ЛитМир - Электронная Библиотека

– Боюсь, не получится. По крайней мере, не сегодня. Я дам тебе знать, когда приеду в город в следующий раз.

Он направился к выходу, но она схватила его за рукав:

– Джонни, ты меня бросил? Ведь раньше мы встречались каждую неделю…

Он тихо высвободил руку:

– Не сердись, Фей. Просто у меня масса дел.

Он вышел на улицу и с ощущением какой-то смутной тревоги сел в автомобиль. В ресторане он неожиданно встретил Гарри Дэвиса, своего старинного приятеля, работавшего в местной нефтяной компании, и понял, что пообедать в одиночестве не удастся. Дэвис был высоким мужчиной средних лет, обладавшим поразительной способностью нравиться всем. Он широко улыбнулся Энсону и, усевшись за его столик, принялся оживленно болтать.

– Куда катится этот город? – стрекотал он, уминая жареного цыпленка. – Два убийства за какую-нибудь неделю! И куда только смотрит полиция? Пора бы уже покончить с этим, как ты думаешь, Джон?

Энсон удивленно поднял глаза.

– Какие два убийства?

– Ты разве не читал утренних газет?

– Нет, а что стряслось?

Дэвис откинулся на спинку стула.

– Садистское преступление, – объявил он, – что-то невероятное! Молоденькая парочка развлекалась в машине в Глинхилле этой ночью, и вдруг, откуда ни возьмись появился неизвестный с револьвером в руке. Парня он пристрелил, а с девчонкой сам догадываешься, что проделал. Сейчас она в больнице в тяжелейшем состоянии. Полиция, разумеется, бессильна, так как располагает лишь очень приблизительным описанием убийцы. Да тут еще это нападение на автомастерскую. Есть от чего потерять голову в этом гнусном городишке!

– А того парня, который угробил полицейского, еще не поймали! – с напускным равнодушием спросил Энсон.

– Куда там! С их-то прытью. Теперь его ищи-свищи. – Дэвис задумчиво помолчал. – Моей дочери шестнадцать лет, – добавил он тихо. – Если этот негодяй, который резвился вчера в Глинхилле, изнасиловал одну девчонку, значит, будет насиловать и других…

– Сколько раз я тебя предупреждал: не звони мне на работу, – проворчал Энсон, едва Мэг открыла ему дверь.

– Дело не терпит отлагательства, Джон…

– Что случилось? – раздраженно спросил он, снимая пальто и устраиваясь на диване в гостиной.

– Джон, все планы летят к черту. Мы переезжаем.

Он вздрогнул:

– Переезжаете? Почему? Куда?

– Вчера Фил сказал мне, что к концу месяца мы уедем во Флориду.

– Во Флориду! Да он что, рехнулся?!

Она пожала плечами:

– Какой-то Герман Шуман владеет там большим магазином, торгующим садовым инвентарем. Два дня назад он приезжал к Фремели, увидел отдел Фила и был так восхищен, что немедленно предложил ему долю в своем деле. Фил прыгает от радости. Это именно то, о чем он всю жизнь мечтал.

Энсон заерзал так, что из дивана полетела пыль.

– Значит, к концу месяца? – переспросил он.

– Да, но уже на этой неделе Фил должен дать согласие. Кстати, он хочет расторгнуть свою страховку. Теперь ему не нужен капитал.

– Ты поедешь с ним?

– А что мне остается делать? Придется, хотя, видит бог, я больше всего на свете хотела бы быть тут, с тобой.

Энсон благодарно обнял Мэг и принялся думать, как выкрутиться из осложнившегося положения. Флорида! Мысль о том, что Мэг уедет на другой конец материка и увезет с собой его, и без того хрупкие, надежды на счастье, была невыносима. Если Барлоу осуществит задуманное, в его, Энсона, жизни произойдет катастрофа. Нет, этого нельзя допустить…

Мэг отстранилась от него и принялась расхаживать из угла в угол.

– Необходимо разделаться с ним, пока он не уехал, – сказала она. – Это единственный выход, Джон. Если б мы могли управиться до конца месяца…

– Помолчи, дай мне подумать, – проговорил Энсон, сжимая ладонями голову, – сколько у нас времени? Восемнадцать дней? Эх, если бы не Мэддокс!..

– К чертям Мэддокса! – вспылила Мэг. – Если до конца месяца ничего не изменится, придется нам расстаться, а мне снова надо будет выдумывать дурацкие сюжеты для рассказов! Такого случая больше не будет, Джон. Не будет, понимаешь? Я готова рискнуть, а ты?

– Но как это сделать? Я думал, у нас есть целых пять месяцев на подготовку, а теперь получается, что надо все спланировать и осуществить за каких-нибудь восемнадцать дней.

Мэг облегченно вздохнула: лед тронулся.

– Мне нужно подумать, – проговорил он. – Можно у тебя переночевать?

Энсон не спал. Было чуть больше трех часов ночи. В падавшем на кровать бледном лунном свете тело дремавшей рядом Мэг казалось серебристым. Энсон повернулся к ней, чтобы обнять, но внезапно ему в голову пришла мысль, от которой он весь покрылся испариной. Он вспомнил Гарри Дэвиса и их разговор за обедом. «Моей дочери шестнадцать лет, – сказал тогда Дэвис, – если этот негодяй изнасиловал одну девчонку, он будет насиловать и других».

Энсон рывком сел на кровати.

– Мэг!

Она шевельнулась и приоткрыла глаза.

– Мэг, проснись, – крикнул Энсон, хватая ее за руки, – да проснись же!

Она застонала и приподнялась на локте.

– Что случилось?

– У тебя есть вчерашняя газета?

Она смотрела на него как на сумасшедшего.

– Газета? Да, есть…

– Принеси! И свари кофе. Давай, Мэг, пошевеливайся! У меня идея.

Полусонная, но заинтригованная тоном Энсона, Мэг выскользнула из постели и надела пеньюар. Неуверенным шагом она направилась к двери.

– Быстро! – поторопил ее Энсон. Он зажег свет и, натянув одеяло, стал с нетерпением ждать ее возвращения. Через несколько минут она вернулась с газетой под мышкой и подносом в руках. Энсон схватил газету и, пока она наливала кофе, быстро просмотрел заголовки.

– Что такое, Джон?

– Кажется, я нашел выход, – сказал он. – Прочти это.

Мэг взглянула на газету и вздрогнула, когда он показал ей заголовок: «ДВОЙНОЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ! Сексуальный маньяк убивает молодого человека и насилует его подругу».

– У таких извращенцев всегда бывают рецидивы, – произнес Энсон. – Мы этим воспользуемся. Филу придется погибнуть от рук сумасшедшего садиста, и Мэддокс будет вынужден смириться с фактами. Правда, потом этот маньяк разделается и с тобой, но тут уж ничего не попишешь.

Мэг пристально посмотрела на него:

– То есть как это он разделается со мной?

– В статье полиция предупреждает, что преступник может предпринять еще одно покушение на жизнь и достоинство граждан славного Прютауна. Это то, что нам нужно! – воскликнул он, потрясая газетой. – Девица описала нападавшего как человека маленького роста с пухлыми щеками и блестящими глазами. На нем были темное паль-то и фетровая шляпа. Отбиваясь, она сорвала с него шляпу и увидела, что он совершенно лыс. Вот кто прикончит Фила! Полиция ожидает нового убийства с изнасилованием, и поэтому твои показания не вызовут никаких подозрений.

Мэг застыла. До нее начал доходить смысл того, что сказал Энсон.

– В конце месяца будет годовщина вашей свадьбы, не так ли? Когда именно?

– В следующую пятницу, – ответила Мэг, – но какое это имеет отношение к нашему делу?

– Через четыре дня! Как раз то, что надо. Ты уговоришь Фила поехать поужинать в ресторан, затем увлечешь его в уединенное местечко… Например, в район парка Вэла Джейсона. Я буду поджидать вас там.

Мэг сделала большие глаза.

– А что потом?

Энсон ткнул пальцем в газету.

– Мы инсценируем нападение, которое описано здесь.

Мэг задрожала:

– Ты собираешься застрелить Фила из пистолета?!

– Совершенно верно. А затем я займусь тобой. Видишь ли, Мэг, пятьдесят тысяч надо зарабатывать в поте лица, так что уж придется тебе потерпеть немножко. Я приведу тебя в такое состояние, что ни Мэддокс, ни полиция не усомнятся в правдивости твоего рассказа про этого маньяка. Ты опишешь им человека, напавшего на тебя…

– Но, Джон…

– Не возражай! Придумывать другой план нет времени. Если мы отделаемся от Фила именно таким образом, у Мэддокса не возникнет никаких подозрений. Вся соль в том, что полиция ожидает нового нападения. У нас четыре дня на подготовку…

13
{"b":"330","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Русская пятерка
Императорский отбор
Форма воды
И все мы будем счастливы
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Тирра. Невеста на удачу, или Попаданка против!
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Дело о сорока разбойниках
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов