ЛитМир - Электронная Библиотека

– Наклюкалась, черт возьми! – вскричала Мэг. – Наклюкалась и не собираюсь тащиться сейчас в этот хлев, который ты почему-то величаешь домом! Даже такая развалина, как ты, сегодня лучше, чем ничего. Я хочу на прогулку, и будь добр уважить свою супругу хоть раз в жизни.

Барлоу покачал головой.

– Нет, надо домой, – проворчал он, – к тому же это место для влюбленных, а не для нас с тобой.

Она схватила его за плечи и взволнованно задышала ему в лицо винными парами.

– Поехали, Фил, не то я отправлюсь одна и найду себе кого-нибудь там, на месте.

– Никуда я не поеду, – отрезал Барлоу, заметив, что чернокожий бармен прислушивается к их спору, – я возвращаюсь домой.

– В таком случае я беру машину, а ты можешь идти пешком, – заявила Мэг.

Барлоу заколебался. Поездка в парк в такой поздний час была бы слишком утомительным предприятием, но он мог изучить окрестности и получше подготовиться к следующей ночной экспедиции, которую планировал осуществить в ближайшее время.

– Ладно, бог с тобой, поехали, если тебе так приспичило.

– Ну вот и молодец, – сказала Мэг, направляясь к туалету. – Подожди меня минутку.

В туалете она подошла к телефонной будке, с трудом переводя дыхание, сняла трубку и продиктовала телефонистке номер.

– Да! – услышала она взволнованный голос Энсона.

– Мы сейчас выезжаем…

– Молодчина, Мэг! – воскликнул он. – Я жду.

Энсон возвратился в автомобиль, съехал на проселок и двинулся в глубь парка, моля бога о том, чтобы на поляне не оказалось еще какой-нибудь машины. Остановившись на опушке рощи, он посмотрел в окно на раскинувшийся далеко внизу сияющий тысячами огней город и взволнованно перевел дух. Потом спрятал машину в густых кустах и вылез. Минуту спустя он отыскал удобное место, где можно было надежно укрыться самому, сел на землю, вытащил пистолет и снял его с предохранителя.

Половина одиннадцатого. Тридцать пять минут… Энсон вздрогнул. До него донесся отдаленный шум мотора. Звук нарастал… А вот и свет фар между деревьями. Энсон выбрался из укрытия и вгляделся в неясные очертания автомобиля, ехавшего почти прямо на него. Старый «линкольн» остановился в каких-нибудь десяти шагах от страхового агента, и Энсон услышал неприятный каркающий голос Фила Барлоу.

– Ну вот и приехали, – недовольно проворчал садовод, – как видишь, тут никого нет. Ты рада?

Энсон крадучись подобрался к машине. Боковое стекло со стороны водителя было опущено, и он хорошо видел освещенный лунным светом силуэт Барлоу. И тут случилось то, чего Энсон ждал и боялся с самого начала: нервы Мэг сдали. Она закрыла лицо руками и дико закричала:

– Нет! Нет, Джон! Не смей, не делай этого, Джон!

Удивленный и испуганный ее воплем, Барлоу обернулся к жене. В следующее мгновение Энсон поднял оружие и медленно нажал на спусковой крючок. Женский крик утонул в пистолетном громе.

Стив Хармас вошел в свой кабинет и тяжело опустился в кресло. Накануне он здорово кутнул с женой и несколькими приятелями, и сегодня у него изрядно болела голова. На маленьком столике слева зажужжал селектор. Хармас вздрогнул и нажал кнопку.

– Слушаю вас, шеф.

– Зайди, ты мне нужен. – Голос Мэддокса неприятно резанул слух.

– Ну, наконец-то, – воскликнул дымивший как паровоз Меддокс, когда Хармас вошел в кабинет. – Газеты читал? Нет еще? Так прочти, черт тебя дери!

Хармас послушно опустился в кресло и взял из рук шефа свежий номер «Прютаун гэзетт».

– Филипп Барлоу? – спросил детектив, взглянув на отчеркнутую синим карандашом заметку. – Кажется, это наш клиент.

– Вернее, был нашим клиентом, – взвизгнул Мэддокс, – и застраховался на пятьдесят тысяч долларов!

– Пуля в затылок… жена изнасилована, – читал потрясенный Хармас. – Она в тяжелом состоянии. Да, пора бы уже арестовать этого ненормального. Чем занимается полиция? Почему она бездействует?

– Дьявол с ней, с полицией, Стив… Не нравится мне эта история, она дурно пахнет, поверь моему опыту. Барлоу застрахован всего десять дней назад, и вот он уже на том свете. Странно, очень странно, черт возьми.

– Вы думаете, его убили, чтобы сорвать куш?

– Не знаю. Но когда мелкий служащий страхует свою жизнь на пятьдесят тысяч и отправляется к праотцам еще до того, как на полисе высохли чернила, я начинаю подозревать неладное…

– В газете пишут, что его жена была изнасилована и у нее выбита челюсть. Деньги теперь принадлежат ей, не так ли? Уж не хотите ли вы сказать?..

– За пятьдесят тысяч долларов я хоть сейчас дам себя изуродовать, – мрачно перебил его Мэддокс. – Я надеюсь, ты заинтересуешься этим делом. Ты не читал досье следственного отдела, которое собрали на эту бабу?

– Нет.

– А я читал. Очень интересный документ. Поверь, Стив, она способна на любую пакость.

– А где это досье? Дайте мне его.

– Сейчас не время. Немедленно отправляйся в Брент, найди лейтенанта Джонсона и скажи ему, что мне не нравится это дело и что я прошу подключить тебя к расследованию. Он только рад будет такому помощнику. И еще я хочу, чтобы ты присутствовал на допросе этой самой Барлоу. Повидайся с Энсоном и скажи, что выплачивать страховку мы не будем. И еще гони прочь газетчиков, они нам сейчас совсем ни к чему. Потом съезди на место преступления и осмотри все хорошенько. – Он раздавил окурок в пепельнице, зажег новую сигарету. – И еще, Стив, пока она в больнице, слетай к ней домой на всякий случай. Только об этом Джонсону ни слова.

– А что мне там искать?

– Откуда я знаю! Что-нибудь. Не мне тебя учить.

– О'кей, – сказал Хармас, вставая, – сейчас же отправляюсь к Джонсону.

– Посмотри медицинскую карточку этой стервы. Откуда нам знать, может, это все симуляция.

– Но ведь газета…

– К черту газету! Ты прекрасно знаешь этих пачкунов, Стив! Затребуй карточку и посмотри диагноз. Действуй!

Энн вошла в кабинет в девять утра и удивленно воззрилась на сидевшего за столом Энсона.

– Это вы так рано пришли или я опоздала? – спросила она, взглянув на часы.

– Все в порядке, Энн, – успокоил ее агент, – читали газеты? Барлоу убит. Тот самый, которого я застраховал на пятьдесят тысяч.

– Я читала. Все это так страшно, мистер Энсон. Вы знаете, я уже не выхожу из дома по вечерам.

Энсон улыбнулся, набрал номер «Прютаун гэзетт» и попросил к телефону Джефа Фризби.

– Привет, старина, – сказал он, когда репортер взял трубку, – я по поводу Барлоу. Несколько дней назад он застраховался у нас на пятьдесят тысяч долларов. Может, это будет тебе интересно?

– И ты еще спрашиваешь, интересно ли мне?! Пятьдесят тысяч, с ума сойти! И все это достанется его вдове? Вот везение! Спасибо, что сообщил.

– Еще никого не арестовали?

– Нет. Джонсон бьется, как рыба об лед, но надежды на успех никакой.

– Как миссис Барлоу?

– Неважно. Врачи не разрешают с ней говорить.

– Если что-нибудь пронюхаешь, скажи мне. Барлоу был моим клиентом, ты понимаешь?

– Рассчитывай на меня. Когда вы выплачиваете страховку?

– Я думаю, ждать ей долго не придется.

– Позвони мне, когда это произойдет, а я, со своей стороны, буду сообщать тебе все, что касается этого дела.

Энсон поблагодарил и повесил трубку.

– Ну как она? – спросила Энн.

– Так себе. У меня к вам просьба: позвоните Девону и попросите кого-нибудь из продавцов послать миссис Барлоу двенадцать роз, хорошо? Это единственное, что мы можем для нее сделать.

Лейтенант Фред Джонсон из уголовной полиции Брента листал папку с документами, когда к нему в кабинет вошел Хармас.

– А, Стив, – приветливо произнес Джонсон, – ну, что у вас на этот раз?

Хармас уселся на стул.

– Меня послал Мэддокс, – сказал он, – из-за Барлоу. Мы страховали его на пятьдесят тысяч долларов, и теперь мой шеф рвет и мечет.

Джонсон, отлично знавший Мэддокса, рассмеялся.

– Да, для него это горькая пилюля, – сказал он. – И все же в деле нет ничего странного и таинственного. Просто повторилось преступление, аналогичное совершенному пять дней назад. В нашем краю завелся садист, маньяк, вот и все. Поймать его почти невозможно. Правда, я собираюсь устроить в Глинхилле засаду и послать туда нашего парня с какой-нибудь красоткой. Может, он и клюнет, хотя вряд ли.

16
{"b":"330","o":1}