A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
24

Руки Макса опустились немного ниже и легли на бедра Джилли. Это был рай и ад одновременно. Такая же боль, какую чувствуешь, когда твои замерзшие пальцы начинают немного оттаивать. У него слегка закружилась голова.

Этот мучительный аромат, который исходил от нее, аромат, который прежде принадлежал только Шарлотте, теперь наполнял его новыми, странными ощущениями. Запах был знакомый, но на коже Джилли он был иным…

Зазвучала быстрая музыка, и Джилли выскользнула из его объятий, чтобы танцевать свободно. Ее тело легко заскользило по подиуму, темные волосы развевались за плечами и блестели в свете ламп.

Вначале он просто стоял и смотрел, наблюдая за изящными движениями, но потом понял, что хочет ее. Хочет владеть ею, хочет, чтобы она принадлежала ему одному.

Однако она уже привлекла к себе внимание. Ричи стоял нахмурившись, очевидно стараясь понять, не обманывает ли его зрение. Еще минута, и он окончательно придет в себя и сообразит, кого именно видит перед собой.

Негодование сжало горло Максу – Ричи никогда не сможет по достоинству оценить женщину, которая так просто позволяет приблизиться к себе, ведет себя так естественно и открыто. Нет, его нельзя подпускать к Джилли. Во всяком случае, не сегодня. Завтра он увидит ее фотографию в газетах, поймет, что это в самом деле была она, и сам начнет искать с ней встречи. Однако он ее не получит.

– Джилли!

Она открыла глаза, огромные и темные в полумраке зала, мягкие губы слегка приоткрылись, а взгляд остановился на его лице. Он протянул руку, и Джилли непринужденно двинулась ему навстречу, естественным движением кладя руку ему на плечо, но вдруг обеспокоенно спросила:

– Макс, с вами все в порядке? Нет, не в порядке, отнюдь. Чувствуя, как в голове пульсирует страшная боль, он склонился и прошептал:

– Давайте уйдем отсюда, Джилли.

– Уйдем?

Макс смотрел на нежные персиковые губы, такие нежные, зовущие, и ощущал все растущее желание прижаться к ним, ощутить их вкус и сочную свежесть.

– Да, сейчас же, – быстро сказал он, взяв себя в руки. – Доверьтесь мне, Джилли. Не забывайте, я ваш добрый волшебник.

Он сильнее сжал ей пальцы и запрокинул голову:

– Просто представьте, что часы пробили двенадцать и наша машина может превратиться в тыкву.

– Но Ричи…

– Он подождет, – резко прервал ее Макс.

– Но я оставила свою сумочку на столе.

– Бог с ней, вы потеряете ее вместо хрустального башмачка.

– Нет, так нельзя.

– В ней нет ничего ценного.

– Но сама сумочка… Она принадлежала вашей жене… – Его взгляд заставил ее на мгновение замолкнуть, потом она продолжила:

– И потом, там лежат двадцать фунтов, которые вы мне дали!

Она решительно повернулась и направилась к их столику. Максу пришлось последовать за ней.

Наверное, он заслужил это. Легко подталкивая ее к выходу, он сказал:

– Возьмите в гардеробе ваше пальто, я иду за вами.

С гримасой боли на лице Макс начал медленно подниматься, но на середине пути, когда он наступил на больную ногу, резкая боль пронзила колено. Он едва не упал и, потеряв равновесие, схватился рукой за перила.

– Черт! – вырвалось у него. Потом, видя, что она остановилась и оглянулась, добавил:

– Все в порядке. Идите, я догоню.

Однако нога отказывалась слушаться, и ему пришлось опуститься на ступеньку.

– Ото, кое-кто хорошо повеселился! – хихикнула какая-то девица, пробегая вниз мимо них, а ее спутник рассмеялся.

Возмущенная, Джилли бросила мрачный взгляд им вслед и, подойдя к Максу, села на ступеньку рядом с ним. Она взяла его руку в свою, встревоженная тем, как побелели его губы. Ему было больно, но он не собирался признаваться в этом.

– Идиотство, – прошептала она, кладя голову ему на плечо.

Теперь они выглядели вполне естественно, как будто бы сидели на лестнице просто потому, что им этого захотелось.

– Я вас уволю, – пробормотал Макс.

– Вы меня не так поняли. Я имела в виду тех двоих.

– Ладно, ладно, – он попытался улыбнуться.

– Договорились. А теперь обопритесь на меня, Макс.

– Да. – Он повернулся и некоторое время пристально смотрел ей в лицо. Оно было сейчас так близко – встревоженные глаза, слегка полуоткрытые мягкие губы…

– О чем вы думаете? – спросила она вдруг.

Ее губы манили его все настойчивее.

– Я думаю, что мы могли бы выглядеть более убедительно.

– Как это? – спросила Джилли, чувствуя, что в горле пересохло.

– Вот так! – ответил он и, наклонившись, поцеловал ее.

Губы оказались теплыми и сладкими. Он словно глотнул волшебный бальзам, сразу же его согревший. Но самым поразительным было то, с какой готовностью она ответила на его поцелуй, точно дожидалась его всю свою жизнь.

– Джилли!

Как Макс и ожидал, Ричи Блейк был настолько же рассержен, сколь и глуп, но при звуке его голоса Джилли одеревенела у него в объятиях. Момент был упущен, и Макс позволил ей высвободиться, оборачиваясь к Блейку. Тот стоял на несколько ступеней ниже, глядя на них.

– Так это и впрямь ты! Петра сказала, не может быть, но я был уверен… – Он бросил мрачный взгляд на Макса и снова обратился к Джилли:

– Ты не говорила, что приедешь сюда.

– Она и сама не знала, – вмешался Макс, заставляя Блейка посмотреть на него, чтобы дать Джилли время прийти в себя. – Это был сюрприз для нее.

Блейк засмеялся:

– Сюрприз скорее для меня, скажу вам! Вот не думал, что тебя можно будет встретить среди посетителей ночного клуба!

Ричи более пристально взглянул на Джилли, потом перевел взгляд на Макса, и девушка поспешно сказала:

– Ой, извини, Ричи. Макс, это Ричи Блейк. Ты, должно быть, слышал о нем.

Она бросила заговорщический взгляд Максу, словно прося извинения за некоторую фамильярность в обращении, и он обрадовался тому, с какой легкостью она подхватила его игру.

– Да, думаю, что слышал, – ответил он, протягивая Ричи руку.

– Ричи, это Макс Флеминг.

– Здравствуйте, Макс. – Ричи пожал протянутую руку и помедлил, словно ожидая дальнейших объяснений, но, не дождавшись, предложил:

– Почему бы вам не спуститься в зал и не присоединиться к нашей компании?

– Не сегодня, Ричи, – быстро ответила Джилли, прежде чем Макс успел что-либо сказать. – Сегодня был трудный день.

– Как-нибудь в другой раз, – добавил Макс и, опираясь на здоровую ногу и на перила лестницы, с трудом поднялся со ступеньки.

Джилли поднялась вместе с ним и обняла его за талию, вполне естественным жестом давая ему возможность опереться на нее.

– По-моему, вас кто-то ищет, Блейк! – сказал Макс.

Ричи обернулся:

– А, Петра. Иду, иду. – Он вновь обратился к Джилли:

– Меня хотят сфотографировать для журнала.

Джилли небрежно помахала Петре, потом вопросительно взглянула на Макса, и он кивнул.

– Ну пока, Ричи, – сказала Джилли.

– Я тебе позвоню завтра! Но Джилли уже повернулась к нему спиной, взбираясь по лестнице.

– Обопритесь на меня. Макс, – прошептала она.

– Извините за этот…

– Ну, ничего страшного. Вы же предупредили меня, что вы – старая развалина. В следующий раз лучше захватите с собой волшебную палочку, при случае ее можно использовать и как трость.

– Спасибо, – сказал он, когда они поднялись до уровня первого этажа. – Теперь я сам.

– Вы уверены?

Они по-прежнему обнимали друг друга, и Макс видел, что Ричи Блейк все еще стоит на лестнице и, прищурившись, смотрит им вслед.

– Ладно, проверять не будем, – ответил Макс, не убирая руки с, ее плеча и собирая всю свою волю, чтобы не поцеловать ее еще раз. – Как вам понравился наш спектакль?

Джилли не ответила. Что он имеет в виду? Ночной клуб, танец, поцелуй? Ее еще никто не целовал так. Как будто весь мир вокруг на миг перестал существовать…

– Неплохо у нас получилось, – продолжал он. – Вы видели, какое у нее было лицо?

Так, значит, он говорит о Петре! Вздрогнув, Джилли отстранилась от него, убирая руки. Действительно, вид у Петры был немного потерянный.

13
{"b":"33","o":1}