ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я тут кое-что придумал, теперь мы сможем демонстрировать систему одновременно на большом экране и на компьютере, – сообщил ей Джек, доставая из принесенного ею пластикового пакета кабель и вставляя его в нужный слот. – Где ты его достала?

– В нескольких кварталах отсюда есть компьютерный магазинчик. Они когда-то выполняли заказ для отцовского дома, я знала, что у них есть кабель с таким разъемом. – Она нахмурилась, еще раз оглядывая стенд. – До сих пор не могу понять, куда делся кабель, который посылала Кармелла. Я сама видела, как она его укладывала.

– Не удивлюсь, если выяснится, что его кто-то позаимствовал, – проворчал Джек.

Во время перелета из Бостона в Чикаго он дремал, тем самым дав ей возможность молчать, не придумывая тему для беседы. Когда они летели из Чикаго в Рено, Джек погрузился в обдумывание намеченного ими плана демонстрации и вопросов, которые нужно осветить, сравнивая их новый продукт с аналогичной системой «Эктона». В этом не было ничего обидного, хотя они обсудили все накануне, перед отъездом. В этом не было ничего личного, только профессиональный подход к делу.

Наступило обеденное время, зал опустел: персонал, занимавшийся подготовкой экспозиции, разбрелся кто куда. Остались только они с Джеком, и Эмили почувствовала себя неуютно.

Когда они летели в самолете и сидели бок о бок, касаясь друг друга локтями, ей было гораздо легче, потому что вокруг было много народу. А сейчас в этом огромном пустом зале она испытывала непонятное смущение.

– Кажется, готово, – произнес Джек, вылезая из-под стола. – Сейчас попробуем.

Эмили включила компьютер, мысленно торопя систему, чтобы та быстрее загружалась.

Когда наконец на экране всплыла заставка «Винтерсофта», Эмили набрала свой пароль, и появилась демонстрационная программа бета-версии системы. Теперь нужно нажать «запуск». Та же картинка отразилась на большом демонстрационном экране, расположенном так, чтобы все было видно посетителям выставки.

– 0-очень хорошо, – протянула она. – Если завтра с утра будет то же самое, нас ждет грандиозный успех.

– Не сомневаюсь, – раздался голос Джека, который оглядывал зал, продолжая отряхивать запылившиеся брюки. – Кажется, здесь, кроме нас, уже никого нет. Мы последние.

Не отрываясь от компьютера, Эмили кивнула. Она ввела новый пароль, чтобы предотвратить несанкционированный доступ к системе, и вышла из нее.

– Вдруг у нас появится возможность взглянуть на версию «Эктона»? И дай бог, чтобы никто раньше времени не увидел нашу.

Джек с ней согласился.

Конечно, инсталляционная версия у «Эктона» выглядела эффектнее, но Эмили, как и Джек, считала, что команда «Винтерсофта» поработала на славу и система у них получилась более дружественной и удобной для пользователя. По своему опыту Эмили знала, что в девяноста процентах случаев пользователи финансовых систем обладают высокой квалификацией и предпочитают самостоятельно разбираться в системе, не прибегая к подсказкам и обучающим программам.

– Итак, – после непродолжительного молчания отважился спросить он, – ты предпочитаешь перекусить здесь, в Рено, или сразу отправиться домой? Кажется, здесь поблизости есть неплохие рестораны.

Эмили задумалась. Она перебирала в уме возможные варианты. Неподалеку на площади расположен «Арт Геко», но там обычно много народу. На Силвер-Леджеси есть бар, но в это время суток там очень накурено. Ее любимый «Рокси бистро» в отеле «Эльдорадо» ближе всего, стоит только перейти улицу. Там приглушенное освещение, на столах свечи. Бесшумные вышколенные официанты быстро принесут мартини. Нет, пожалуй, обстановка там чересчур романтичная. Лучше уж потерпеть до дома.

– Пожалуй, уже поздно, – ответила она, моля бога чтобы голос ее не выдал. – Будем надеяться, что Вилбурс как следует затарил холодильник продуктами. Да и снег повалил, безопаснее будет поехать прямо сейчас, пока не стемнело.

И времени на отдых останется больше. Завтра у нас тяжелый день, нужно встать пораньше, чтобы быть здесь первыми.

Джек с готовностью согласился.

– Верно, свободные места остались только в казино, – предположил он и, повесив на плечо сумку с презентационными материалами, жестом пригласил ее к выходу в дальнем конце холла. – Прошу.

Джек впервые оказался в Рено и никогда не был на озере Тахо. Она по дороге показывала ему достопримечательности и рассказывала о тех местах, по которым они проезжали. Но когда они, сделав последний поворот, съехали с главной дороги к дому Винтерсов, она вдруг испугалась. Этот дом, бывший для нее убежищем в трудные времена, куда она удалилась после своего тяжелого развода, где они с отцом утешали друг друга после смерти ее матери, внезапно не вызвал у нее прежнего знакомого ощущения, перестал казаться ей надежной крепостью. С этой минуты там постоянно будет ощущаться присутствие Джека.

– Ты, верно, любишь бывать здесь, – негромко заметил Джек, пока Эмили съезжала с основной дороги на подъездную, занесенную снегом, конец которой упирался в озеро. Эмили подъехала к воротам, опустила окно и набрала секретный код, чтобы их открыть.

– Да, очень. Здесь такая красота. Озеро видно почти из каждого окна.

– Представляю, какой захватывающий вид.

Через минуту Эмили открыла входную дверь, поставила в прихожей свой чемодан и пригласила Джека внутрь. Она ощутила родной запах полированного дерева и кожаной мебели.

Сколько бессонных ночей провела она здесь, сидя на темно-коричневых диванах в гостиной, держа в руках чашку горячего шоколада и задумчиво глядя на потрескивающие в камине поленья.

– Вот это да, – восхищенно произнес Джек, подходя к ней.

Эмили, повернувшись, улыбнулась ему.

– Хочешь все посмотреть? – Она обвела рукой помещение. – Это холл. Перед тобой лестница, которая ведет вниз. Мы вошли сразу на третий этаж, поскольку дом построен на склоне горы.

Сделав несколько шагов вправо, она открыла широкую дверь вишневого дерева и остановилась на пороге. Ей стало неловко входить в спальню вместе с Джеком.

– Ты можешь остановиться в этой спальне.

Здесь есть ванная комната со всем необходимым. В шкафу есть дополнительные одеяла, если будет прохладно, халат висит на двери ванной комнаты.

Джек вошел в спальню и поставил свой чемодан. Сняв пиджак и бросив его на чемодан, он кивнул в сторону ванной, указывая на пушистый белый халат.

– Лучше, чем в «Ритце».

Он оглядел комнату, с восхищением отметив вишневого цвета стол, огромную кровать у стены напротив окна, выходившего на озеро, и вернулся в холл к Эмили.

– А это моя комната, – она показала на дверь на противоположном конце коридора. Она вовсе не собиралась показывать ему свою спальню. Но прежде чем она успела остановить его, Джек подхватил ее чемодан и отнес в комнату, поставив его около кровати.

– Как видишь, комнаты во многом похожи.

Остальные находятся внизу, – она показала на лестницу, располагающуюся между двумя спальнями. Слава богу, он не задержался в ее комнате. Даже от одной мысли, что он стоит возле ее кровати и, засунув руки в карманы, рассматривает пейзаж за окном, ее бросало в жар.

Джек поспешил вслед за ней по лестнице, любуясь крепкими сосновыми ступенями и изогнутыми перилами. Когда они спустились на первый этаж, он запрокинул голову, чтобы лучше рассмотреть высокий, обложенный камнем камин, установленный в центре открытого пространства первого этажа. Окна были огромными – от пола до потолка. Из них открывался потрясающий вид на освещенное закатом озеро Тахо. Слева от лестницы находилась кухня, обставленная добротной мебелью. Современная плита, холодильник. Кухонная стойка, покрытая бежевым мрамором, разделяла кухню на две секции. В углу стоял длинный вишневого дерева обеденный стол и восемь стульев вокруг него, чтобы гости могли наслаждаться потрясающим видом, открывавшимся из окон. В гостиной возле камина можно было уютно посидеть после обеда. Стеклянная дверь возле стола вела на балкон, который, казалось, парил над заснеженными вершинами сосен.

4
{"b":"3297","o":1}