A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
24

Однако он вновь проигнорировал мольбу в ее голосе:

– Туфли тоже сюда замечательно подходят.

Поскольку он, наконец, опустил глаза, теперь разглядывая ее ноги, Джилли вздохнула с облегчением. Пусть уж лучше говорит о туфлях…

– Когда вы их примеряли, я обратил внимание на то, какие у вас очаровательные ножки. Не только до колена, но и выше… – Внезапно он поднял взгляд и посмотрел ей прямо в глаза:

– От таких ножек у мужчин обычно голова идет кругом. А если принять во внимание вашу привычку открывать двери, когда на вас не надето ничего, кроме короткой ночной рубашки…

Джилли почувствовала, как ее лицо заливает багровый румянец.

– Очень смешно. Макс!

– Смешно?

– Ваша маленькая шутка удалась, – она тщетно попыталась изобразить смешок. – Так мы можем ехать?

– А кто сказал, что я шучу?

Какое-то мгновение Макс пристально смотрел ей в глаза, и Джилли показалось, что сейчас он наклонится и поцелует ее. Ее пылающие губы приоткрылись, и она отчетливо поняла, что не хочет никуда ехать, что хочет остаться наедине с Максом Флемингом.

Она резко отвернулась, подошла к столу и взяла сумку.

– Большое спасибо за комплименты, – холодно произнесла она, с остервенением перерывая ее содержимое.

– Проверяете, положили ли деньги на непредвиденные расходы? – поинтересовался он.

Твердо вознамерившись обрести утраченное самообладание, Джилли заставила себя взглянуть ему в глаза. Все это напоминало первый день их знакомства, когда она повторяла про себя напутствие Аманды Гарланд: единственный способ справиться с Максом Флемингом – это смело ответить на его вызов.

– Зачем мне деньги, если я с вами, Макс?

На мгновение он, казалось, потерял дар речи, потом сказал:

– Если вы готовы, то поехали, Джилли.

Его голос утратил бархатную мягкость и теплоту. Он словно решил вернуться к формальному тону в отношениях, и она могла вполне почувствовать это, пока они шли вниз по лестнице и потом через двор. Но разгоревшийся в ней пожар не стихал, и Джилли боялась, как бы Макс не ощутил этот жар даже сквозь плотную ткань ее пальто…

Она остановилась возле клумбы, на которой пробивались первые подснежники, и ответила на его вопросительный взгляд, чувствуя себя дурой:

– Я очень люблю подснежники. Некоторое время он задумчиво разглядывал цветы, потом поднял взгляд:

– Я никогда не замечал их. Наверное, их посадила Шарлотта. – Он взял ее под руку:

– Идемте.

Они дошли до ворот особняка в молчании, нарушаемом только ритмичным постукиванием трости Макса. Джилли шутливым тоном заметила:

– Я вижу, сегодня вы решили не полагаться на случай и захватили свою волшебную палочку.

Макс поднял трость и принялся задумчиво ее разглядывать:

– Никогда не знаешь, когда может потребоваться немного старой доброй магии. – Если повезет, подумал он, может быть, удастся заставить Ричи Блейка исчезнуть.

Шофер ждал их у машины. Когда они тронулись, Джилли сказала, стараясь перевести разговор на безопасную почву:

– Как удобно, когда есть водитель! Вы можете отдохнуть и расслабиться, выпить, если захотите.

– А как же иначе, с моей ногой, – ответил Макс.

– Ой, – спохватилась она, – так вы не водите, потому что нога… Извините, я…

– Ничего такого особенного с моей ногой, Джилли, повреждено только колено. За городом я обычно вожу машину с автоматической коробкой передач, но не считаю разумным делать это в Лондоне.

– Мама бы поругала меня за то, что я разговариваю с вами о «личном».

– Правда? – Макс посмотрел на нее, не сдержав улыбки. – Расскажите мне о вашей маме.

Джилли пожала плечами:

– Что я могу о ней сказать? Просто она моя мама, и все. Среднего возраста, немного полная…

– Что она думает о Ричи?

–..и она слишком ревностно заботится обо мне, – продолжала Джилли, игнорируя его вопрос.

– Ну, все матери такие, даже моя. Она посмотрела на него с таким сомнением во взгляде, что он расхохотался:

– Да, у меня есть мама, Джилли! Хотите познакомиться с ней? – Не дожидаясь ответа, он предложил:

– Можем завтра пообедать все вместе.

– Ни в коем случае! – воскликнула Джилли в ужасе. – Что она подумает обо мне? Она, наверное, уже видела газеты!

– Вряд ли, но, должно быть, ей целый день звонили приятельницы, которые их видели. Так что познакомить вас будет очень даже кстати. – Джилли с сомнением покачала головой, и Макс добавил:

– Не беспокойтесь. Даже если вы ей не понравитесь, она никогда не подаст виду.

– Тогда как же я узнаю?

– Ну, если вы ей понравитесь, она начнет рассказывать вам, как отговаривала меня от брака с Шарлоттой. – Он помолчал, потом добавил:

– Знаете, матери очень часто правы, когда предостерегают нас от чего-то. Правда, никто их не слушает… Посмотрите, вот Виндзорский замок.

– О! – воскликнула Джилли, пытаясь рассмотреть в темноте массивные очертания гигантского сооружения. – Такой огромный!

Как бы я хотела посмотреть, как он отреставрирован изнутри. Особенно выставку кукольных домиков. Знаете, моя мама была на ней. Там все миниатюрное, но настоящее – маленькие книжки, посуда…

– И винные бутылки, и мебель, все-все. Вам нравятся кукольные домики? Тогда решено: завтра пообедаем с моей мамой, а потом прогуляемся в Виндзорский замок. – Так как Джилли продолжала сомневаться, он добавил:

– Доверьтесь мне, все будет хорошо.

– А куда мы едем? – спросила она, заметив, что водитель свернул с шоссе.

– В ресторан на берегу реки возле Майденхеда. Прекрасная еда, вам понравится.

– А как вы узнали, что там будет Ричи?

– Ричи? – Черт возьми, неужели она не в состоянии думать ни о чем, кроме Ричи? – А его там и не будет.

По крайней мере он так надеялся. Она выглядела смущенной, и он сказал:

– Послушайте, Джилли, немного чересчур встречаться с ним два дня подряд. Вы же не хотите, чтобы он подумал, будто вы его преследуете?

– Конечно, нет, извините, я…

– Ради Бога, прекратите извиняться! Я сам виноват – должен был сказать вам, куда мы направляемся.

Остаток пути прошел в молчании. Макс чувствовал, как его охватывает раздражение. Что, черт возьми, он делает? Он вглядывался в темноту за окном, рассматривая проносившиеся мимо сельские пейзажи, но не находил в них умиротворения.

Через двадцать минут они входили в старинную таверну на берегу реки. Джилли заметила, что их появление возбудило всеобщее любопытство. Что там было написано о Максе, в этой газете, которую ей показала Гарриет?

«Макс Флеминг, который вел жизнь отшельника с момента трагической гибели своей жены, прошлым вечером был замечен в компании с мисс Джилли Прескотт. Хотя прежде он был известным плейбоем, Макс последнее время избегал тех мест, где его привыкли видеть, и мы надеемся, что появление очаровательной мисс Прескотт свидетельствует о возвращении мистера Флеминга к светской жизни».

Джилли внимательно наблюдала за Максом, пока он заказывал официанту апельсиновый сок для нее и коктейль из джина и тоника для себя.

– Вы сами сказали, что отныне будете пить только сок, – сказал Макс, заметив ее взгляд.

Джилли ничего не ответила, но, когда появились напитки, а вместе с ними и меню, произнесла:

– Тогда и ужин мне закажите сами, пожалуйста. Я сегодня вечером только изображаю из себя взрослую особу.

Легкое раздражение, прорвавшееся в этих словах, напомнило Максу, что за обликом элегантной дамы по-прежнему скрывается скромная юная девушка с севера. Он улыбнулся:

– С огромным удовольствием. Надеюсь, вы не имеете ничего против французской кухни.

– Боюсь, я не имею о ней ни малейшего представления. Там, откуда я приехала, считают, что приготовили блюдо на французский манер, если заправили салат майонезом.

В первый момент он не поверил ей. Наверное, Джилли все еще сердится на него за то, что он обращается с ней как с ребенком, но она молчала, и он почувствовал, что она вкладывала в свои слова еще какой-то смысл. Макс вопросительно посмотрел на девушку.

19
{"b":"33","o":1}