ЛитМир - Электронная Библиотека

Интересно, думала она, а сумел бы Джек подойти на эту роль? Джек уже работал в «Винтерсофте», когда Эмили выходила замуж. Он был свидетелем ее развода с Тоддом Бакстером.

И именно Джек был привлечен к расследованию, когда обнаружилось, что Тодд влез в файлы с новым обеспечением «Винтерсофта», намереваясь продать эту информацию конкурентам.

Эмили искоса взглянула на Джека. Она много сделала для «Винтерсофта», внедряя различные инновации, успешные стратегии продаж, и ее действия произвели на отца такое впечатление, что он одобрил ее недавнее повышение.

Как бы то ни было, ей нужно завтра достойно показать себя на выставке.

– Может, нам стоит обсудить завтрашнюю стратегию? – предложила Эмили, доставая из духовки чесночные гренки и перекладывая их в застеленную льняной салфеткой корзинку.

– Мне казалось, мы все обсудили еще в самолете, – нахмурился Джек. – Или я что-то упустил?

– Нет, вовсе нет. Просто я кое-что вспомнила. Ты знаешь Рэндэлла Веллингбая?

– Слыхал о таком. По последним данным, он вошел в состав совета директоров ОБГ – Объединенной банковской группы Великобритании.

– Так оно и есть. Но пока ты дремал в полете, я прочитала в газете, что Веллингбай назначен главой нью-йоркского офиса этой банковской группы. Похоже, что он тоже должен присутствовать на выставке.

– Но они пользуются матобеспечением «Эктона». – Джек взял протянутую Эмили тарелку со спагетти и поставил ее на стол рядом с гренками. – Ты считаешь, он может согласиться поменять пакет?

– А почему бы нет. В прошлом году я была в нашем франкфуртском филиале и договорилась с ним о встрече в Лондоне. Он сказал, что они довольны программами «Эктона», но... – Эмили улыбнулась, протягивая ему серебряные приборы и салфетки, – у меня во время этого разговора возникло ощущение, что у них имеются какие-то разногласия. Если Веллингбай появится, нам просто необходимо убедить его взглянуть на наш продукт. Если наше предложение ему понравится, то, возможно, у него достанет влияния, чтобы перевести ОБГ на программы «Винтерсофта».

Когда последние лучи заходящего солнца погасли над холмами за озером, Эмили и Джек уселись за стол.

– Да уж, присоединить ОБГ было бы просто замечательно, – согласился Джек, разворачивая салфетку и расстилая ее на коленях. Он немного помолчал, а потом спросил:

– И каков он, Веллингбай?

– Высокий. Примерно шести с половиной футов ростом. Светлые волосы. Отлично выглядит. Элегантно одет. Кажется, ему около сорока.

Может, сорок с небольшим. Он явно будет выделяться в толпе и своим ростом и видом, так что мы его не должны пропустить.

На лице Джека появилось странное выражение. Может, она напрасно сказала, что Рэндэлл красивый мужчина?

– О'кей, – согласился Джек. – Если я его замечу, то приглашу к нам и продемонстрирую ему систему.

– Мне кажется, ему будет удобнее вести беседу со мной, поскольку мы уже однажды встречались. Нужно использовать любую представляющуюся возможность, чтобы привлечь его на нашу сторону.

Джек подцепил вилкой спагетти и отправил в рот. Проглотив макароны, он ответил:

– Наверно, ты права.

Эмили смутилась. Ей не понравился его тон, в нем звучало какое-то недоверие. Неужели он подумал, что ей нравится Рэндэлл? Или решил, что она умеет вести дела только с хорошо знакомыми бизнесменами?

В любом случае ей было не по себе. Но поскольку Джек не сказал ничего для нее обидного, она решила не обращать внимания на его странный взгляд и замечание. После фиаско с Тоддом она стала чересчур чувствительной и уязвимой.

Если Рэндэлл Веллингбай появится на выставке, она сделает все возможное, чтобы убедить его перевести ОБГ на матобеспечение «Винтерсофта». Теперь, когда она возглавила главный торговый отдел и стала участвовать в таких выставках, она должна убедить Джека Девона, что получила свою должность только благодаря высоким профессиональным качествам.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джек с нетерпением поглядывал на часы, ожидая, когда распахнутся двери выставочного зала. Регистрация участников выставки Всемирной организации финансовых служб началась пятнадцать минут назад, значит, первые посетители появятся в выставочном зале с минуты на минуту.

От возбуждения он яростно застучал по клавиатуре, загружая демонстрационную версию программы и нервно ожидая, когда на огромном экране, висящем над ним, появится графическая заставка компании «Винтерсофт». Лучшая и самая приятная часть его работы состояла в том, чтобы привлечь внимание клиентов, удивить их, показать превосходство программного продукта перед всем остальным, что представлено на рынке.

Но сегодня это отодвинулось на задний план, и он почему-то не испытывал обычного вдохновения. Он привык работать с Квентином Костадором, коренастым лысеющим мужчиной ростом в пять футов и восемь дюймов.

Джек глубоко вздохнул и попытался сосредоточиться на экране, старательно игнорируя стоявшую справа Эмили. Она разложила на широком столе рекламные материалы с ярким логотипом «Винтерсофта». Она надела сегодня черную обтягивающую юбку, доходящую до середины колена, и каждое ее движение демонстрировало стройные ноги.

Почему она не надела брюки?

И вообще, какого черта он интересуется дочерью босса! Какое ему до нее дело?

Он самостоятельно строил свою карьеру и всегда отделял бизнес от развлечений. Дело есть дело. Вследствие этого никаких отношений с женщинами, ведь они имеют свойство покушаться на вечернее время, которое может быть отдано работе. Лучше сохранять свое уединение, тем более что женщины могут начать интересоваться его прошлым.

Он всегда предпочитал только легкие, ни к чему не обязывающие отношения, подыскивая себе свободных, зачастую легкомысленных женщин, с которыми появлялся на всевозможных вечеринках. Так продолжалось до последнего времени. Однако месяцев восемь назад его однокашник из Амхерста редактор «Бостон мэгэзин» дважды за одну неделю встретил его с разными подружками. В первый раз Джек ужинал с блондинкой, профессиональным фотографом. Второй раз у него был ланч в «Давио», в Кембридже, с крошечной брюнеткой – организатором вечеринок, которая оказалась полезной для «Винтерсофта». – Месяц спустя Джек узнал, что его так называемый друг сделал определенные выводы и внес его имя в список самых пылких бостонских холостяков. С тех пор Джек стал предметом многочисленных сплетен.

Привлекательность ни к чему не обязывающих легких связей моментально улетучилась.

Он понял, что теперь не может даже просто перекусить в компании какой-нибудь женщины, не привлекая всеобщего внимания.

С тех пор он старался загрузить себя работой как можно больше. После появления этой злополучной статьи он всего лишь раз выходил в общество с женщиной. Это был ужин в доме Ллойда, где он не мог появиться без спутницы.

Джек пригласил с собой девушку, работавшую моделью. Она совсем недолго находилась в городе и должна была скоро уехать. Он провел с ней всего один вечер и обнаружил, что девица весьма скучная и пустая, к тому же донельзя избалована своими богатыми родителями.

Но вчерашний вечер с Эмили многое изменил в его душе. Когда Джек увидел их дом, фотографии семьи, переночевал в постели, в которой, как он полагал, она спала прежде, он задумался о своей жизни, о том одиночестве, которому себя подверг благодаря подобным взглядам на семейную жизнь.

Джек старался не глядеть на Эмили. Кого он пытается провести? Получить удовольствие от легкомысленного свидания, может быть, и возможно, но у него все равно никогда не будет нормальной семейной жизни с любимой женой и детьми.

Будь проклят его отец, разрушивший мечты о будущем! Но даже теперь, после своей смерти, он все еще в состоянии испортить сыну жизнь. Джек может много, тяжело и старательно вкалывать в «Винтерсофте», обрести финансовое благополучие, встретить самую прекрасную женщину, но все это полетит к черту в одно мгновение, если хоть кто-нибудь прознает правду про Патрика Девона.

6
{"b":"3297","o":1}