ЛитМир - Электронная Библиотека

– Позвони мне, и мы поболтаем. У тебя есть мой нью-йоркский номер телефона.

Эмили открыла глаза и стерла сообщение.

Потом сняла жакет и бросила его на стойку, отгораживающую гостиную от ее крохотной кухни.

Электронные часы в микроволновке показывали два часа ночи. Она сегодня не ужинала, но сил что-нибудь готовить уже не было.

«Сколько лет я уже ни с кем не встречалась, за исключением тех мужчин, которых навязывал отец, а теперь появилось сразу двое», вслух произнесла она, подходя к холодильнику и доставая кастрюлю с холодной пастой. Один мужчина хочет ее, а другого она сама жаждет всей душой и телом.

Она присела за стойку и принялась одной рукой вскрывать почту, а другой – доставать из кастрюли еду, даже не воспользовавшись вилкой.

Пробежав глазами несколько писем, Эмили доела пасту, вытерла руки бумажным полотенцем и медленно побрела в спальню, на ходу сбрасывая с ног тапочки.

Напрасно она позвала Рэндэлла на вечеринку. У него создалось неверное мнение, что она хочет познакомить его со своими близкими, а это вовсе не так. Теперь он подумает, что она им интересуется. Рэндэлл, конечно, очень привлекательный мужчина. Высокий, стройный блондин, вежливый – у него еще такой милый акцент. Что в нем может не нравиться? Но с прошедшей недели ее сердце принадлежит одному Джеку, хочет она того или нет.

Джек в нерешительности стоял напротив темно-коричневого каменного дома Ллойда Винтерса. Здание стояло на хорошо известной улице, выходившей на Эспланаду и Чарлз-ривер, всего в нескольких кварталах от сияющей и шумной Ньюбери-стрит и недалеко от Бостонского городского парка. Пушистый снежок покрыл тротуар и деревья. До Джека доносился смех и радостная болтовня гостей. Их шум прорывался даже сквозь закрытые высокие окна и далеко разносился на свежем февральском воздухе.

Судя по списку приглашенных, который Джек видел на столе у Кармеллы, сегодня у Ллойда намечается серьезная вечеринка. Будет присутствовать почти все руководство «Винтерсофта», несколько близких друзей Ллойда и деловых партнеров. Но сегодня Джек не испытывал воодушевления и гордости по поводу того, что он приглашен на такое значительное мероприятие.

На этот раз ему не придется, как обычно, делать комплименты и стараться заполучить потенциальных клиентов или знакомиться с членами высшего общества Бостона в надежде завязать будущие связи для компании. Ллойд ясно дал понять, что организует вечеринку для отдыха и развлечения.

И Эмили будет вместе с Рэндэллом Веллингбаем, а не с ним.

Джеку представилось, как Эмили станет заглядывать в голубые глаза Рэндэлла, смеяться его сухим английским шуткам, улыбаться той улыбкой, о которой Джек мечтал, и в душе у него все перевернулось. Он не должен был так обращаться с ней по возвращении в Бостон. Ему нужно было поговорить с Эмили начистоту.

Прошедшая после возвращения из Рено неделя была самой длинной и тяжелой в его жизни.

Они с Эмили десятки раз видели друг друга, сталкиваясь в коридорах «Винтерсофта», но им едва удалось обменяться парой слов. Ему всякий раз хотелось остановить ее, завести в кабинет и сказать о своих чувствах.

Но может ли он рассчитывать на взаимность? Если да, то как она может встречаться с Рэндэллом после всего, что произошло между ними в Рено?

Идиот, но ты же не сказал ей о своих чувствах!

Ладно, не нужно больше думать о том, как тяжело ему будет встретиться с Эмили лицом к лицу сегодня вечером. Надо надеяться, что это не последний вечер у Ллойда, куда он приглашен. Если Эмили влюбится в Рэндэлла, ничто не помешает ей рассказать Ллойду правду об отце Джека.

Ну и пусть его карьера рухнет, он все равно не жалеет, что рассказал ей обо всем. Его тайна рано или поздно вышла бы наружу. Она была первой и единственной, кому он рассказал о своем отце, о его пагубной страсти и о том, как болезненно это отразилось на их семейных отношениях. Казалось, Эмили поняла, какую тяжесть он носил в сердце. Она выслушала его молча, никого не осудила и проявила необыкновенную тактичность.

Но все это было в Рено.

– Джек, – раздался от дверей дома мужской голос. – Ты не заблудился?

Джек повернулся и увидел Мэтта Бьюрка, главного бухгалтера «Винтерсофта», с удовольствием обнимавшего свою молодую жену Сару.

Джек с усилием изобразил на лице улыбку, хотя его окатила волна зависти. Сара несколько лет была секретаршей Мэтта, они давно нравились друг другу и наконец решили пожениться.

Они с такой любовью глядели друг на друга, что сразу становилось ясно, как они счастливы.

Вот так же и они с Эмили могли бы быть счастливы.

Джек поднял голову и взглянул вверх, на окна дома, откуда ему послышался смех любимой.

И тут его осенило. Правильно! Личное дело Мэтта было среди тех, которые они с Кармеллой смотрели. Этот брак – дело рук Эмили!

Она устроила брак Мэтта с Сарой, чтобы самой избежать служебного романа.

– Это здание зимой выглядит совершенно по-другому, – наконец ответил Джек, поворачиваясь к парочке, когда те дошли до дверей. – Я просто еще раз хотел полюбоваться домом, прежде чем войти внутрь.

– Послушай, Ллойд говорил мне, что он планирует сегодня устроить что-то особенное, и я не хочу это пропустить. – Сара прошла впереди мужчин к огромной двери из стекла и металла и вошла в вестибюль дома, где человек в униформе взял у них пальто и проводил к лифту.

– А ты знаешь, что он задумал? – поинтересовался Мэтт, когда они вошли в узкую кабинку лифта.

– Понятия не имею, – машинально ответил Джек, не переставая думать об Эмили. – Но уверен, что Ллойд не обманет наших ожиданий.

Когда лифт привез их на четвертый этаж, Джек пропустил вперед Мэтта и Сару и вышел вслед за ними.

Как он и предполагал, они тут же попали в окружение нескольких пар из «Винтерсофта».

Грант Лоусон и его жена Ариана, которой Эмили так помогла на последнем сроке беременности, первыми подошли к Мэтту и Саре, а затем вчетвером принялась обсуждать только что родившихся у Арианы близнецов. Нейт Лиман и Кейт Сандерсон, которые были помолвлены и собирались пожениться, стояли рядом с Бреттом и Санни Гамильтон. Джек отметил улыбку, которой обменялись Бретт и Санни, заслышав рассказы Арианы о детях. Рид Коннорс и его молодая жена Саманта из глубины зала стали пробираться сквозь толпу к Мэтту и Cape, a Джек поторопился ускользнуть от них и направился в кухню. Их общее счастье только усиливало его переживания, и он надеялся, что выпивка или чашка кофе помогут ему немного собраться с силами, чтобы спокойно увидеть Эмили рядом с Рэндэллом.

Джек налил себе кофе с коньяком и, повернув за угол к кухне, столкнулся с Ллойдом и Кармеллой, которые показались ему еще более счастливыми, чем пары молодоженов.

Хуже всего было то, что прямо перед ними стояла Эмили. На ней было потрясающее красное платье, соблазнительно обтягивающее бедра, подчеркивающее все изгибы ее тела.

Мечта любого мужчины.

Джек с трудом оторвал от нее взгляд.

– Рад, что ты пришел, Джек. Мой дом открыт для тебя всегда, – дружески приветствовал его Ллойд и одобрительно похлопал по плечу. Возьми себе что-нибудь выпить и отдыхай. Все мои близкие и друзья находятся сегодня здесь, он на секунду нахмурился, вглядываясь в лица приглашенных. – Как странно, но полгода назад многие из этих пар не были женаты. Еще даже не были помолвлены. Я никогда прежде не задумывался над этим, но все одинокие мужчины в руководстве «Винтерсофта» женились в течение прошлого года. Все, за исключением тебя.

Разве не удивительно?

Джек украдкой бросил взгляд на Эмили, и паника, возникшая в ее глазах, эхом отдалась в его сердце. Неудивительно, что Эмили чувствовала себя вынужденной обманывать отца и находить подружек для его сотрудников. Ллойд был слишком озабочен личной жизнью сотрудников.

Джек опять перевел взгляд на Ллойда. Будь что будет, но он должен сказать Ллойду правду, чтобы спасти Эмили от желания отца выдать ее замуж. Он должен все рассказать шефу, чтобы тот понял наконец, что его дочери не обязательно выходить замуж за сотрудника компании, она прекрасно сама может вести дела.

24
{"b":"3297","o":1}