ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Может, вы просветите меня, Макс?

– Просветить вас? – Что бы она ни имела в виду, ей удалось удивить его. – Насчет чего?

– Для начала насчет французской кухни. Потом мы можем перейти к инструктажу относительно пользования вилкой и ножом. Понимаете, я только что поняла, кто вы такой на самом деле, Макс Флеминг. Вы не демон и не волшебник-крестный. Нет, вы просто профессор Хиггинс, а я ваша Элиза Дулиттл.

Макс в изумлении посмотрел на нее. Видит Бог, она была далека от истины, но вряд ли она поверит, если он скажет правду.

– Интересная теория, Джилли, но мне бы не хотелось учить вас говорить по-другому.

Действительно, ему так нравился ее живой, теплый характерный северный говор!

Он не убедил ее, и она сказала:

– Придется! В конце концов, вы уже изменили мою прическу, макияж, манеру одеваться!

– Джилли, если вы обиделись, что я заказал вам сок, не спросив вас, то я сделал это только потому, что вы сами сказали мне…

–..сказала вам, что теперь буду пить безалкогольные напитки, в которые, между прочим, помимо сока, можно включить еще сотню всего прочего – например, тоник, имбирное пиво, минеральную воду… Мне продолжать?

– Не стоит. Извините, что я оказался таким невнимательным. Так что вы будете пить?

Джилли взяла бокал с соком и пригубила. Только что приготовленный, восхитительный напиток.

– Это, пожалуй, подойдет. Он ответил долгим, внимательным взглядом, потом сказал:

– Прекрасно. Надеюсь, вы не откажетесь от своей первоначальной идеи жить без алкоголя. Хотелось бы, чтобы сегодня вечером у вас была ясная голова, и потом вы не пожалели…

– Пожалела?

– Если Ричи увидит вас в этом платье…

– Я думала, Ричи не будет.

– Я не могу гарантировать это. Знаете, Лондон удивительно тесен.

– Понятно. – Выражение лица Джилли внезапно изменилось, она поднялась из-за стола, без сомнения очень разгневанная. – Скажите, Макс, вы действительно считаете, что стоит Ричи только свистнуть, и я прыгну к нему в постель?

Она сказала это довольно громко, и некоторые из посетителей ресторана обернулись, но, встретив мрачный взгляд Макса, поспешили отвернуться, сделав вид, что ничего не происходит.

– А разве такого уже не случалось? – медленно и тихо спросил он.

Джилли вспыхнула, затем наклонилась к нему, и на мгновение ему показалось, что она выплеснет свой сок прямо ему в лицо. Однако она передумала и поставила бокал на стол.

– Наверное, это та самая непредвиденная случайность, о которой вы мне говорили, Макс. Что ж, увидимся в понедельник в офисе, в девять утра. Не опаздывайте на работу.

Она подхватила сумочку и выплыла из зала с гордо поднятой головой.

Однако, когда Джилли подошла к двери туалета, ее шатало из стороны в сторону. Она была в нескольких милях от Лондона и не имела ни малейшего представления, как добраться до дома. Двадцатифунтовой банкноты на такси явно не хватит, а надеяться на автобус не приходилось.

И что на нее нашло? Она вообще никогда не испытывала желания заняться любовью с Ричи. Нет, был только один мужчина, с которым она бы… Господи, да что это с ней! Джилли открыла сумочку и достала носовой платок, чтобы вытереть неожиданные слезы, угрожавшие смыть ее восхитительный макияж.

Надо перевести дух, на нее уже начали оглядываться. Джилли поспешно прильнула к зеркалу, поправляя прическу. Нет смысла медлить, надо взять из гардероба пальто. Его пальто. Пальто его умершей жены. Пальто женщины, на которой ему вообще не стоило жениться, как считает его мать. Женщины, которая была несчастлива. Которая выращивала подснежники… Почему ей так больно?

Глава 9

Джилли резко остановилась – Макс стоял, прислонившись к стене и болтая с гардеробщицей.

– А, вот и ты, дорогая, – сказал он нежно, и уголок его рта скривился в подобии улыбки. – Нам принесли ужин, и шеф-повар покончит с собой, если мы немедленно не приступим к дегустации его шедевров.

Прежде чем Джилли успела что-нибудь ответить, он взял ее под руку и потащил в обеденный зал с такой решимостью, что, казалось, туфельки Джилли не успевали касаться пола.

Их стол волшебно преобразился. Сияние стоявшей в центре свечи цветными бликами играло в хрустальных бокалах и серебряной посуде. Макс подождал, пока официант пододвигал стул Джилли, потом, убедившись, что она устроилась за столом, сел сам.

– Теперь, дорогая, – сказал он все тем же нежным, глубоким голосом, – ты не скажешь мне, какого черта ты устроила все это?

Дорогая? Это звучало как оскорбление, но она его заслужила. Что делать? Извиняться? Все объяснить?

– Скажите, Макс, весь этот стильный и услужливый мужской персонал производил впечатление на женщин, которых вы сюда привозили в вашу бытность плейбоем?

Бесконечное удивление отразилось у него на лице. Он откинулся на спинку стула и рассмеялся.

– Джилли, ведите себя прилично!

– Не хочу. Да вы и так считаете, что я не умею себя вести.

Она отважно посмотрела ему в лицо. В это опасное лицо.

– О, это было так давно! Пылкость юности, знаете ли.

Значит, правда. Не трудно поверить, особенно когда он улыбается вот так, как сейчас…

– А ответ на ваш вопрос – да. Она надеялась, что в полумраке он не заметит, как она покраснела.

– И как реагировали ваши подружки?

– Хотите, чтобы я рассказал обо всех?

– Нет… По крайней мере не сегодня… Лучше скажите, почему вы отказались от такого образа жизни.

– Я сделал то, что всегда в конце концов делает мужчина: вместо того, чтобы гоняться за всеми женщинами, я сосредоточился на одной. – Макс кивнул официанту, дежурившему в отдалении, и тот налил им вина. – Надеюсь, вы одобрите мой выбор. Это лучшее вино из того, что тут есть.

– Конечно, нет. К тому же я не собираюсь его пить.

Джилли налила себе воды.

– Не обращайте на меня внимания, Джилли. Вы имеете полное право делать со своей жизнью все, что заблагорассудится. Я просто стараюсь помочь вам в меру своих сил, возможно, при этом я довольно глупо вас поучаю. Давайте-ка лучше есть.

Он взялся за вилку, но Джилли, протянув руку, накрыла его руку своей ладонью.

– Макс…

Он замер, едва дыша, борясь с неистовым желанием обнять сидевшую рядом с ним девушку, прижать к себе, никогда не отпускать от себя…

– Я еще не сказала вам «спасибо». Он не знал в точности, что надеялся услышать, но только не слова благодарности.

– Вам еще рано благодарить меня. – Он многозначительно посмотрел на ее руку, и Джилли быстро убрала ее.

Он женился на Шарлотте вопреки советам семьи, друзей. Может, Джилли права и ему не стоит знакомить ее со своей матерью? И вообще следует поскорее закончить эту глупую игру. Он достал из кармана блокнот и ручку и быстро написал записку, потом подозвал официанта:

– Передайте это моему шоферу, пожалуйста.

Когда он потом снова взялся за вилку, то с удовлетворением заметил, что руки больше не дрожат.

– Приступим к закускам, Джилли, – сказал он тоном доброго дядюшки. – Это восхитительное сочетание фазана, кролика и гусиной печенки с маринованными огурчиками.

Джилли, которая в некотором смятении разглядывала сложное сооружение на столе, подняла на него благодарный взгляд:

– Вот видите, какая замечательная вещь обучение. А вот это, я бы сказала, какой-то забавный паштет с грибами.

– И были бы правы. – Он улыбнулся. Предательская дрожь в руках возобновилась, но он превозмог себя и поднял бокал с вином:

– Лаке?

– Французская кухня, латынь… Да, вы, плейбои, действительно знаете, как понравиться девушке.

– Ну, я долго не практиковался, но стараюсь, как могу.

– Что ж, раз так… – Она подняла свой бокал с водой и прикоснулась к его бокалу с вином:

– Тогда пусть будет мир… пакс, как вы сказали.

– Расскажите мне о вашем доме, о вашей семье. Вы говорили, ваша мама чересчур заботится о вас…

– Мама работает в библиотеке, развозит на грузовике книги для стариков. Снабжает их любимыми романами Кэтрин Куксон и Дика Фрэнсиса.

20
{"b":"33","o":1}