ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А, вы моя волшебница-крестная!

– Волшебник-крестный! Она рассмеялась, откидываясь на мягкие подушки сиденья:

– Но вы больше похожи на колдуна!

– Это не та сказка, дорогая моя! Повернув голову, Джилли посмотрела на него. Проседь в волосах, худое, костистое лицо и темные глаза придавали Максу Флемингу немного грозный вид. Несмотря на свою блестящую карьеру на телевидении, Ричи Блейк рядом с ним мог бы показаться просто уличным мальчишкой.

Возле клуба толпились фоторепортеры. Протянув руку, Макс помог Джилли выбраться из машины и ободряюще улыбнулся:

– Улыбнитесь-ка пошире, Джилли! Они не кусаются.

– Да? А что они делают?

– Сфотографируют вас и сделают знаменитой. – Он приподнял брови. – Представляете, как рассердится Петра?

Он подсмеивался над ней! Улыбка у Джилли получилась вполне естественной:

– Она умрет от злости.

Они уже прошли полпути до входа в клуб, когда один из фотографов узнал Макса.

– Мистер Флеминг?

Джилли ответила ему неуверенным взглядом, но рука Макса на ее плече легко подтолкнула ее вперед, и они двинулись дальше не останавливаясь.

– Мистер Флеминг! – снова воскликнул репортер.

Они были уже у самого входа, и здесь Макс остановился, разворачиваясь к ним лицом и демонстрируя Джилли в самом выгодном освещении.

– Вас давно не было видно, – продолжал фотограф.

– Много дел. А что привело вас сюда? – спросил Макс, словно сам не знал этого.

– А кто эта молодая леди? – (Макс не отвечал, но, повернувшись, посмотрел на Джилли.) – Это актриса, сэр? Или модель? Вы нам не расскажете?

– Рассказывать нечего. Мы просто друзья, решившие вместе провести тихий вечерок.

– И давно вы дружите, мистер Флеминг? Макс не ответил и ввел Джилли вовнутрь. Он не был в клубе уже года два, но его встречали как старого друга.

– Моя фотография появится в газетах? – спросила Джилли, отдавая свое пальто в гардероб.

– Вполне возможно, если сегодня вечером не случится чего-нибудь более интересного, – ответил Макс, пока они спускались вниз по лестнице, в полуподвальное помещение.

Взгляд Макса остановился на шоумене, который размахивал бутылкой шампанского, едва не задевая ею соседей по столу. Когда он открыл ее и вино залило весь стол под вопли всей компании, метрдотель сказал Максу:

– Это мистер Блейк. Он и его друзья празднуют успех новой передачи.

– Нам не хотелось бы мешать их веселью, – заметил Макс. – Пожалуйста, Марко, столик подальше от этой компании.

– Разумеется, мистер Флеминг. Я оставил для вас столик возле подиума для танцев.

Взгляд Джилли все еще был прикован к Ричи Блейку, и Макс дотронулся до ее руки:

– Да не смотрите вы так! Он все равно скоро вас заметит.

И что потом? Отдать ее Ричи Блейку и уйти? Разумный человек посоветовал бы Джилли Прескотт собрать вещи и поскорее уехать домой, а мудрый вообще не стал бы во все это ввязываться.

– Вас устраивает, мистер Флеминг?

– Да, вполне, Марко. Пришлите нам бутылку «Болинже». – Он обратился к Джилли:

– Вы голодны?

Она отрицательно покачала головой, и Макс добавил:

– Тогда это все, спасибо.

Марко поклонился и отошел. Несколько мгновений они сидели в неловком молчании, и Джилли не отводила глаз от шумной компании Ричи. Затем она пробормотала:

– Не надо мне было приезжать сюда. Я чувствую себя такой… Будто это не я…

– Не зря говорят – будь осторожней в своих желаниях, вдруг они осуществятся. Она пристально посмотрела ему в глаза:

– Что-то не припомню, чтобы я хотела ехать сюда.

– Ну, вы не говорили об этом вслух, но…

– А вы умеете читать мысли? Тогда вы знаете, о чем я сейчас думаю.

– Вы не хотите присоединиться к вечеринке? В конце концов, вы со всеми знакомы и вас на нее приглашали.

– Как вы думаете, он уже заметил меня?

– Боюсь, он очень занят.

– Да…

– Выпейте бокал шампанского, – посоветовал Макс, когда официант принес заказанную бутылку.

– Зачем?

– После шампанского все выглядит веселее. – Он вложил ей в руку бокал.

– Зачем только я согласилась!

– Фортуна любит храбрых, Джилли, – ответил он, дотрагиваясь своим бокалом до ее. – Насколько храброй вы себя чувствуете?

Глава 6

Джилли решительно опустошила бокал.

– Думаете, я сумасшедшая?

Он снова налил ей шампанского:

– Конечно, сумасшедшая. Любовь – вообще одно сплошное безумие, поверьте мне, я знаю.

Она подняла на него глаза. Любовь? Кто говорит о любви?

– Наверное, вы очень любили свою жену.

– Если честно, я никогда не мог решить, люблю я ее слишком сильно или же, напротив, недостаточно.

Макс осушил свой бокал и поднялся из-за стола немного быстрее, чем следовало. Резкая боль тотчас же напомнила ему о больном колене.

– Пойдемте танцевать, Джилли, хватит говорить о всякой ерунде.

Джилли не сводила с него внимательного взгляда. На лбу у Макса выступили мелкие капельки пота, губы немного побелели.

– Вы не должны…

– Я не собираюсь танцевать танго, для этого мало места.

– Извините, Макс, – она изобразила улыбку.

Эта вымученная улыбка поразила его. Она явно жалела, что дала ему привезти себя сюда.

– Я не говорил, что это будет легко, Джилли. Но если ты чего-то хочешь, хочешь достаточно сильно, надо бороться за это. Только так можно сохранить уважение к себе и быть уверенным, что неприятность, случившаяся однажды, не случится с тобой снова.

Джилли неловко поднялась из-за стола и посмотрела вниз, на свое платье.

– Я чувствую себя чересчур разодетой для человека, которому только и нужно, что обрести самоуважение, – сказала она.

– Вы выглядите прекрасно. Вы очень красивы, Джилли.

На мгновение Джилли поверила ему, но потом покачала головой:

– Идиотство!

Макс расслышал ее тихое восклицание и, полагая, что оно относится к нему, кивнул:

– Именно так, согласен.

Взяв ее под руку, он повлек ее к танцплощадке, больше не слушая ее возражений. Там было душно, мало места, толпилось множество людей, поэтому Макс был просто вынужден теснее прижать Джилли к себе. Она не противилась и вскоре поняла, что действительно привлекает к себе многочисленные восхищенные и любопытные взгляды. Если бы они только знали!

Вначале она двигалась скованно, чувствуя руку Макса на своей спине.

– Вы были правы.

– Насчет чего?

– Здесь нет места для танго.

– И слава Богу, я выглядел бы глупо с розой в зубах.

Джилли рассмеялась и наконец немного расслабилась. Макс еще теснее прижал ее к себе, думая о том, что между его рукой и ее нежной кожей нет ничего, кроме тонкого слоя легкого персикового шелка. Эта мысль вползла в его мозг и, как вирус, целиком захватила все его существо.

Он не мог избавиться от ощущения, что кожа Джилли такая же мягкая и гладкая, теплая на ощупь, как этот шелк. Его рука скользнула ниже, на ее талию, и кончики его пальцев ощущали токи чувственного наслаждения. Его объятие стало еще более крепким, и наконец он пробормотал:

– Обнимите меня за шею, Джилли. Она удивленно посмотрела на него, и он добавил:

– Я думал, вы хотите, чтобы Блейк приревновал вас.

Ричи? Как можно думать о Ричи в такой момент? Джилли попыталась взять себя в руки:

– Ричи не заметит.

– Заметит! Он уже это сделал.

Макс был на голову выше Джилли и видел, что Блейк, танцевавший с одной из девушек своей компании, все время смотрит в их сторону.

Джилли думала о том, что танцует с мужчиной, о котором любая девушка могла только мечтать. Ричи, конечно, был знаменитостью, но он был обычным парнем, которого она к тому же знала всю жизнь. Макс – другое дело. В нем чувствовалась небрежная сила, выпестованная столетиями особого воспитания и сознанием своей неординарности.

Она обняла его за шею и положила голову ему на грудь. Он обхватил ее обеими руками за талию и еще теснее прижал к себе, так тесно, что она слышала биение его сердца.

12
{"b":"33","o":1}