ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Помолвка с чужой судьбой
Кодекс Прехистората. Суховей
Наизнанку. Лондон
Сын лекаря. Переселение народов
Жена по почтовому каталогу
Три царицы под окном
Сандэр. Ночной Охотник
Как возрождалась сталь
Опекун для Золушки
A
A

Казалось, прошла целая вечность, затем демонический парикмахер остановился и вышел из комнаты, не говоря ни слова. Джилли осторожно открыла глаза. Весь пол вокруг был усеян ее волосами. То немногое, что осталось у нее на голове, торчало жалкими сосульками на макушке и свисало вниз вдоль щек. После этого она с полным безразличием дала увести себя в другую комнату, где ей принялись наворачивать на голове какое-то чудовищное сооружение из серебристой фольги.

Потом ей опять вымыли голову, нанесли на волосы кондиционер и уложили их феном. Потом снова появился сумасшедший парикмахер и вновь защелкал ножницами, а Джилли зажмурилась. Когда он наконец прекратил бегать вокруг нее, воцарилась тишина.

Помощница осторожно дотронулась до плеча Джилли:

– Вы можете посмотреть в зеркало.

У Джилли не было ни малейшего желания смотреть на себя, однако не имело смысла оттягивать расплату за легкомыслие, поэтому она медленно открыла глаза. И вздрогнула.

Эта девушка с изысканными светлыми прядями на изящной головке… не может быть, это не она. Джилли подняла руку и дотронулась до волос. Отражение в зеркале повторило этот жест.

Она с трудом проглотила комок в горле и посмотрела на щуплого человечка, ожидавшего, что она скажет.

– Я выгляжу по-другому, – пробормотала она, но он ничего не ответил. – Даже не могу вспомнить, когда я ходила с короткой стрижкой. Моя мама…

У мамы будет удар, это точно. Вдруг Джилли поняла, что ей безразлично, что подумает мама.

– Вы что-то сделали с цветом, – добавила она.

Парикмахер пожал плечами:

– Немного осветлил, чтобы придать блеск. Блеск. Да, теперь ее темные волосы действительно выглядели так, словно сквозь них проглядывали солнечные лучи.

– Спасибо, – пролепетала Джилли. Это простое слово не могло выразить все, что она чувствовала, но, как видно, ничего другого от нее и не требовалось, потому что маэстро коротко кивнул и подошел к следующей клиентке, сидевшей в соседнем кресле. Женщина быстро дотронулась до руки Джилли и прошептала:

– Я видела, какой вы были, когда вошли сюда. Невероятно, невозможно поверить, что вы та же самая девушка!

Продолжая разглядывать себя в зеркале, Джилли ответила:

– Вообще-то я и сама не верю, что это я. Потом Джилли поняла, где видела эту женщину – почти каждый день эта дама появлялась на экране телевизора.

Возвращая пальто, девушка в гардеробе сказала Джилли, что машина ждет внизу. Джилли вышла на улицу, чувствуя приятную легкость и нетерпеливо ожидая момента встречи с Максом – интересно, что он скажет?

Макс подозревал, какая именно головка может прятаться в растрепанной копне волос Джилли, но сейчас просто не мог представить себе, что это сияющее лицо, способное заставить прохожих обернуться и долго в изумлении смотреть ей вслед, действительно принадлежит его простоватой секретарше?

Он вышел из машины и приветствовал Джилли словами, которые на мгновение смутили ее:

– Наверное, моими садовыми ножницами я мог бы справиться не хуже!

Она не сразу поняла, что он шутит. В карих глазах появилась искра радостного удивления, которое всегда испытывает женщина, отчетливо сознающая, что она нравится.

– Это все ваш дьявольский парикмахер, Макс. У меня не оставалось никаких шансов.

Она изящно поместилась на заднее сиденье лимузина, точно всю жизнь ездила именно в таких машинах, и, когда водитель закрыл дверцу, спросила:

– А что будем делать теперь?

– Теперь поедем покупать вам обувь. Макс намеревался побаловать ее, но это оказалось не так просто.

– Одной пары вполне достаточно, – запротестовала Джилли, когда он выбрал около дюжины вечерних туфель. – Одна пара – это все, что я могу себе позволить. Вот эти серебристые туфельки вполне подойдут ко всему, что есть в гардеробной Шарлотты.

– Ну хорошо, – согласился Макс, не желая устраивать дискуссию прямо в магазине, однако, пока Джилли платила в кассе за свою покупку, он достал кредитную карточку и купил ей еще пять пар, велев отнести коробки в машину.

– Надеюсь, вы меня извините, Джилли, – сказал он, когда она появилась на улице возле лимузина с большим черным фирменным пакетом в руках. – У меня есть еще кое-какие дела, а водитель знает, куда вас отвезти.

– И куда же?

– В салон красоты. Лицо, массаж, все, что захотите, я договорился.

Она не стала спорить по поводу салона красоты. Макс почувствовал, что все происходящее по-настоящему забавляет его. Он остановил проходившее мимо такси и добавил:

– Я попросил Гарриет, чтобы она помогла вам разобраться с одеждой Шарлотты. Возьмите себе все, что захотите. Остальное я в понедельник отошлю в благотворительный магазин.

– Да, но.:.

– Будьте готовы к половине девятого. Я уже заказал столик на девять. – Потом он вдруг наклонился и поцеловал ее в щеку:

– Да, я уже говорил вам, что вы выглядите сногсшибательно?

Он не стал дожидаться ответа, а она продолжала стоять, прижимая руку к щеке, пока Макс не сел в такси и не скрылся за поворотом улицы.

Глава 8

Едва Джилли появилась в своей квартирке, зазвонил телефон. Как оказалось, это звонила мама, которой не терпелось поделиться с дочерью своими впечатлениями о телешоу.

– Что это за друг такой, который не дал тебе выиграть! – возмущалась она. – Он все это нарочно подстроил!

– Все было по-честному, мама, – терпеливо уговаривала ее Джилли. Ей уже надоело извиняться за Ричи и постоянно оправдывать его в глазах посторонних. Впрочем, если бы она выиграла, Макс не заехал бы за ней на своем роскошном лимузине и не пожалел бы ее. И не поцеловал бы… И не было бы этой парикмахерской и этого восхитительного салона красоты, где ей сделали массаж, маску и долго колдовали над лицом, шеей, руками и откуда она только что возвратилась…

Не успела девушка положить трубку, как позвонила Гарриет:

– Джилли, я жду вас. Мы договорились разобрать платья Шарлотты!

Джилли чувствовала себя немного неловко, отбирая для себя платья покойной жены Макса, но, к счастью, Гарриет поддержала ее:

– Ох, я так рада, что он решился на это! Наконец-то он избавится от этих вещей! Джилли, взгляните, вот это платье, мне кажется, очень вам пойдет.

Она подала ей платье из мягкой шерсти, и Джилли взяла его, качая головой:

– Не знаю, Гарриет, я не уверена, что поступаю правильно… Наверное, ему будет неприятно видеть меня одетой в платья его жены.

– Да полно вам, Джилли. Во-первых, вы совсем на нее не похожи, а во-вторых, она никогда не надевала свои вещи больше двух раз. – Гарриет пожала плечами. – Некоторые женщины стараются таким способом отвлечься от печальных мыслей, но разнообразие нарядов не может заменить любовь. Уверены, что вам не нужны эти меха?

Так, значит, Гарриет знала об отношениях между Максом и Шарлоттой?

– Да, конечно! Гарриет вздохнула:

– Очень жаль. Они стоят целое состояние, но, по-моему, благотворительный магазин тоже от них откажется. Попробую передать их Армии спасения.

– Какая она была, Гарриет? Я хочу сказать, миссис Флеминг.

– Шарлотта? Золотая девушка. У нее было все – красота, богатство, родословная, восходящая к Вильгельму Завоевателю.

– Но она не была счастлива. – Видя, что Гарриет смотрит на нее с некоторым удивлением, Джилли добавила:

– Макс рассказал мне, что произошло.

– Правда? Рассказал вам, какая она была восхитительная и что именно он виноват в ее смерти? – Она покачала головой. – Она вышла за него из-за денег, и потом все, что ей оставалось, так это тратить эти деньги. Что вы собираетесь надеть сегодня?

Джилли потерянно оглядела гору одежды и вздохнула:

– Понятия не имею. Не так просто выбрать из такого количества!

– Примерьте это черное платье, – посоветовала Гарриет.

– Не знаю, я никогда не носила черное.

– А вы попробуйте. Теперь у вас более светлые волосы, и черное будет вам очень к лицу. Здесь где-то есть и черное вельветовое пальто, почти такое же, как то, которое вы надевали вчера вечером.

17
{"b":"33","o":1}