ЛитМир - Электронная Библиотека

– По-моему, тебе это показалось.

– Но все-таки у меня остается ощущение, что ты сам хотел провести переговоры с Рэндэллом Веллингбаем. Но даже теперь, когда я с ним переговорила, ты, по-моему, все равно не веришь, что я убедила его перевести ОБГ в «Винтерсофт».

Она повернулась и посмотрела ему в глаза.

– Я ведь права, не правда ли?

Джек облегченно вздохнул, когда она опять перевела взгляд на дорогу, затем включила поворотник и поменяла ряд, чтобы свернуть к дому.

– Ты права, – согласился он. – Но это не потому, что ты избалованная богатая девчонка.

– А почему?

– Просто ты еще недавно в этой должности.

Только и всего. Я всегда так отношусь к новичкам, которые впервые присутствуют на торговой ярмарке. А мы не можем позволить себе рисковать.

Она скептически улыбнулась.

– И это несмотря на то, что я уже встречалась раньше с Рэндэллом в Лондоне и у меня уже установились с ним доверительные отношения?

– Да, – Джек продолжал глядеть в сторону, старательно отводя от нее взгляд. – Я ничего не имею против тебя лично, Эмили. Просто это моя работа. И я стараюсь избежать любых возможных ошибок.

– И ты не мог мне этого сказать раньше? Целую неделю, пока мы готовились к выставке, собирая материалы, пока готовили презентацию или обсуждали с разработчиками программу...

– Мы никогда не оставались одни в офисе. И я считал недопустимым обсуждать такие вещи в окружении других людей. Ты согласна со мною? А когда мы оказались здесь... я не знаю...

Мне казалось... не правильным и нетактичным говорить тебе что-либо подобное. Я не хотел, чтобы ты сочла, что я подвергаю сомнению твои профессиональные способности. Потому что это не так.

– Хорошо, я согласна, – Эмили тяжело вздохнула. – Должна признать, что то же самое сделал бы на твоем месте и мой отец. Неудивительно, что он так тебя ценит и доверяет тебе.

Джек пожал плечами. Ллойд доверяет всем, пока они не докажут своим поведением, что он не должен был этого делать.

– В таком случае прошу прощения. Я должна была понять... – Некоторое время они молчали, прежде чем Эмили отважилась:

– Знаешь, что я тебе скажу? Пожалуй, я дам тебе на ужин запеканку.

– Любезно приготовленную миссис Вилбурс?

– Да, я ее подогрею. Я даже накрою на стол.

– Значит, я прощен, – ухмыльнулся Джек.

– Сейчас – да, – она завернула к стоянке около ворот и, набрав код, въехала на территорию.

– Что значит – сейчас? Ты хочешь сказать, что я могу опять в чем-нибудь провиниться?

– Надеюсь, этого не произойдет. – Она насмешливо улыбнулась. Что все-таки творится с Эмили Винтере? Когда он работал с Квентином, то особенно не задумывался о том, какого тот мнения о его профессиональных способностях.

А сейчас его постоянно заботит ее мнение. Что-то в ней есть такое, что выбивает его и» колеи, когда они остаются наедине.

– Но я все еще хочу знать, почему ты так скептически относишься к перспективе наших дальнейших взаимоотношений с ОБГ? – продолжала она, не желая отступать. – Ты считаешь, что я ошиблась, решив, что наше новое программное обеспечение понравилось Рэндэллу? Ты бы вел себя по-другому, если бы сам с ним беседовал?

Она ждет от него совета, как искать подходы к потенциальным клиентам, и надеется получить профессиональную подсказку, ждет, что он поделится с ней опытом, которого ей еще не хватает.

– Давай лучше поговорим о запеканке, предложил он. – Деловые разговоры приятнее вести за бокалом хорошего вина, а я как раз заметил, что в холодильнике есть прекрасное «Пино Гриджио». – Он усмехнулся, стараясь развеять ее опасения. – Надеюсь, твой отец не станет возражать?

– Напротив, он будет всячески поощрять нас, она сморщила нос и, прежде чем он успел спросить, что она имеет в виду, пояснила:

– Давай отпразднуем сегодняшний день. Мы неплохо поработали, ты согласен?

Джек кивнул, и они вошли в дом.

Пока Джек доедал запеканку, Эмили разлила по бокалам вино. Кулинарные изыски миссис Вилбурс всегда действовали на нее умиротворяюще, да и первый день на выставке прошел успешно. От всего этого у нее поднялось настроение.

Но постоянно находящийся рядом Джек смущал ее. Вот и вчера вечером она не правильно истолковала его странный взгляд. Слава богу, все разъяснилось. Они непринужденно болтали за ужином, но все-таки внутреннее напряжение не оставляло ее. Он едва притронулся к вину, хотя сам же и предложил открыть бутылку.

– Тебе не понравилась запеканка? – поинтересовалась Эмили. – Обещаю не говорить об этом миссис Вилбурс.

– Нет, запеканка очень вкусная. – Джек положил вилку и сидел, мучительно раздумывая, о чем бы еще завести ни к чему не обязывающий разговор: о еде, погоде или пейзаже за окном.

И тут Эмили начала сама:

– Ты хотел поговорить о Рэндэлле Виллингбае. Так ты считаешь, что он не намерен перевести ОБГ на «Винтерсофт»?

– Напротив, я уверен, что он сделает это. Но я не думаю, что он полностью расстанется с «Эктоном», как тебе того хочется.

– Вспомни: он сам подошел сегодня именно к нам, а не к кому-нибудь другому. И, кажется, серьезно заинтересовался предложением «Винтерсофта».

– В том-то и дело. Только, по-моему, ты все не так восприняла, – тяжело вздохнул Джек. Рэндэлл подошел к нашему стенду. И Рэндэлл был заинтересован. Но он подошел не к нам. Он подошел к тебе, именно к тебе. И я не уверен, что его интерес был вызван программным обеспечением.

– Ты меня разыгрываешь, – Эмили не сумела скрыть раздражения.

– Мне просто так показалось. Вот и все. Подумай сама. Ведь он пригласил тебя поужинать, не так ли?

– Когда он приедет в Бостон, у нас будет много работы. Конечно, он захочет все обсудить, для чего и пригласил меня на ужин.

– Я так не думаю. И, кроме того, я подметил кое-что еще, что для тебя осталось незамеченным. Когда ты работала на клавиатуре с демо-версией, он разглядывал тебя и явно любовался.

Он заинтересован именно тобой, а не системой.

Ты ему нравишься.

– Чепуха. – Эмили принялась собирать посуду, прокручивая в голове свой разговор с Рэндэллом. Может, она слегка с ним и пофлиртовала, но не более того. Она просто дружески беседовала с ним. Точно так же она разговаривала бы с любым возможным клиентом «Винтерсофта».

Она повернулась, чтобы поставить посуду в раковину, и заметила, что Джек последовал за ней на кухню.

– Извини, Эмили. Просто мне кажется, он не столько заинтересован в «Винтерсофте», сколько в тебе.

– Никогда больше не стану флиртовать, чтобы заполучить покупателя.

– Эмили, я вовсе не ставлю под сомнение твою работу с клиентами. Ты все делала правильно. И он не сделал ничего плохого.

Джек поставил в раковину свой бокал и неожиданно для нее обнял ее за плечи и повернул к себе лицом.

– Эмили, ты красивая женщина. Ты успешна и вполне заслуживаешь того, чтобы управлять доходной международной компанией по продаже программного обеспечения. Мужчины всегда будут липнуть к тебе. И ты не всегда сможешь распознать их истинные намерения, если будешь думать только о делах.

Можно подумать, что жизнь ее ничему не научила. История с Тоддом явилась для нее хорошим уроком. Эмили глубоко вздохнула, стараясь не выдать своего волнения, ощущая сильные руки Джека на своих плечах. В маленькой кухне было тесно, а он стоял так близко... После Тодда еще ни один мужчина не прикасался к ней. Марко Валенти можно не брать в расчет: он ей не нравился. Просто она некоторое время встречалась с ним, чтобы успокоить отца. И даже когда Марко ее целовал, это не вызывало у нее никаких эмоций. Не то что сейчас, когда она ощущает на плечах горячие руки Джека.

Он, судя по всему, считает, что ее голова занята только бизнесом, но сейчас это вовсе не так.

– Если это комплимент, то ты нашел забавный способ его высказать, – насмешливо произнесла она и с трудом заставила себя перевести разговор на другое:

– Во-первых, я думаю, что ты меня недооцениваешь, а во-вторых, – твое мнение о Рэндэлле неверно. Но я докажу тебе, что права, когда ОБГ перейдет в «Винтерсофт».

9
{"b":"3297","o":1}