ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джилли! Боже мой, ну как можно поддерживать деловые отношения с особой, которую зовут Джилли! Ему придется называть ее мисс Прескотт.

– Да, и еще – покажите ей дом, чтобы она знала, что где находится.

Услышав, что дверь в кабинет Макса Флеминга захлопнулась, Джилли вздохнула с облегчением и откинулась на спинку стула. Она даже вспотела от напряжения. Джилли чихнула, достала платок и высморкалась. Вспотела! Надо же, раньше такого с ней не бывало.

Только вчера все казалось таким простым и понятным. Даже слишком простым. Если бы мама не заставила ее пообещать… Если бы она сама не оказалась такой дурочкой, чтобы полагать, что все пойдет как надо!

Появилась Гарриет с подносом в руках. Джилли изобразила на лице улыбку и вскочила, чтобы открыть дверь в кабинет Макса.

– Спасибо, мисс Прескотт.

– Пожалуйста, зовите меня Джилли. Гарриет кивнула. Выйдя через минуту, она сказала:

– Я покажу вам, где туалетная комната. Наверное, вы захотите умыться перед едой?

– Я бы с удовольствием, но мистер Флеминг сказал, что эта работа очень срочная и…

– Макс всегда торопится. – Гарриет помолчала. – Что вам приготовить?

– Все равно. Что вы принесли мистеру Флемингу?

– Копченого лосося. Вас это устроит? Джилли вздрогнула. Копченый лосось? Однажды она ела лосося на крекере – это было на прощальной вечеринке, когда ее патрон-адвокат уходил на пенсию. Но тогда она так и не успела понять, нравится ей это блюдо или нет. Неужели кто-то ест лосося на ланч каждый день?

– Лучше сыр и маринованные огурцы, – ответила она решительно.

Лицо Гарриет озарилось теплой улыбкой.

– Пойду приготовлю это для вас. Туалет вот здесь. Приходите прямо на кухню, когда будете готовы: там вам будет уютнее.

Стены туалетной комнаты были отделаны кремовым мрамором, на полу лежал пушистый коврик, на стене висело зеркало в старинной раме, рядом с раковиной лежала стопка чистых полотенец. Все это мало напоминало убогий туалет в конторе нотариуса, где она получила временную работу перед Рождеством и куда ей придется вернуться, если она не найдет Джемму и не договорится с ней о жилье.

Джилли умылась, поправила прическу, освежила помаду на губах и отправилась на поиски кухни.

– Присаживайтесь, – подбодрила ее Гарриет.

– Нет, правда, мне надо перепечатывать этот доклад…

– Макс, конечно, никогда не выходит из кабинета, но это не значит, что вы должны поступать так же. Нельзя же есть и печатать одновременно!

Гарриет жестом пригласила ее к столу. Стройная, элегантная, с изысканно подстриженными седеющими волосами, она мало соответствовала прежним представлениям Джилли о домоправительницах. Правда, раньше Джилли не доводилось встречаться с домоправительницами…

– Конечно, нельзя. Но мне еще надо позвонить! Мистер Флеминг разрешил.

– Если это по личному вопросу, вы можете воспользоваться моим телефоном, так будет удобнее!

– Большое спасибо… Извините, я не знаю, как вас зовут – миссис?..

– Миссис Джекобс, но, пожалуйста, зовите меня просто Гарриет, как все.

– Спасибо, Гарриет!

Однако, когда Джилли дозвонилась в контору, где работала Джемма, ей сказали, что двоюродная сестра в отпуске и вернется только в конце месяца.

Джилли сидела, в отчаянии уставившись на телефон. Оставался только Ричи. Но она и в мыслях не держала звонить ему в первый же день! Думала, сначала устроится, привыкнет к новой жизни, а потом уже как-нибудь вечером… «Привет! Я теперь работаю в Лондоне. Вот, решила позвонить тебе…»

Но теперь складывалась такая ситуация, что ей не оставалось ничего другого, кроме как набрать его номер.

– «Рич Продакшнз», – ответили ей на другом конце провода.

– Могу я поговорить с Ричи Блейком?

– С кем?

– С Ричи… – Тут она вспомнила, что теперь он называет себя Рич Блейк. Рич Блейк – новая яркая телезвезда! – С Ричем Блейком, пожалуйста. Это его знакомая, Джилли Прескотт.

Она тут же пожалела о последней фразе – это прозвучало так, будто она пыталась придать себе побольше веса.

– Мистер Блейк на совещании, – холодно ответили ей.

– Тогда вы не могли бы передать ему мое сообщение? – продолжала вежливо настаивать Джилли. – Пожалуйста, передайте ему, что я в Лондоне и что мне надо срочно поговорить с ним. Попросите его перезвонить мне.

Она продиктовала номер телефона мистера Флеминга и, не получив никакого ответа, обеспокоенно спросила:

– Вы записали?

– Конечно. Я передам ему.

Джилли тут же представила, как скомканный листок с ее телефонным номером летит в ближайшую мусорную корзину. Что ж, Ричи теперь знаменитость, и наверняка поклонницы осаждают его с утра до вечера.

А вот мама была по-настоящему рада слышать ее.

– Джилли! Слава Богу, ты позвонила! Я узнала, что Джемма в отъезде. Мама, как всегда, в курсе.

– Заходила твоя тетя и показала мне открытку, которую Джемма прислала ей из Флориды. Она отдыхает там со своим парнем.

В голосе матери слышалось откровенное неодобрение, словно она хотела сказать: «Я же говорила, что ни к чему было вот так срываться с места! И что ты собираешься теперь делать?»

Можно подумать, у Джилли есть выбор!

Боже мой, ведь Джилли двадцать лет, почти двадцать один! Она получила работу, люди – то есть Макс Флеминг – доверили ей важное дело. Неужели мама не сможет понять этого?

– Мама, мне надо перепечатать длинный доклад, и пока я этого не сделаю, я не могу думать ни о чем другом.

Вообще Джемма была довольно безответственной особой. Она красила волосы и жила в Лондоне, поэтому мама всегда говорила, что она плохо кончит. Может, и так, но сейчас Джемма отдыхала во Флориде, да еще с парнем… У Джилли не было парня. Не то чтобы она не получала предложений, но у нее до сих пор был только Ричи, который последнее время почему-то забыл о ее существовании…

– Да, такая незадача! – ласково сказала мама, видимо совершенно уверенная, что через пару часов Джилли вернется домой. – А что там за работа?

– Работа замечательная. Мистеру Флемингу так не терпелось начать работу со мной, что миссис Гарланд отправила меня сюда на такси. Зарплата в четыре раза выше, чем та, что я получала до сих пор, а туалетная комната вся мраморная.

Мрамор должен был впечатлить маму.

– Да? – резко отозвалась мама и шмыгнула носом, что означало: Джилли не ошиблась, ее это действительно впечатлило. – А сам мистер Флеминг – на что он похож?

На что похож Макс Флеминг? Она вспомнила, как он обернулся, стоя у окна, и взглянул на нее. Ни один мужчина раньше не смотрел на нее так, не заставлял чувствовать себя такой… такой прозрачной. Нет, маме не стоит об этом говорить! Джилли решила воззвать к ее состраданию:

– Думаю, он перенес тяжелую болезнь – он ходит с палкой.

Пожалуй, ей удалось создать в воображении матери вполне подходящий образ патрона.

– Вот бедняжка, – отозвалась миссис Прескотт, воплощенное сочувствие.

– И он совершенно замучился с теми временными секретаршами, которых ему присылали.

– Ну, уж на тебя-то он не станет жаловаться!

Самодовольство, звучавшее в голосе матери, вызвало у Джилли раздражение: что толку быть лучшей в своей работе, если тебе приходится жить в захудалом городке и ходить на службу в какой-нибудь заплесневелый офис за мизерную зарплату? Нет, ей хотелось работать в прекрасном месте, красиво и дорого одеваться, сделать себе эффектную прическу, как у секретарши миссис Гарланд… Нет, даже, пожалуй, как у самой миссис Гарланд…

– А чем он занимается? – спросила мать, прерывая ее мечтания. Миссис Прескотт никогда не имела ничего против долгой болтовни по междугородному, если платила за разговор не она.

– Он экономист и работает с «Уорлд Бэнк». Они ищут денежные средства для финансирования работ по поиску артезианских источников в африканских странах. Помнишь, мы видели этих бедных африканских детей по телевизору? – Бессовестно эксплуатируя материнское чувство сострадания, она добавила:

4
{"b":"33","o":1}