ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ну, в том, что я не женат, есть свои причины, Ллойд, – начал Джек, убедившись, что тот его внимательно слушает. – Есть кое-что, о чем я до некоторых пор старался вам не говорить, но мое прошлое...

– Отец, ты не поможешь мне? – перебила его Эмили, открывая дверцу холодильника и махнув отцу рукой. – Это важно.

– Эм, пусть тебе поможет кто-нибудь из официантов.

– Ну, папа, пожалуйста.

Джек перевел взгляд с Эмили на Ллойда.

Молодая женщина всеми силами пыталась помешать тому, чтобы отец узнал правду про Патрика Девона. Джек восхитился ее самоотверженностью и почувствовал себя виноватым: как он смел так легко поверить, что она может предать его!

– Папа, – на этот раз строже позвала Эмили.

Джек озадаченно потер рукой подбородок.

– Почему бы вам не помочь дочери? – сказал он. Затем, бросив многозначительный взгляд на Эмили, добавил:

– Обещаю, Ллойд, что, как только вы освободитесь, мы вернемся к этому разговору.

Эмили бросила на него умоляющий взгляд, но Джек сделал вид, что ничего не заметил, и вернулся в гостиную.

Он успел несколько минут поболтать с Бреттом и Санни, когда вдруг понял, что не хватает одного гостя.

Рэндэлл Веллингбай отсутствовал.

– Что случилось, Эм?

Эмили собрала всю свою смелость. Отец стоял посреди библиотеки со стаканом виски в руке и, недовольно наморщив брови, глядел на нее.

– Нам нужно поговорить, папа.

– Сейчас, во время ужина?

И Эмили ринулась вперед.

– Я знаю, ты любишь Джека Девона.

– А почему бы его не любить? Он работящий. Воспитан, хорош собой, умный. Я доверяю его суждениям. Он для меня как сын.

– В этом-то все дело, папа. – Эмили старательно скрывала свое возбуждение, стремясь, чтобы голос не выдал ее. – Он для тебя как сын.

Тодд был для тебя как сын. Но ко мне ты так не относишься.

Ллойд нахмурился, поставил виски на столик и сел в кожаное кресло.

– Эмили, ты – моя дочь, и я люблю тебя. Ты это знаешь. Что тебе взбрело в голову?

– Ты убедил себя, что доверяешь суждениям Джека. Но ты не доверяешь моим. Я уверена, что ты не ставишь меня на один уровень с мужчинами из компании.

– Эмили, ты – мой заместитель. И получила эту должность, как каждый вице-президент...

– Я знаю. Но сейчас речь идет не об ответственности. – Она затаила дыхание, стараясь успокоиться. – Папа, почему ты так стремишься выдать меня замуж за кого-нибудь из компании?

Я много раз пыталась убедить тебя не делать этого, но даже после катастрофы моего первого брака ты не хочешь остановиться.

– Что заставляет тебя думать, что у меня есть какие-то планы...

– Я поняла это давно. – Она, словно защищаясь, выставила вперед руку и добавила:

– И не спрашивай меня как. К счастью, теперь они все женаты. Или большинство, за исключением Джека.

– Ты права. – Ллойд откинулся в кресле и тяжелым вздохом подтвердил правдивость ее слов. – Но пойми, я хочу выдать тебя замуж не потому, что не уважаю тебя или твои суждения, Эмили. А потому, что считаю, тебе нужен человек, который будет заботиться о тебе. Ты прекрасно работаешь. – Он отпил виски и добавил: Но я хочу, чтобы в твоей жизни появился мужчина, и это вовсе не означает, что мы с твоей матерью предпочли бы иметь сына. Я ни на кого не променял бы тебя, ни на кого в мире, дорогая. Может, это покажется тебе старомодным, но ты – моя гордость, мое самое большое достижение в жизни.

Эмили вздохнула. Она любит отца, но иногда он бывает таким бестолковым, таким непонятливым.

– Тогда почему ты так поступаешь, папа?

Мне не нужны услуги свахи, особенно в отношении Джека Девона.

– Я просто хочу, чтобы ты была счастлива, Эми. Я знаю, ты всегда хотела иметь детей, а тебе известно, какие сложности в этом вопросе возникли у нас с мамой. – Когда он произнес это, Эмили увидела в его глазах многолетнюю боль. Они долго пытались завести ребенка, и им это не удавалось. – Я не хотел расстраивать тебя, но, понимаешь, с возрастом завести ребенка становится все труднее...

Не собираясь вступать с ним в дискуссию, Эмили прервала отца:

– Но это вовсе не объясняет, почему ты хочешь выдать меня замуж за кого-нибудь из «Винтерсофта».

– Потому что я считаю, что вы лучше поймете друг друга. Рассмотри кандидатуру Джека Девона...

– Вовсе не собираюсь. – Она бы с удовольствием это сделала. Если бы он был из тех, кто верит в любовь, брак и счастье на всю жизнь.

– Подумай хорошенько. Джеку так же, как и тебе, дороги интересы компании. Он связал с ней свою жизнь. Я знаю, что ты, даже если родишь детей, все равно захочешь продолжить работу. Кто сумеет понять тебя лучше в этом вопросе, чем человек, который работает здесь и так же предан интересам дела?

– Тодд не сумел этого сделать, – не удержалась Эмили. – Он просто хотел жениться на дочери босса.

– Ну, это был Тодд. Я ошибся в нем. Но не думаю, что ошибаюсь с Джеком. Я бы с удовольствием попросил его поухаживать за тобой, но мне не представилось такой возможности.

– Папа, давай договоримся: я сама позабочусь о себе, – она прошла через комнату и взяла отца за руку. – Пожалуйста.

– Но...

– Тебе никогда не приходило в голову, почему мужчины женаты на тех или иных женщинах? Какая у них была на то причина? Я думаю, медленно продолжала она, чтобы отец сосредоточился и не пропустил ни слова, – что даже если человек постоянно находится у тебя на глазах, ты с ним работаешь бок о бок, видишь его каждый день и даже если это самый подходящий для тебя человек, то могут пройти годы прежде, чем возникнут романтические отношения. Нужно действовать очень осторожно. И никто со стороны не должен оказывать давление.

Шум гостей донесся до них, и улыбка появилась у отца на лице.

– Ну, знаешь, если ты ставишь вопрос таким образом, я вынужден согласиться.

Он встал и обнял ее.

– О, Эмили, поверь мне, я на все согласен, особенно сегодня вечером. Послушай, если я когда-нибудь дал повод подумать, что не люблю тебя всем сердцем или что предпочел бы иметь сына, то прости меня, прости, дорогая. Обещаю отныне не вмешиваться в твою личную жизнь.

– Спасибо, папа, – облегченно произнесла Эмили и тоже обняла отца. – И ты прости меня за несдержанность. Я знаю, ты хочешь мне только добра.

– Однако я уверен, что Джек Девон...

Она нахмурилась, хотя и поняла, что он просто дразнит ее. Хорошо ему говорить. Столько лет она просила его не вмешиваться, неужели он наконец решил оставить ее личную жизнь в покое?

– Я обещал, – он поднял руку и рассмеялся. Чуть позже ты поймешь, почему. Я уже говорил, что приготовил сюрприз.

– Давай не будем надолго оставлять гостей без внимания.

– Пойдем со мной, – услышала Эмили, входя в гостиную, и сильная рука ухватила: ее за локоть.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Джек повел Эмили сквозь толпу гостей, останавливаясь, чтобы поздороваться с коллегами и знакомыми, когда те проходили мимо. Он не отпускал ее руку, увлекая за собой в конец гостиной, к небольшому коридорчику, ведущему к задней лестнице.

– Что ты делаешь? – недовольно прошептала она, беспокойно оглядываясь по сторонам.

Не обращая внимания на ее протесты, Джек открыл дверь, жестом предлагая ей подняться по лестнице наверх. Они повернули направо и вышли в застекленную оранжерею, из которой открывался прекрасный вид на Чарлз-ривер и Эспланаду. Отец частенько летом приглашал сюда гостей, и Джек не один раз бывал здесь во время праздников Четвертого июля, наблюдая, как Бостонский городской оркестр играет «Увертюру 1812 года», а над рекой вспыхивают салюты в честь праздника. Но теперь стояла зима, с плетеной мебели убрали подушки, а стойки для цветов опустели: папоротники и фиалки унесли на нижний этаж, в тепло.

– Извини, что украл тебя у гостей, Эмили, но... – Джек повернулся к ней лицом. Глаза его сверкали решимостью. – Нам есть о чем поговорить. Не так ли?

– Тебе не следует рассказывать моему отцу о своей семье, – ответила Эмили, стараясь говорить как можно спокойнее.

25
{"b":"3297","o":1}