Эмили.

Хороший фильм позволит избежать опасных разговоров и отвлечет от размышлений о том, что между ними происходит.

– Так и сделаем.

Час спустя Джек расставлял на столе в кухне тарелки и раскладывал салфетки, а тем временем Эмили налила в стаканы содовую и отнесла на журнальный столик, установленный между кожаным диваном и креслами. Нажав на пульт, она открыла панель широкоэкранного телевизора, расположенного напротив камина, и поставила кассету. Джек выбрал боевик.

Собираясь сесть, она оступилась.

– Я же вижу, что ты сильно ушиблась, но не хочешь в этом признаться, – Джек подхватил ее под руку и осторожно усадил на диван. Она и не заметила, как он появился в гостиной. – Как твоя лодыжка?

– Ничего страшного. – Эмили сумела выдавить из себя бодрую улыбку. – Спасибо, что поймал меня.

Глядя на нее, Джек недоверчиво наморщил лоб и, отложив салфетки, отодвинул в сторону стаканы.

– Что ты собираешься делать?

– Нужно как следует тебя осмотреть. – Она не успела даже слова сказать, как он поднял ее ногу и положил на журнальный столик.

– Джек, не надо, со мной все в порядке...

Он подложил под ее ногу подушечку, затем встал на колени, снял с нее носок и до колена закатал штанину на брюках.

– Джек!

Не обращая внимания на ее протест, он пальцами мял поднятую лодыжку, проверяя, все ли в порядке. Не найдя явных повреждений, он поймал ее взгляд и нахмурился, его глаза стали серьезными.

– Почему ты так упорно стремишься выглядеть несгибаемой? Ты вовсе не такая, но боишься, что окружающие заметят в тебе хоть каплю уязвимости. Не так ли?

Если бы он только мог предположить, какой незащищенной и слабой Эмили чувствовала себя в это мгновение. Она старалась не думать о его сильных чувственных пальцах, которые сейчас спокойно лежали на ее обнаженной ноге.

– Может, потому, что я не ушиблась.

– Лгунишка.

– Да с лодыжкой все в порядке. Просто немного побаливает. Поверь мне. Я давно катаюсь на лыжах и много раз получала различные травмы, поэтому, уверяю тебя, к утру я забуду о случившемся.

– Я говорю не только о твоей лодыжке.

Он как будто читает ее мысли! Эмили потянулась за пультом видеомагнитофона. Пусть фильм поскорее начнется, и тогда разговоры прекратятся.

Джек отпустил ее ногу и устроился рядышком на диване.

– Это все из-за того, что твой отец – владелец «Винтерсофта»? Ты боишься общественного мнения. Вдруг коллеги подумают, что ты получила свою должность незаслуженно?

Эмили откинулась на спинку дивана и уставилась в потолок.

– Ты решил провести со мной сеанс психоанализа?

– Мы здесь уже три дня, и будет гораздо проще для нас обоих, если мы прекратим разгадывать шарады.

Она выпрямилась, глянув ему в глаза. А почему бы ей не решиться?

– Да, пожалуй, ты прав. По крайней мере частично. А ты как бы себя вел, если бы твой отец был владельцем крупной компании? Если бы твое поведение влияло и на его имидж?

14
{"b":"3297","o":1}