ЛитМир - Электронная Библиотека

Разговаривая с одним из клиентов «Винтерсофта» и загружая для очередной демонстрации программу, Джек нетерпеливо поглядывал на часы. Как медленно тянется время! Так хочется поскорее вернуться в дом Ллойда и, приняв аспирин, растянуться на кожаном диване, чтобы снять боль в мышцах. Но еще сильнее ему хотелось остаться наедине с Эмили.

– Устал сегодня, Джек? – поинтересовался один из клиентов.

Джек отбросил неуместные мысли, улыбнулся и перешел к следующему экрану.

– Завтра – последний день работы выставки.

Сегодня нельзя думать об усталости.

Клиент кивнул и, попрощавшись, отошел.

Все оставшееся до конца работы время Джек с трудом сдерживался, чтобы не глядеть на Эмили, не бросать на нее мимолетных взглядов.

Когда в семь часов выставка закрылась и последние посетители потянулись к выходу, он с удивлением отметил, что Эмили выглядит оживленной.

– Сколько кофе тебе пришлось сегодня выпить? – насмешливо поинтересовался он.

– Невероятное количество, – она вздохнула и показала на очередную дымящуюся чашку. Майк Эллиот такой милый – принес мне еще кофе, зная, что выставка сегодня закроется позже обычного. Кажется, я сегодня ночью не засну.

– А я – напротив, – ответил Джек, в глубине души надеясь, что если она и не заснет, то только потому, что он не даст ей спать. Джек нагнулся, чтобы отключить компьютер, потом достал сопроводительные документы на оборудование, по которым его отправят в Бостон. Слава богу, Кармелла все прекрасно организовала. Им осталось только подписать документы в службе доставки. – Я мечтаю провести прекрасный долгий вечер на диване. Или принять горячую ванну. – При этом он бросил на Эмили красноречивый взгляд.

– А у меня есть идея получше.

Он с трудом подавил свое возбуждение.

– Ты придумала что-то особенное?

– Ну да. Но сначала нужно покончить с делами: убрать все в доме, позвонить отцу и сообщить, как прошел последний день. Он живет по бостонскому времени, так что нужно поторопиться, пока он не лег спать.

Джек признал, что она права. Но он все никак не мог успокоиться, пытаясь сообразить, что же она придумала.

Эмили с облегчением положила телефонную трубку, закончив отчет о проделанной работе.

Взглянув на часы, она чуть не застонала от досады: прошел целый час. А ей и так сегодня ночью может не хватить времени.

– Ну, давай рассказывай, какие у тебя планы, донесся до нее низкий соблазнительный голос Джека. Стало ясно, что его обуревают те же мысли и желания. Он обнял ее одной рукой за талию, и Эмили мысленно поблагодарила Бога, что ей пришла в голову эта идея – провести веселый вечер и убедить Джека, что она свободная, раскованная женщина.

– Я на секундочку поднимусь к себе, а потом все тебе объясню, » – заговорщически сообщила она и поспешила в свою спальню. Через десять минут она вернулась одетой в черные брюки и кокетливый, но не слишком вызывающий нежно-голубой топ.

Джек в восхищенном изумлении поднял бровь, молчаливо одобрив ее наряд.

– Думаю, сегодняшний вечер нам нужно провести в городе, – объявила Эмили. – В этом, собственно, и состоит мой план. Начнем с «Эльдорадо». Потом поужинаем в «Рокси бистро». – Там очень уютно, но обстановка не столь романтическая, так что на свидание это похоже не будет. – Потом мы отправимся в казино «Силвер Леджеси», расположенное по соседству. Мы с отцом частенько там бываем, и я знаю те автоматы, на которых наверняка можно выиграть. После этого мы опять вернемся в «Эльдорадо». У них собираются лучшие игроки в кости. Даже если мы не станем играть, можно просто посмотреть.

По выражению глаз Джека Эмили с ужасом поняла, что план его не воодушевил.

– Тебе не нравится эта идея? Ты слишком устал и не хочешь никуда идти?

– Нет, нет. Я не устал, но просто... – он пожал плечами и бросил взгляд за окно, хотя там уже ничего нельзя было разглядеть. Только привычное мерцание огней за озером. – Давай придумаем что-нибудь другое. Например, посмотрим фильм? Или покатаемся вокруг озера? – Он нерешительно потер рукой подбородок, потом опять повернулся к ней, и в его глазах зажглось желание. – Я бы не возражал провести спокойный вечер дома.

Душу Эмили обуял страх. Ну почему он так чертовски соблазнителен?

– Может, пойдем на компромисс? – попыталась уговорить его Эмили. – Проедемся до Рено длинной дорогой и полюбуемся на ночное озеро? А фильм можно посмотреть в любое другое время, – запинаясь, произнесла она. Несмотря на внешнее спокойствие, у нее перехватило дыхание. Она просто не в состоянии больше оставаться с ним наедине. Последние два дня и так дались ей очень тяжело.

Эмили внимательно глядела ему в лицо, и сердце ее ныло от желания и страха. Ей было ясно, что у него нет стремления куда-то идти, но оба они прекрасно понимали, что произойдет, если они останутся дома... Теперь уже не раздастся спасительный телефонный звонок отца, который смог бы вернуть ее к реальности.

Достаточно будет одного поцелуя, одного прикосновения... если у нее только появится возможность прикоснуться к его сильным плечам.

Тогда она точно пропала.

И что будет? Джек так ясно читает у нее в душе, так хорошо понимает ее. Он поймет, что она хочет с ним встречаться, что она мечтает о семейной жизни, о воскресных барбекю и шумных детских играх. И в конце концов он сбежит от нее, их деловые отношения зайдут в тупик, а сердце ее будет разбито.

Хуже всего, что все в офисе вскоре догадаются об этом, и начнется настоящий ад. Она уже представляла себе сплетни, которые будут вестись в дамской комнате и лифте, представляла, как все довольным тоном будут перешептываться о том, что дочь босса закрутила роман с Джеком Девоном и все опять закончилось ничем. Все уважение, которого она с таким трудом добивалась, все отношения, которые строила после разрыва с Тоддом, долгие часы работы, все ее достижения – все будет забыто в одно мгновение. И не только коллегами, но и отцом.

А Джек выйдет из этой передряги чистеньким.

Он приблизился к ней, и огромная гостиная вдруг сузилась и показалась тесной. В уголках его глаз появились небольшие морщинки, и Эмили с трудом сдержалась, когда он подошел к ней вплотную и дотронулся до ее волос, пригладив их и заправив за ухо несколько непокорных прядей.

– Я предпочитаю вообще не играть.

– А что еще тогда делать поздно вечером в Рено? – Ну, конечно, кроме того, что у него сейчас на уме. Собрав все силы, Эмили отвернулась от Джека и, взяв с журнального столика сумочку, произнесла:

– Ну что ж, жаль, по-моему, зря. – Она надеялась, что ее голос звучит равнодушно. – В «Рокси» кормят так, что пальчики оближешь. Я могу дать тебе десять баксов на автоматы. Что ты теряешь?

Она уже подошла к лестнице, когда поняла, что Джек даже не пошевелился.

Эмили обернулась, думая обратить все в шутку, но его тяжелый взгляд заставил ее похолодеть.

– Я не поеду, – произнес он. – У меня нет желания провести даже минуту в каком-нибудь прокуренном казино, среди людей, просаживающих последние деньги.

Он что, смеется над ней? Смутившись, Эмили даже не нашлась, что ответить, а Джек тем временем остановился перед дверью в свою комнату.

– Когда решишь, что делать сегодня вечером, ты знаешь, где меня найти. – Он оставил дверь приоткрытой, как бы приглашая ее зайти.

Эмили недоумевала. Откуда такой неодобрительный тон? Что случилось? Неужели он так серьезно настроен остаться сегодня дома? Может, просто делает вид, что не одобряет ее желания играть, чтобы убедить ее не уходить?

Или это своего рода тест? Хочет показать ей, насколько он контролирует ситуацию? Хочет показать, что он главнее?

Она несколько мгновений постояла перед дверью в его спальню. Так хочется войти туда.

Провести ночь в раю и не жалеть ни о чем до возвращения в Бостон.

Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, и вдруг ей представился Тодд. Вспомнилось, как он стоял, привалившись к двери ее кабинета. Вспомнился его обидный тон, когда он говорил, что, по его мнению, она фригидна. И не заслужит уважения коллег. Что она не более чем маленькая папина дочка. Что она будет успешна и счастлива, если только станет слушаться его во всем.

18
{"b":"3297","o":1}