A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
24

Он наконец нашел то, что искал, и извлек великолепное вечернее платье из тонкого шелка того же персикового цвета, что и новый свитер Джилли.

– Словно какую-нибудь кого? – переспросил он, приподняв брови с выражением легкого изумления.

Она с трудом проглотила комок в горле.

– Нет, я не могу, и все!

– Шарлотта не стала бы возражать, Джилли. Я думаю, она нашла бы забавным наше маленькое приключение.

– Правда? – Джилли погладила мягкую поверхность ткани.

Макс приподнял платье и приложил его к щеке Джилли. Прикосновение оказалось необыкновенно приятным, волнующим и полным соблазна.

– Скажите-ка, Джилли, – сказал он голосом, прозвучавшим как манящее эхо, – если вы появитесь в этом платье, как будут чувствовать себя все эти полураздетые дамочки?

– Они будут… завидовать? – предположила она.

– Возможно. – Его темные глаза пристально всматривались ей в лицо и, казалось, читали самые потаенные мысли. – Хотите проверить?

Джилли вдруг почувствовала, что рот у нее пересох. С трудом глотнув, она выдавила:

– Оно… оно может не подойти мне. Улыбка появилась на его лице не сразу, но ее стоило дождаться.

– Давайте посмотрим.

Прежде чем Джилли что-либо поняла, Макс обхватил ее за талию и привлек к себе. Теперь он был так близко, что Джилли видела, как бьется жилка у него на шее, ощущала тепло его кожи и легкий запах бренди от его дыхания. Его яркие темно-серые глаза пристально изучали ее лицо.

– Поверьте мне, – глухо пробормотал он. – Это платье как раз для вас.

Сердце у Джилли бешено колотилось. Эта неожиданная близость, ощущение его рук на своем теле, его пристальный, обволакивающий взгляд наполняли ее непонятной истомой.

– Ну хорошо… – пробормотала она наконец.

– Сколько вам нужно времени?

– Полчаса, – ответила она неожиданно охрипшим голосом, глядя прямо ему в лицо, которое было так близко, точно он хотел прижаться к ее губам, дотронуться до ее груди…

– Двадцать минут.

Немного отрезвленная резкостью его тона, Джилли отступила назад и возразила:

– Придется повозиться с волосами. Макс протянул руку и пропустил гибкие пряди сквозь пальцы.

– Оставьте как есть, – сказал он. – Когда будете готовы, зайдите за мной, я буду у себя в кабинете.

Он довольно резко повернулся к ней спиной и вышел, захлопнув за собой дверь.

Джилли еще раз с трудом глотнула и медленно подошла к туалетному столику.

Здесь все было разложено в полном порядке. Флаконы духов, названия которых она встречала только в рекламе в дорогих женских журналах, стояли рядами в коробочках, предохраняющих их от света, и только один флакон с выгравированной на нем буквой «Ш» стоял немного в стороне. «Ш» – Шарлотта Флеминг? Джилли открутила пробку и поднесла духи к носу. Экзотический, пряный и возбуждающий запах… Она капнула на запястье, и изысканный аромат заструился по комнате, мгновенно заполнив все помещение. Джилли кинулась в ванную, чтобы смыть духи. Конечно, Макс сказал, что она может чувствовать себя здесь как дома, но вряд ли это касалось любимых духов его жены!

Джилли приняла душ, потом уселась перед зеркалом.

Через двадцать минут она взяла в руки платье, выбранное для нее Максом, и поднесла ткань к щеке, как это сделал он.

Она не имела ничего против своего появления в ночном клубе в таком потрясающем виде. Одна только мысль о впечатлении, которое она могла бы произвести на Петру, потом радовала бы ее не один день, а даже, возможно, целый год. Но Джилли понимала, что Петра не была для Ричи просто подружкой на час, нет, она была тем человеком, кто устраивал его жизнь, а он всегда будет нуждаться в ком-то, кто бы держал его за руку, поддерживал его, налаживал его существование.

И тем не менее Петра просто растоптала ее, вытолкнула Джилли из его жизни. Неужели она ни секунды не колебалась, делая это?

У Джилли не было иллюзий относительно своей особы: обычная девушка из заурядной семьи, из маленького, ничем не примечательного города на северо-востоке Англии. Однако, когда она надела платье, облекшее ее тело как перчатка, и посмотрела в зеркало, у нее не осталось никаких сомнений: в таком наряде и в объятиях такого мужчины, как Макс Флеминг, никому и в голову не придет счесть ее заурядной.

Вдевая запонки в рукава рубашки, Макс называл себя идиотом из идиотов. Что, спрашивается, он делает? Толкает девушку в объятия парня, который ее совершенно не заслуживает. Это может по-настоящему ранить ей сердце…

Однако было уже поздно. Он завязал галстук, надел пиджак вечернего костюма и посмотрел в зеркало, второй раз за сегодняшний вечер. Интересно, что скажут праздные зеваки, увидев его возвращение к светской жизни?

Да ничего, потому что им нечего будет видеть. Он конченый и опустошенный человек… Макс потянулся за своей тростью, но потом в раздражении отбросил ее. Что ему нужно, так это выпить! Но когда он подошел к бару, то понял, что и это не поможет. Лучше заняться заказом столика в «Спенглз».

Он как раз положил телефонную трубку, когда дверь за его спиной открылась. На секунду, когда в помещение вплыл до боли знакомый и волнующий аромат, Макс застыл и в ужасе закрыл глаза. Что он увидит, когда обернется?

– Макс.

Ее мягкий голос, легкий акцент, не имевшие ничего общего с великолепным выговором Шарлотты, вернули его на землю. Он обернулся. Нет, перед ним был не призрак. Хотя по фигуре Джилли почти не отличалась от Шарлотты, во всем остальном она была ей полной противоположностью.

Темные волосы пушистым облаком окружали голову девушки, тогда как Шарлотта была блондинкой. Мягкие карие глаза смотрели немного неуверенно, и это никак не напоминало холодный, властный взгляд ярко-синих глаз его жены. Шарлотта была, что называется, классической английской розой, а Джилли выглядела более теплой, земной. Однако он оказался прав – платье очень подходило к ее темным волосам и светлой коже, подчеркивая изящные пропорции стройного тела. Неужели при первой встрече эта девушка показалась ему заурядной?

– Я же говорил, платье подойдет, – сказал он отрывисто.

– Жаль, что нельзя сказать того же об обуви, – ответила она, тоже немного резко.

Она ожидала хотя бы вежливого комплимента! Немного вздернув задрожавший подбородок, Джилли добавила:

– У меня нога больше, чем у вашей жены. Мне удалось поместиться вот в эти серебристые босоножки, только не заставляйте меня много ходить в них.

– Не буду. – Он разглядывал ее ноги в изящных босоножках. – Но вам еще нужно какое-нибудь пальто. Там есть шуба из песца…

– Нет, я не надену меха. Я нашла там длинное бархатное пальто.

Ее подбородок больше не дрожал, и она говорила так твердо, что он не стал настаивать:

– Как хотите. Если вы готовы, поедем. Они вышли в холл, Джилли взяла со столика маленькую вечернюю сумочку, вышитую бисером, и покорно позволила Максу накинуть ей на плечи пальто из серебристого бархата. Оно доходило ей почти до пят и смотрелось на ней изумительно, но немного пахло духами Шарлотты.

Эти духи Макс подарил жене на день рождения, и она всегда пользовалась только ими, по крайней мере пока любила его. Точнее, пока продолжала делать вид, что любила.

Макс повязал вокруг шеи белый шелковый шарф и уже направился к дверям, когда его остановил голос Джилли:

– А где же ваша трость?

Ему удалось выдавить из себя улыбку:

– Мы ведь хотим произвести впечатление на мистера Блейка, не так ли? Если вас будет сопровождать старая развалина с палочкой, он вас только пожалеет.

– Вы не похожи на развалину, – возразила она.

Он открыл двери и поклонился ей:

– Ваш экипаж, миледи! Золушка едет на бал!

– Ладно, – согласилась она. – А кем будете вы? Прекрасным Принцем?

– Разве эта роль не предназначается для Ричи Блейка? – спросил он, ведя ее вниз по ступеням к ожидавшей машине.

Она хмыкнула:

– Ричи? Да где ему! Если Принц не вы, то кто же?

– Вы не узнаете меня без моей палки? Или, лучше сказать, палочки?

11
{"b":"33","o":1}