ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Внутренняя инженерия. Путь к радости. Практическое руководство от йога
Укрощение строптивой
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Звёздный Волк
Настоящая любовь
Говорю от имени мёртвых
Тайный притон Белоснежки
Иллюзия греха. Поддельный Рай
Ключ от послезавтра

– И все-таки будь осторожна.

– Не сомневайся, – успокоила ее Эмили.

– Садись, Эмили, и послушай. Джек сообщил мне кое-что очень важное.

Эмили стояла в дверях просторного кабинета Ллойда, выходившего окнами на финансовый район Бостона. Отец взглянул в окно, потом перевел взгляд на лицо дочери.

– Может, ты закроешь дверь, чтобы мы не мешали Кармелле?

О нет, только не это. У Эмили возникло дурное предчувствие. Кажется, Кармелла все-таки была права.

Эмили повернулась, чтобы закрыть дверь, и бросила на Кармеллу успокаивающий взгляд, говоривший: «Не волнуйся, все будет в порядке». Потом, нацепив на лицо улыбку, она прошла по полированному паркетному полу и уселась в кожаное кресло, стоявшее напротив отцовского стола. Второе кресло занимал долговязый Джек Девон, и она отодвинула свое как можно дальше от него.

Она сильно нервничала, как обычно, когда рядом оказывался Джек.

Когда-то Эмили посмотрела фильм «Последний из могикан». Ее сердце глубоко тронул Даниэл Дей-Льюис – актер, сыгравший в картине таинственного Хауки. С тех пор при виде этого актера у нее сразу перехватывало дыхание.

А Джек Девон – просто вылитый Даниэл Дей-Льюис. У него такие же иссиня-черные волосы и высокие скулы, только Джек чуть повыше, более мускулистый и загорелый, чем Дей-Льюис, с умными серыми глазами. При его появлении у нее в крови зажигается огонь. Он неизменно вежлив со всеми, но его окутывает аура неизвестности. Даже просмотрев его личное дело, они с Кармеллой мало что узнали, и эти данные не смогли пролить свет на его прошлое, что делало Джека еще загадочнее.

Хуже всего другое. Звезда экрана, вызывавшая у Эмили душевный трепет, находилась где-то далеко, совсем в другом мире. А Джек был рядом, жил, дышал, она встречала его ежедневно. Мало того, что он был самым красивым мужчиной в «Винтерсофте», Эмили считала его и самым умным. Они с Кармеллой сумели выяснить только то, что он прошел полное обучение в Амхерсте и был одним из лучших выпускников.

И еще им было известно, что он считает ее богатой капризной девчонкой.

– Итак, папа, какую важную новость ты собираешься мне сообщить? – «Господи, только бы он ни слова не сказал о личных делах персонала, намекая на меня и Кармеллу».

Ллойд жестом предоставил слово Джеку, который подался вперед, почти вплотную приблизившись к Эмили. Но вместо ожидаемого ею обвиняющего взгляда глаза Джека излучали удовольствие, как у ребенка, который собирается торжественно сообщить какую-то тайну.

– На следующей неделе в Рено состоится международная выставка. Надеюсь, вы об этом слышали?

Конечно, она это знала.

– Для Всемирной финансовой службы, не так ли?

– Совершенно верно, – перебил Ллойд, нетерпеливо постукивая карандашом по блокноту. Джек считает – и тут я его поддерживаю, – что тебе необходимо туда отправиться вместе с ним.

– Вместе с ним? – Она ожидала чего угодно, но только не этого. Эмили вопросительно взглянула на отца. – Мы получили материалы об этой выставке несколько месяцев назад. Я позвонила туда, и мне сообщили, что стенды для демонстрации программных продуктов бронировались у них за два года. Сомневаюсь, что мы сумеем устроить там показ, разве только сможем присутствовать на выставке. Самое большее, что мы можем сделать, – это небольшая демонстрация работы в сети.

– Я тоже так считал, – поддержал ее Джек. Но вчера вечером, разбирая на столе бумаги, решил еще раз позвонить им и попросил записать нас на следующую выставку, поскольку других вариантов не оставалось. И вдруг я узнал, что трое участников сняли свои заявки. Конечно, уже поздно, мы не успеем подготовиться, но компания «Эктонсофт» позавчера взяла себе одно место, и потому... – он перевел взгляд на Ллойда, – вы же понимаете, что это значит?

Эмили повернулась к отцу.

– Если мы получим стенд, то сможем продемонстрировать бета-версию нашего финансового программного пакета, оповестим предпринимателей, что он будет готов через пару месяцев, и сумеем приобрести несколько новых клиентов... или по крайней мере удержать своих постоянных клиентов от перехода на пакет «Эктона», когда тот появится на рынке.

– Совершенно верно, – Ллойд блеснул синими глазами и в подтверждение этих слов энергично стукнул карандашом по столу. Эмили знала эту его привычку, проявлявшуюся в минуты сильного волнения.

«Эктонсофт», главный конкурент «Винтерсофта», уже начал принимать заказы на свою новейшую разработку. Это могло стать решающим мотивом для пользователей «Винтерсофта», чтобы поменять программное обеспечение.

Если только «Винтерсофт» не докажет своим клиентам, что его новые разработки превосходят разработку «Эктона» и они могут получить от их использования экономические преимущества. А теперь у них появился шанс продемонстрировать это широкой публике.

– Думаю, мы должны это сделать, – отозвался Джек. – Что скажешь, Эмили?

Она лихорадочно пыталась восстановить в памяти свое расписание на ближайшую неделю.

– Я сумею освободиться. Неожиданно представилась такая серьезная возможность, и грех будет ею не воспользоваться.

Конечно, участие в выставке вызовет массу сложностей и бессонных ночей, занятых подготовкой к презентации. Но самое большое испытание – это пять дней, которые придется провести вдвоем с Джеком, работая с ним бок о бок.

– Отлично, – Ллойд облегченно откинулся на спинку кресла, потом встал и, подойдя к двери, позвал Кармеллу:

– Зайди на минутку.

Когда та появилась в кабинете, Эмили поймала недоумевающий взгляд Джека, отметившего нехарактерную для Кармеллы нервозность.

Ллойд опять уселся в кожаное кресло с высокой спинкой, стоявшее перед столом, и достал из груды папок, скопившихся на нем, материалы конференции.

– Нужно заказать два билета в Рено для Джека и Эм. На следующей неделе они будут участвовать в этой конференции.

Пока Кармелла просматривала бумаги, Ллойд обратился к Джеку и Эмили:

– Вы должны к завтрашнему дню подготовить для Кармеллы список необходимой аудиовизуальной информации, а она закажет вам отель и организует все остальное.

Эмили принялась составлять список, и тут до нее долетел голос Джека:

– «Эльдорадо» и «Силвер Леджеси» находятся как раз напротив выставочного павильона, но надо полагать, что там все места уже заняты.

Эмили недоуменно подняла голову.

Ллойд кивнул, и по решительной складке, залегшей возле его рта, Эмили поняла, что он принял какое-то решение. У нее в душе возникло чувство тревоги.

– До моего дома от Рено, конечно, больше сорока минут езды, – начал Ллойд, – зато он полностью оборудован связью. В компьютер даже загружена бета-версия пакета, если она вам понадобится. Я смогу получать отчеты от тебя или Эмили каждое утро, пока вы будете добираться до выставки. А кроме того, мне не придется отправлять вам информацию в разные номера отеля, а вам не придется иметь дело с бизнес-центром, где наверняка будут рыскать люди из «Эктона»...

Эмили задумчиво прищурилась.

– Bay, папа! Ты что, хочешь, чтобы мы жили в Тахо? – непонимающе спросила она.

«И конечно, само собой разумеется, что мы там будем вдвоем с Джеком. Вот уж удружил, благодарю покорно». Хотя, если честно, отец прав, загородный дом Винтерсов был оборудован всем необходимым для бизнесмена, находящегося в командировке. Но оставаться с Джеком в такой интимной обстановке... конечно, они целыми днями будут заняты на выставке, но вечера будут свободны. Нельзя же все время говорить только о работе, о делах и ни о чем личном.

Только не это.

Если у Джека есть хоть малейшее подозрение, что она или Кармелла заглядывали в его личное дело, уж он-то сумеет наедине разговорить ее и подробно расспросить. Даже если он этого не сделает, она не уверена, что сумеет в течение пяти дней – и ночей! – справляться с собой в присутствии этого высокого красавца, при виде которого замирает сердце и закипает кровь. Ей представилось, как она спускается по лестнице в своей фланелевой пижаме помешать кочергой поленья в сложенном из грубых камней камине, потом легкой походкой подходит к огромным, от пола до потолка, окнам и глядит на занесенные снегом деревья и неописуемо синюю поверхность озера Тахо, ожидая, когда к ней подойдет Джек.

2
{"b":"3297","o":1}